18+
ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ
Загрузка...

Давид Михаэли: переворот в нейрохирургии совершен при помощи мороженицы. РЕПОРТАЖ

время публикации: 15 октября 2007 г., 15:54 | последнее обновление: 15 октября 2007 г., 16:43 блог версия для печати фото видео для медленной связи видео для быстрой связи
Эксклюзив NEWSru Israel

В начале этого года нейрохирург Давид Михаэли (Михелашвили), когда-то – российский ученый, а ныне – сотрудник больницы Бейлинсон, запатентовал изобретение, которое способно произвести переворот в нейрохирургии. Хирургический аппарат "ретрактор", изобретенный Михаэли, позволит значительно снизить риск осложнений при проведении операций на открытом мозге и найдет применение во многих областях хирургии.

Имя Давида Михаэли приобрело широкую известность в Израиле после серии статей в русскоязычных и ивритоязычных СМИ, опубликованных в 2003 году. Поводом к их написанию стала попытка израильского министерства науки опротестовать решение Нобелевского комитета, наградившего премией в области физиологии и медицины американца Пола Лотербера и англичанина Питера Мэнсфилда. В Израиле полагали, что метод магнитно-резонансного сканирования (MRI) открыт нейрохирургом Михаэли.

- Телесюжет о Давиде Михаэли. RTVi, 2003-й год

В интервью корреспонденту NEWSru.co.il доктор Давид Михаэли впервые рассказывает о своем новом изобретении, о расстоянии, отделяющем идею от ее реализации, а также делится воспоминаниями о своей научной работе в ленинградском Институте нейрохирургии им. Поленова.

Редакция NEWSru.co.il благодарит доктора Давида Михайловича Михаэли за его согласие на обстоятельную беседу и терпение, с которым ученый отвечал на многочисленные вопросы.

Рассказ о ретракторе, над созданием которого он работал ровно 20 лет, Давид Михаэли начинает с благодарности учителю.

Запомните это имя: Юрий Вячеславович Зотов. К сожалению, этого человека уже нет в живых. Это мой профессор. Мой отец в нейрохирургии. Я очень хочу, чтобы имя этого человека фигурировало в интервью, поскольку он заслуживает этого. Вот как было написано в некрологе: "Ю. В. Зотовым и Д. М. Михелашвили впервые в мировой практике был разработан способ определения локализации внутричерепных гематом с помощью эффекта ядерно-магнитного резонанса в 1974 году". Здесь написано "Михелашвили" – это была моя фамилия. Там, в Ленинграде. Метод Магнитно-резонансной томографии, запатентованный в 1974 году, был изобретен нами, сотрудниками ленинградского института нейрохирургии им. Поленова, в 1969 году.

Здесь я трансформировался из "Михелашвили" в "Михаэли". Я считаю, что вся жизнь – это трансформация. Там, где нет изменений, нет жизни. Возьмите, например, этот ретрактор – он тоже способен к трансформации. Это его главное качество. Во время операции он может менять конфигурацию, размеры и даже функции.

Давид Михаэли демонстрирует тонкий диск с круглым отверстием внутри. К внутренней части диска крепятся тончайшие металлические стержни, на которые можно надеть тонкую резиновую трубку, и тогда вся конструкция образует упругий шланг. При повороте ручки, стержни, примыкая друг к другу, сливаются в единое целое, превращаясь в прочную иглу.

Та часть ретрактора, которая проникает в ткани мозга, в определенном положении выглядит, как игла. Она составлена из множества тончайших стержней. Эта игла может изменяться, превращаться в полую трубку. Это называется – трансформационная технология.

Говорят, что идея вашего изобретения зародилась на кухне. Это красивая легенда или правда?

В день рождения дочери моя жена хотела приготовить мороженое, но у нее испортилась мороженица. Вот тогда все и началось.

Что общего между мороженицей и нейрохирургией?

Когда мороженица испортилась, жена мне сказала: "Гости придут, а мороженого нет. Можешь мороженицу починить?" Я разобрал аппарат, и понял, что по этому принципу можно сделать ретрактор. В мороженице был использован принцип зубчатой передачи, необходимой, чтобы крутить смеситель. Это был 1986 год.

Первый ретрактор был сделан в Грузии. Он очень отличался от того, который я запатентовал в этом году. Принцип был тот же, но первый ретрактор раскрывался при помощи зубчатой передачи.

