18+
ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ
Загрузка...

Исраэль Хасон: после бурного прошлого хочу тишины и покоя (ИНТЕРВЬЮ)

время публикации: 15 июня 2006 г., 11:15 | последнее обновление: 15 июня 2006 г., 11:15 блог версия для печати фото
Эксклюзив NEWSru Israel

Исраэль Хасон родился в 1955 году в Сирии. Когда ему было 7 лет, вместе со своими родителями и девятью братьями и сестрами он пешком дошел до Турции, чтобы оттуда репатриироваться в Израиль.

22 года Исраэль Хасон прослужил в службе общей безопасности Израиля (ШАБАК), в течение которых занимал различные должности и участвовал во всевозможных операциях. В 2000 году Хасон претендовал на пост главы ШАБАКа – после того, как на эту должность был назначен его "соперник" Ави Дихтер, подал в отставку.

На "гражданке" Исраэль занимался частным бизнесом, а в марте этого года был избран в Кнессет 17-го созыва от "русской" партии Авигдора Либермана "Наш дом Израиль".

Как вы – почти коренной израильтянин – чувствуете себя в "русской" партии?

Я об этом не задумывался до тех пор, пока меня не начали об этом спрашивать. Я чувствую себя прекрасно. В Израиле живут граждане из разных стран и для меня никогда не имело никакого значения, кто откуда приехал. Тем более, партия называется "Наш дом Израиль". Это дом для всех нас, не правда ли?

Многие называли программу обмена территорий, представленную перед выборами партией НДИ, антидемократической и расистской. Все-таки Израиль – дом не для всех?

Программа партии НДИ предлагает окончательное урегулирование палестино-израильских отношений. Мы предлагаем установление постоянных границ с палестинцами с согласия обеих сторон. А, когда договоренность достигается по обоюдному согласию, это очень демократично и законно. И нужно выяснить, кто говорит, что это антидемократическая программа, потому что государство Израиль ни от кого не скрывает, что оно еврейское, с еврейской сущностью и еврейским большинством, в котором действует демократический режим.

В основном, на этот счет высказывались представители арабского сектора Израиля...

Пожалуй, тот, кто не согласен с этой целью, наверное, говорит о какой-то другой стране, а не о сионистском государстве. И с этими людьми вполне можно расстаться друзьями.

Вы одобрили Закон о гражданстве, отрицающий право воссоединения палестино-израильских семей. Многие считают, что данное решение ударит по многим "русским" смешанным семьям. Каково ваше мнение на этот счет?

Насколько я знаю, репатрианты приезжают в Израиль по Закону о возвращении, а мы говорим о Законе о гражданстве. Поэтому эти вещи не связаны. А закон этот я действительно поддержал, потому что, по моему мнению, он оправдан с двух точек зрения. Во-первых, в Израиле существует национальный конфликт между евреями и арабами. Я считаю, что в той или иной степени любой палестинец представляет угрозу безопасности нашего государства. Ничего не поделаешь, это правда. Во-вторых, нельзя это забывать, с демографической точки зрения мы хотим быть еврейским большинством. И я не вижу никакой причины – не считая исключительных случаев, когда необходимо проявить гуманность – чтобы допускать приезд (в Израиль) палестинцев, которые, как я уже сказал, представляют угрозу безопасности Израиля, а также не видят цель существования Израиля, такой, какой ее видим мы.

Что, по вашему мнению, должно предпринять правительство, чтобы прекратить обстрел Западного Негева "касамами"? Действия ЦАХАЛа кажутся неэффективными: в результате гибнут мирные палестинские жители, а ракеты, как падали, так и падают на Сдерот.

Я думаю проблема "касамов" – это проблема потери Израилем, так называемого, сдерживающего фактора. Министр обороны Израиля не спит по ночами в Сдероте, а Абу Мазен спокойно спит в своей резиденции в Рамалле. Мы без конца спрашиваем, что делать с "касамами", а нужно сделать так, чтобы "касамы" были не только нашей проблемой, но и проблемой палестинцев тоже. Сегодня это "касамы", завтра это будет называться как-то по-другому, а, в конечном итоге, речь идет о потере Израилем сдерживающей силы.

Что же вы предлагаете делать?

Вернуть побыстрее этот сдерживающий фактор. Как это сделать? Нам обещали, что после размежевания будет безопасность, что с террором будет бороться палестинская администрация. Так вот, если там есть руководство, которое за все это несет ответственность, и оно ничего не делает, мы просто напросто должны нанести по нему удар, и пояснить палестинцам и всему миру, что, если администрация ПА не выполняет свои обязательства и не в состоянии бороться против террора, значит, этой администрации не будет. Нужно закрыть границы с палестинской автономией, и предложить арабским странам решать проблемы палестинцев. Еда в Газу может поступать из Египта, работа – тоже есть в Египте, и если это не понравится египтянам, потому что палестинцы представляют угрозу безопасности их страны, поверьте мне, они смогут решить эту проблему. У египтян найдется сдерживающий фактор для палестинцев.

