Иерусалим:
9 - 17°
Тель-Авив:
14 - 18°
Эйлат:
18 - 28°
Приложение
для Android
Мобильная
версия
18+
NEWSru.co.il :: Экономика19 июня 2006 г., 12:36

Кому достанется Ашдодский завод? Комментарий эксперта

время публикации: | последнее обновление: блог версия для печати

27 июня станет известно имя нового владельца нефтеперерабатывающего завода в Ашдоде. Вокруг приватизации этого крупного государственного предприятия разгорелись нешуточные страсти.

4,2 миллиона тонн – такой объем нефти ежегодно перерабатывает ашдодский завод. 70% его продукции идут на внутренний рынок, 30% – на экспорт. Ориентировочная стоимость этого предприятия составляет не менее 180 миллионов долларов.

Как отмечает экономист Алекс Сутовский (фирма "Azoulay-Sutovsky"), еще недавно завод вместе со своим более крупным хайфским собратом входил в состав государственной компании "Батей-зикук ле-нефт". Эту компанию несколько лет назад было решено разделить на две части и приватизировать. Решение пробивало себе дорогу с трудом – против были и профсоюзы, и многие политики, и влиятельные эксперты неосоциалистического направления. Но, несмотря на усиленное сопротивление, правительство Шарона настояло на своем, и новому кабинету Ольмерта осталось провести идею в жизнь.

Условия приватизации для двух заводов оказались отнюдь не идентичными: если нефтеперабатывающее предприятие в Хайфе (объем производства – 8,5 млн тонн в год) планируется продать путем биржевой эмиссии акций, то для ашдодского завода наиболее целесообразной была признана конкурсная продажа. Условия тендера увидели свет в середине января нынешнего года и сразу привлекли внимание по той простой причине, что государство собралось выставить на продажу не какую-то долю своих акций, а сразу 100% капитала – то есть избавиться от завода разом и навсегда.

В начале года правительство рассчитывало продать ашдодский завод в апреле, затем сроки подачи заявок и, соответственно, продажи сдвинули на конец июня. И чем ближе была дата окончательной регистрации участников тендера, тем больше страстей разгоралось вокруг уникального "товара". Так, в середине июня Управление госкомпаний уведомило российский концерн "Роснефть" о том, что он не допускается к участию в конкурсе. Согласно многочисленным (но не подтвержденным официально) сообщениям СМИ, отстранение российских нефтяников от борьбы за ашдодский завод стало плодом усилий Службы общей безопасности. Насчет того, какими соображениями руководствовался ШАБАК, мнения экспертов расходятся. Одни утверждают, что контрразведчиков смутила активность "Роснефти" в арабском мире, другие полагают, что запрет стал ответом на так называемое "дело ЮКОСа". Первая версия выглядит более правдоподобной, но, как бы то ни было, российский бизнес еще имеет шансы получить контроль над заводом, вступив в партнерство с победителем тендера через несколько месяцев.

Пока же группа "Бианка", в состав которой входит "Роснефть", вышла из игры. И почти одновременно от участия в тендере отказалась группа газового магната Йоси Меймана. Претендентов осталось пять. Из них четыре – израильские сети бензозаправочных станций, основные покупатели продукции завода: "Делек", контролируемая Ицхаком Тшувой, "Сонол" (владение братьев Борович), "Паз" (главный акционер – Цадик Бино) и "Алон-Дор", принадлежащая Дуди Вайсману. Пятый претендент – группа, созданная ашдодскими бизнесменами Хаимом Ревиво и Джеки Бен-Закеном. Каждый из участников конкурса представил банковскую гарантию на сумму 10 млн долларов и ознакомил власти со своими экономическими возможностями и источниками финансирования.

И вновь интрига: за несколько дней до окончательной регистрации претендентов Высший суд справедливости наложил запрет на слияние компаний "Дор-Алон" и "Сонол", уже одобренное антимонопольным судом. Это решение, расстроившее планы братьев Борович, открыло путь к покупке "Сонола" Аркадием Гайдамаком. Таким образом, у предпринимателя российского происхождения появился шанс стать совладельцем ашдодского завода. Именно этот шанс и подогревает его интерес к "Сонолу". Однако маловероятно, что правительство согласится отложить тендер на несколько недель, чтобы дождаться переоформления бензозаправочной сети на имя нового владельца. Вдобавок минюст может не утвердить заявку Гайдамака на участие в конкурсе.

Ясно, что и Управлению госкомпаний, и антимонопольному ведомству, и минюсту, и канцелярии премьер-министра далеко не безразлично, кому достанется завод. Но вряд ли это помешает провести тендер и отложить реализацию реформы, запланированной более трех лет назад. Анализировать скрытые мотивы и прогнозировать развитие интриг – занятие увлекательное. Однако не стоит забывать о главном: государство остается в выигрыше, продавая даже рентабельные предприятия. Оно лишается стабильного дохода, но одновременно освобождается от весьма значительных текущих трат, равно как и от необходимости технического переоснащения компании. В выигрыше остаются и работники ашдодского завода: каждый из них в канун приватизации получит специальный бонус. Средний размер такого бонуса – 70 тысяч шекелей. Вдобавок штатным сотрудникам повысят зарплату на 10%. Ну а главное, что, несмотря на все популистские заявления левых и центристскую позицию правительства, – Израиль благополучно продолжает идти путем приватизаций, а не национализаций, что, согласитесь, не может не радовать.

facebook
...