Сколько времени прошло от идеи до создания первого образца?

Я еще в школе любил проектировать и делать чертежи. Эскиз я сделал с легкостью. А вот найти инженера, который смог бы сделать расчеты, оказалось сложнее.

Я приносил свои чертежи на завод. Дело было еще в Кутаиси. Это же не Ленинград, понимаете? Там не было таких возможностей. До создания первой модели ретрактора прошло лет семь.

За эти 7 лет я поговорил с очень многими инженерами и механиками, и все они утверждали: "То, что вы хотите – невозможно сделать. Если иголка войдет в мозг, то как ее можно потом раскрыть?"

Другие говорили мне: "Напиши нам размеры, принеси точные чертежи". А я не мог этого сделать. Я – всего лишь врач, а не инженер.

В конце концов, ко мне попал один больной с кровоизлиянием в мозг. Я его прооперировал. Он работал конструктором на кутаисском автомобильном заводе, где КАЗы производили. Перед выпиской он пришел ко мне с благодарностью. В Грузии это очень принято – благодарить врача после удачной операции или удачного лечения. Знаете, психология там другая. Он стоит и протягивает мне конверт. Я говорю ему: "Я не знаю, что там. Но этого ничего не нужно. Расскажите лучше, чем вы занимаетесь, кто вы по профессии".

"Я инженер-механик", – говорит. Я сразу подумал: "То, что надо". Чертежи с деталировкой, которые он сделал, у меня до сих пор хранятся. Так что... я придумал первый ретрактор в 1986 году. Какой у нас нынче год?

А с Зотовым вы успели поделиться своей идеей?

Я принес ему первый образец ретрактора. Шел 1993 год. И вот, я приношу этот образец дорогому человеку моему, отцу по нейрохирургии, профессору Зотову. Он смотрит на него и говорит: "Я удивлен, насколько это просто и насколько это хорошо. Гениально". В то время я уже собирался репатриироваться в Израиль.

Вы были счастливы услышать эти слова?

Это было признание Учителя – хирурга с огромным опытом и ученого с мировым именем. И мне очень жаль, что здесь, в Израиле, не знают о ретракторе, здесь думают, что MRI – это лучшее из моих изобретений.

В патенте на ваше изобретение значится не только ваше имя, но и имя Михаила Михелашвили. Расскажите, пожалуйста, о роли вашего соавтора в создании ретрактора.

В юности о своем двоюродном брате Михаиле я знал только то, что он закончил политехнический институт в Грузии. Мы с ним почти не виделись: я длительное время жил в Ленинграде, он – в Тбилиси, потом он уехал. Встретились мы с ним уже в Израиле, когда серьезно заболел его отец и потребовалась моя помощь как нейрохирурга.

Оказалось, что мой двоюродный брат связан с авиастроением. В этой области применяется точная механика. Я рассказал ему про ретрактор. Михаил – очень толковый бизнесмен, а я – толковый изобретатель. Мой двоюродный брат загорелся этой идеей. Он сказал: "Я смогу улучшить ретрактор".

В подвале своего дома Михаил устроил мастерскую и просиживал там ночами, создавая чертежи и моделируя сам ретрактор. Он, действительно, придумал уникальную технологию раскрытия, без применения зубчатой передачи. Михаил считает, что такая конструкция обеспечивает более плавное раскрытие ретрактора – настолько плавное, что человеческий глаз не способен заметить движения.

Многие творческие люди сравнивают результаты своего труда с рождением ребенка. Вам знакомо это чувство?

"Бэби"! (смеется). Первый ретрактор мне особенно дорог. Но второй более ценен по своим уникальным характеристикам.

Вы приехали в Израиль в 1993 году с уже готовым изобретением, в ценности которого не сомневались. Как же получилось, что патент вы получили только в этом году?

Вначале я запатентовал ретрактор за свой счет. Когда расходы превысили 5.000 долларов, я не смог продолжать патентование.

Я расчитывал, что с момента подачи заявления до получения мною ответа из патентного бюро, пройдет не менее полутора лет. Я, тем временем, успею найти инвестора. Но уже через месяц я получил ответ: "Мы готовы патентовать в Америке".