Вы всегда выступали против одностороннего размежевания, и критикуете его и сейчас. Чем, на ваш взгляд, чревата для Израиля программа консолидации, предложенная Эхудом Ольмертом?

Самая большая опасность состоит в том, что власть в нашей стране принимает решения, которые становятся причиной потери Израилем сдерживающего фактора, о котором я говорил ранее. Это главная проблема. А, когда вы теряете эту силу, вы не знаете, чем это может закончиться. Это может начаться с "касамов", продолжиться восстанием израильских арабов и закончиться нападением на Израиль Ирана и "Хизбаллы". Я повторюсь: Израиль существует в этом регионе только, благодаря фактору сдерживания.

Сейчас на нашем сайте проводится опрос по теме "Кто будет бомбить Иран?" Варианты ответов: США, Израиль, никто. Ваше мнение: будет ли нанесен военный удар по иранским ядерным объектам, и кто может взять на себя эту миссию?

Я не знаю, будут ли бомбить иранские ядерные объекты или нет. И не знаю, кто будет это делать. Я только могу сказать, что Израиль не может ждать и доводить до такой ситуации, когда мы можем опоздать на одну секунду. Я не говорю минуту, именно на секунду. Мы не сможем сказать потом, что немного не рассчитали сроки – речь идет о реальной угрозе жизни миллионов людей. Я надеюсь, что мы не будем теми, кому придется действовать на минуту раньше, но нам нельзя ждать и опоздать хоть на секунду.

Учитывая государственную программу нынешнего правительства, какой прогноз для Израиля вы могли бы дать на ближайшие годы?

Я надеюсь, учитывая сегодняшнюю ситуацию, что люди, стоящие у власти, не слепые и видят, к каким последствиям привело нас размежевание. Я верю, что Израиль – сильное государство, евреи – сильный народ, и этот народ должен будет заплатить очень высокую цену, исправляя ошибки правительства. Я не из тех, кто думает, что государство Израиль исчезнет с карты мира, но вот цену мы заплатим очень высокую.

Большинство наших читателей считают, что нынешнее правительство не продержится дольше полутора лет. Вы согласны с этим мнением?

Я всем нам желаю, чтобы оно продержалось как можно дольше. Но я надеюсь, что цена, которую мы заплатим за пребывание этого правительства у власти не будет слишком высокая. Я не хочу говорить, будет ли это полтора года, год и два месяца или девять месяцев. Это правительство кажется мне очень слабым, не имеющим четкой цели.

Вы многие годы служили в ШАБАКе, вас называли в числе возможных кандидатов на пост министра внутренней безопасности. Как вы оцениваете деятельность Ави Дихтера на министерском посту?

Я думаю, это нечестно судить человека, который всего несколько недель назад занял этот пост. Я, кстати, не доверяю людям, которые уже через неделю после того, как приступают к новой должности, уже все знают и все умеют. Это несерьезно. Нужно дать людям время учиться, дать сто дней на раскачку, чтобы увидеть, что они говорят, что делают и что собираются делать. Я не хочу никого судить – это несерьезно и нечестно.

А что вы можете сказать о деловых качествах нынешнего главы ШАБАКа Юваля Дискина?

Я не хочу заниматься оценкой чьей-либо деятельности вообще. До сих пор у ШАБАКа не было серьезных провалов, и это дает всей организации в целом хорошую оценку. Но мне трудно говорить о деловых качествах главы ШАБАКа. Я не люблю и не умею это делать.

Какая из антитеррористических операций, в которых вам приходилось участвовать, оставила самый глубокий след в вашей памяти?

22 года я служил в ШАБАКе и участвовал во всех операциях, проводившихся за эти годы. И вы знаете, что мне нельзя говорить ни об одной операции. Об операциях в ШАБАКе я не говорил и не буду говорить.

Если бы офицер спецслужб Исраэль Хасон не пошел в политику, чем бы он сейчас занимался?

Я бы занимался своим бизнесом. Если бы в нашей жизни все было в порядке, я бы хотел после своего бурного прошлого пожить немного в тишине и покое.

Беседовала Ирина Карпова

facebook






  Rating@Mail.ru  
Четверг, 22 августа 2019 г.
Все права на материалы, опубликованные на сайте NEWSru.co.il, охраняются в соответствии с законодательством Израиля. При использовании материалов сайта гиперссылка на NEWSru.co.il обязательна. Перепечатка эксклюзивных статей без согласования запрещена. Использование фотоматериалов агентств не разрешается.