18+
13 ноября 2018 г.
ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ

The Guardian: Полный запрет отрицания Холокоста был бы серьезной ошибкой

время публикации: 18 января 2007 г., 13:40 | последнее обновление: 19 января 2007 г., 07:52 блог версия для печати

Тимоти Гартон Эш

Германии добрые намерения, но ей следует позаботиться о том, чтобы не навязывать ошибочные выводы из своего печального прошлого

Министр юстиции Германии предложила всем странам ЕС поставить вне закона отрицание Холокоста и запретить публичную демонстрацию нацистских символов, как делает сама Германия. Европейский комиссар по юстиции явно поддержал ее. Ни один разумный человек не усомнится в их добрых намерениях, но это было бы большой ошибкой. Я надеюсь и верю, что другие члены ЕС поставят заслон этому неразумному предложению, как они делали, когда подобные предложения появлялись в прошлом.

Позвольте мне четко сформулировать мою отправную точку. Нацистский Холокост в отношении европейских евреев был уникален. Основные исторические факты о нем должен знать каждый современный житель Европы. Попытка гарантировать невозможность повторения ничего подобного в Европе (или в другой стране мира, насколько это в нашей власти) должна быть одной из фундаментальных целей ЕС. Как всякий, кто пришел к европейским проблемам через изучение нацистской Германии, я могу сказать, что это было главной причиной моей личной приверженности европейскому проекту.

То, что за мерой стоят добрые намерения, тем не менее, не делает ее разумной. Дорога в ад вымощена благими намерениями. А это предложение очень неразумно. Прежде всего, если предложение примут, это еще более ограничит свободу самовыражения в период, когда она и так находится под угрозой с разных сторон. Свобода самовыражения – это уникальное и фундаментальное благо свободных обществ, это кислород, поддерживающий жизнь других свобод. И потому необходимы очень серьезные основания, чтобы ограничивать ее законом.

Министр юстиции Германии Бригитте Циприс утверждает, что у нее есть такие основания. Напоминая о том, как антисемитские высказывания Гитлера и других вымостили путь к ужасам нацизма, она говорит: "Исторический опыт налагает на Германию постоянное обязательство методично бороться со всеми формами расизма, антисемитизма и ксенофобии. И не следует ждать, пока их сторонники перейдут к конкретным действиям. Мы уже должны принимать меры против интеллектуальных первопроходцев преступления". (Я перевожу текст выступления, размещенный на сайте министерства юстиции Германии.) То есть дополнительное ограничение свободы самовыражения – запрет в ЕС отрицания Холокоста и нацистской символики – оправданно, потому что сильно изменит сегодняшнюю борьбу с расизмом, антисемитизмом и ксенофобией.

Но каковы доказательства этого? Законы, запрещающие отрицание Холокоста, сегодня есть в девяти странах ЕС: Австрии, Бельгии, Чехии, Франции, Германии, Литве, Польше, Румынии и Словакии. Оказывается, что это список стран, где сильнее всего в ЕС правые ксенофобские партии, от французского Национального фронта и бельгийской Vlaams Belang до НДП в Германии и партии "Великая Румыния". Очевидно, что эти партии возникли не в результате принятия законов об отрицании Холокоста. В действительности существование таких партий является одной из причин наличия законов, но очевидно, что законы не предотвращают их быстрый и опасный рост. Если запреты к чему-то и приводят, то к судебным процессам, окружающим их ореолом гонимых, который любят использовать крайне правые популисты.

То же самое произошло с лишением свободы Дэвида Ирвинга в Австрии. Шесть лет назад Ирвинг проиграл в Верховном суде Британии впечатляющее дело о клевете, инициированное им же против американского историка Деборы Липштадт, назвавшей его "одним из самых заметных и опасных отрицателей Холокоста". Судья Грэй пришел к выводу, что Ирвинг является "активным отрицателем Холокоста". Последние лоскутки его репутации серьезного историка были разорваны в стране, которая не запрещает отрицание Холокоста. Теперь, отбыв в Австрии тюремный срок за заявления, сделанные им там 16 годами ранее, он может принимать позу мученика за свободу слова, а его измышления получают новую рекламу. На пресс-конференции после освобождения он, по сообщениям, одобрил пьяное антисемитское заявление Мела Гибсона о том, что "евреи" несут ответственность за все войны в мире.