Патентовед предупреждал, что я могу потерять право на изобретение, если буду медлить. А я просто не мог ему заплатить. Международные публикации о ретракторе у меня были, но я потерял право на единоличное владение своей идеей. Каждый человек мог воспользоваться ею и записать изобретение на свое имя.

Инвестора я нашел совершенно случайно. Мы обращались во многие фирмы, но их условия нас не устраивали.

Однажды я зашел в магазин стройматериалов, неподалеку от своего дома в Ашкелоне. Разговорился с хозяином магазина, и вдруг выяснилось, что он меня знает – видел по телевизору, когда была вся эта история с Нобелевской премией. Он сказал мне: "Вы изобретатель, а у меня есть друг, который открыл фирму по поиску и внедрению интересных идей".

На следующий день мы уже разговаривали с Йоси Делеви – генеральным директором компании Microdel. Я принес Йоси свой первый ретрактор. И он сказал, что изобретение может стать основой для хорошего бизнеса. Делеви – человек пробивной, но порядочный. Такой не обманет.

Вы уже оперировали с помощью нового прибора?

Нет, операции начнутся в Америке через полтора-два месяца.

Почему первая операция с применением революционного изобретения израильского ученого состоится в Америке, а не в Израиле?

В Израиле потребовали справку о биологической совместимости материалов, из которых изготовлен ретрактор. Но здесь нет лабораторий, которые выдают эти справки. А в США для этого надо заплатить не менее 20 тысяч долларов.

Мое изобретение приобрела компания Cup-tehnology, которая специализируется на ретракторах. Она решит все технические и финансовые проблемы по внедрению изобретения. В настоящее время в мире существует три экземпляра ретрактора. Но скоро появится еще 20.

Вас не огорчает, что самое значительное свое изобретение вы вынуждены тестировать в чужой стране?

Что поделаешь! Я просто говорю по-французски "се ля ви".

А много у вас изобретений?

Около 120-ти. А патентов не так уж и много. Не больше 10-ти. Потому что для патентования нужны деньги, к сожалению.

Каковы преимущества использования ретрактора?

В настоящее время, чтобы добраться до места опухоли, применяются так называемые шпатели. Давление, которое они оказывают на ткань мозга, вызывает осложнения. Технология ретрактора позволяет существенно уменьшить травматичность операций на открытом мозге. Кроме того, использование ретрактора позволяет сократить время операции почти в три раза. Это означает, что сокращается и период пребывания больного под наркозом. К тому же, при такой операции примерно в три раза уменьшается потеря крови.

Этот ретрактор может быть применен при любых операциях на внутренних органах: на сердце, желудке, в гинекологии и урологии.

Трудно было еврею-нейрохирургу работать в Советском Союзе?

Я приведу только два примера. В 1918 году профессор Андрей Львович Поленов организовал отделение неврологической нейрохирургии. А в 1924 году на базе этого отделения был открыт первый институт нейрохирургии в Лениграде, носящий имя Поленова.

Кто был основоположником этого института? Всегда называют имена Поленова и Бабчина. Исаак Савельевич Бабчин был главным инициатором создания института. Но говорят так: Поленов-Бабчин. Фамилию еврея никогда не поставят первым.

Когда мы работали над MRI, часть экспериментов проводилась в здании космического комплекса, в помещении, которое находится на глубине восьми этажей под землей. Меня, как еврея, не имели права допускать туда. Где-то в районе Чкаловского проспекта меня подбирала машина, мне завязывали глаза и я до сих не знаю, куда меня отвозили. Потом привозили обратно.

МRI вы изобрели в 19 лет, для изобретателя – очень юный возраст...

Ну, МRI я изобрел позже. Мне было 20. В нашей профессии неизобретательным людям приходится нелегко. Слишком много возникает непредсказуемых ситуаций. У меня язык не повернется назвать нейрохирурга, на счету которого нет ни одного изобретения, плохим врачом. Но трудно ему придется - неизобретательному.

Беседовала Мария Горовец

facebook






  Rating@Mail.ru  
Среда, 19 сентября 2018 г.
Все права на материалы, опубликованные на сайте NEWSru.co.il, охраняются в соответствии с законодательством Израиля. При использовании материалов сайта гиперссылка на NEWSru.co.il обязательна. Перепечатка эксклюзивных статей без согласования запрещена. Использование фотоматериалов агентств не разрешается.