Теперь предположим, что запрет на демонстрацию нацистской символики уже вступил в силу на территории ЕС, и британские суды обязаны были преследовать принца Гарри за (оскорбительное и идиотское) появление в форме Африканского корпуса и повязке со свастикой на костюмированной вечеринке у приятеля. Что бы это добавило к борьбе с экстремизмом евроскептиков и ксенофобов в Британии? Ничего. Наоборот, это принесло бы тысячи голосов Британской национальной партии. И пока мы обсуждаем тему свастики, последователи индуизма во всем мире протестуют против запрета на том основании, что для них свастика – это древний символ мира. Тем временем судебная власть Германии запуталась в абсурдном клубке, так как суд Штутгарта вынес обвинительный приговор менеджеру компании, торгующей по почте футболками с изображениями перечеркнутых или раздавленных свастик. Знаете ли, это, может быть, и антифашистские футболки, но на них все-таки изображена свастика, а это противозаконно. И все продолжается, и будет продолжаться, если весь ЕС примет такие законы.

Аргумент, что эти запреты, имеющие под собой добрые намерения, на самом деле разжигают пламя, которое призваны гасить, конечно, недоказуем, но косвенные свидетельства и примеры указывают в этом направлении. Впрочем, бремя доказательства лежит на сторонниках запрета. В свободном обществе любое ограничение свободы слова должно иметь неоспоримое обоснование, а его нет.

С отрицанием Холокоста надо бороться в наших школах, университетах и СМИ, а не в полицейских участках и судах. Оно, в худшем случае, является малозначительным фактором сегодняшнего крайне правого расизма и ксенофобии, направленных прежде всего на мусульман, людей с другим цветом кожи и мигрантов всех видов. Да и современному антисемитизму невозможно эффективно противопоставить подобные запреты, они могут лишь разжигать его, питая теории заговоров о еврейском влиянии и обвинения в двойных стандартах. Граждане стран Балтии, так ужасно пострадавшие при Сталине, могут спросить, почему вне закона следует объявить только отрицание Холокоста, но не отрицание ГУЛАГа. Армяне добавят: почему не геноцид наших предков от рук турок? А мусульмане: почему не карикатуры на Мухаммеда?

От подхода, за который выступает министр юстиции Германии, также попахивает государством-нянькой. Оно говорит о свободе, но не верит, что люди могут пользоваться ею ответственно. С гражданами обращаются как с детьми, получающими указание и оберегаемыми на каждом шагу. Действительно, чем больше я смотрю на то, что говорит и делает Циприс, тем больше она кажется мне олицетворением современного европейского государства-няньки. Не случайно она так активно участвовала в расширении немецкого закона, позволяющего устанавливать подслушивающие устройства в жилищах граждан. Vertrauen ist gut, Kontrolle ist besser (Доверие хорошо, а контроль лучше.) Разве это не ошибка, которую Германия тоже совершала в прошлом?

Циприс права: мы должны извлекать уроки из истории. Но мы должны извлекать правильные уроки из истории, уроки, важные для нынешнего свободного и мультикультурного континента. "Опыт показывает, – пишет бывший генеральный прокурор Индии Соли Сорабджи, – что уголовные законы, запрещающие пропаганду и выражение ненависти, усиливают нетерпимость, рознь и неразумное вмешательство в свободу самовыражения. Нам нужны не репрессивные законы, а больше свободы слова, чтобы бороться с фанатизмом и пропагандировать толерантность". Это справедливо для Индии, справедливо и для Европы.

Inopressa.ru

facebook






  Rating@Mail.ru  
Вторник, 13 ноября 2018 г.
Все права на материалы, опубликованные на сайте NEWSru.co.il, охраняются в соответствии с законодательством Израиля. При использовании материалов сайта гиперссылка на NEWSru.co.il обязательна. Перепечатка эксклюзивных статей без согласования запрещена. Использование фотоматериалов агентств не разрешается.