Иерусалим:
19 - 29°
Тель-Авив:
24 - 30°
Эйлат:
25 - 38°
Приложение
для Android
Мобильная
версия
18+
NEWSru.co.il :: Здоровье28 марта 2014 г., 07:43

Донорство органов, ответы представителя АДИ: интерактивное интервью

время публикации: | последнее обновление: блог версия для печати фото
 
   
 
 
Фото 1 из 1

В конце января редакция NEWSru.co.il обратилась к читателям с предложением задать вопросы представителю Национального центра трансплантологии. На заданные вопросы ответила генеральный директор Национального центра трансплантологии Израиля Тамар Ашкенази.

Было получено около 50 писем. На десятки вопросов даны подробные ответы. Поскольку речь идет о жизни и здоровье людей, редакция не публикует имена тех, кто задавал вопросы.

- Оформить карту донора АДИ

Ответы на вопросы были записаны на видео и опубликованы на сервисе YouTube. Для удобства просмотра видеозапись интервью с Тамар Ашкенази разбита на 9 частей.

Ниже приведены ссылки на первые три части интервью и полный текст ответов на вопросы наших читателей.

Если у вас возникнут дополнительные вопросы, посетите страницу АДИ на Facebook.

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ ИНТЕРВЬЮ

1. Давно ли существует программа АДИ, и каких результатов она добилась?

В начале немного о самой карте донора. Карта АДИ получила свое название по имени Эхуда Бен-Дрора, скончавшегося, в результате осложнений после пересадки донорской почки. Подписавшие "карту донора АДИ" заявляет о своем желании пожертвовать после смерти свои органы для спасения жизни больных, нуждающихся в пересадке. Список потенциальных доноров, подписавших эту карту, находится в компьютерной базе Национального центра трансплантологии при министерстве здравоохранения Израиля. Эти данные хранятся в строжайшем секрете.

До 1994 года в Израиле у каждой больницы был свой список ожидания на трансплантацию, что, разумеется, было неэффективно и проблематично. В 1994 году при министерстве здравоохранения был создан Национальный центр трансплантологии, который стал вести один общий список в соответствии со строгими общими правилами. Это нейтральная государственная организация, которая занимается управлением и координацией системы пожертвований и пересадки органов. Важно подчеркнуть, что Национальный центр трансплантологии является единственной в Израиле организацией, осуществляющей запись на пересадку и посредством которой производится распределение органов для пересадки. Теперь единый список помогает видеть общую картину. Затем, по прошествии 3 лет, по примеру наших испанских коллег, при каждой больнице мы создали специальный персонал, ответственный за вопросы трансплантации. Мы решили, что у нас эту функцию возьмут на себя медсестры. В каждой больнице с тех пор есть медсестра или медбрат – координатор, которые организуют весь процесс, получают согласие семьи (ведь даже если у человека была карта донора, все равно после смерти мы всегда спрашиваем семью, согласны ли они исполнить волю их умершего близкого). В результате, число операций значительно выросло и это – свидетельство успеха внедренной системы. Вместе с тем, к сожалению, процент людей, согласных пожертвовать свои органы другим, далек от удовлетворительного. Мы постоянно проводим разъяснительную работу в школах, в военных частях, в интернете и даже в кафе. Сегодня стать владельцем карты донора АДИ довольно просто. Ежемесячно в нашей стране тысячи людей становятся владельцами карты донора АДИ.

2. Установлен ли максимальный возраст для получателя карточки АДИ? Если да, то какой?

Можно получить карточку АДИ с 17 лет до 120. Возраст не имеет значения. Карточка АДИ – это, прежде всего гражданская позиция и волеизъявление человека пожертвовать свои органы после смерти во имя спасения других людей. В любом возрасте тело может быть полезно для медицины – например, ткани кожи для пересадки при ожогах можно использовать даже от 90-летнего донора.

3. Может ли стать потенциальным донором человек, переболевший гепатитом или являющийся носителем вируса гепатита С?

Больной любой болезнью может получить карточку АДИ. После кончины человека врачи проводят анализы, проверяют функции органов и решают, может ли этот человек спасти жизни других людей. Если у человека заболевания сердца, то он может пожертвовать почки, печень. К тому же, надо иметь в виду, что некоторые органы, которые нельзя было пересаживать еще 10 лет назад, сегодня уже можно. Онкологические больные в прошлом не могли жертвовать органы для пересадки, сегодня некоторые виды рака позволяют это сделать. По существу вопроса: носитель вируса гепатита C тоже может стать донором органов. В этом случае, его почка может быть пересажена проходящему диализ человеку, также больному тем же видом гепатита. Здоровым людям такие органы не пересаживают, а уже больному можно будет обеспечить нормальный уровень жизни.

4. Можно ли через программу АДИ при жизни пожертвовать почку или другой орган – безвозмездно или за деньги?

Это возможно Но только программа АДИ не имеет отношения к вопросам пересадки органов живых людей, ведь здесь не идет речь о завещании пожертвовать органы после смерти. Для получения информации вы можете обратиться к нам, в Национальный центр трансплантологии. Каждый человек, который желает, например, отдать свою почку родственнику или любому другому лицу, может это сделать в том числе и в Израиле. Нужно обратиться в больницу, где будут проведены соответствующие анализы. После этого, специальная комиссия, состоящая из юриста, врача, психолога, социального работника и одного представителя общественности, проводит собеседование с донором и больным. Комиссия извещает их о возможных проблемах, убеждается в их готовности к трансплантации, а также в том, что нет никакой финансовой заинтересованности. Сразу после операции, наш Центр посылает донору специальные бланки, по заполнении которых он получает возмещение всех расходов, связанных с операцией. Например, государство оплачивает ему 40 рабочих дней, проведенных на больничном. В течение 5 лет ему оплачивается частное страхование жизни, страхование от потери трудоспособности и другие. Кроме этого, с недавнего времени донор освобождается на 3 года от выплат за обязательное страхование здоровья (мас бриют). А это немало: 4% от дохода. Параллельно, врачи в поликлиниках получают распоряжение об особом наблюдении за донорами, чтобы можно было распознать проблемы на самом раннем этапе.

5. Много лет назад заполнил анкету о пожертвовании своих органов после смерти. Как убедиться в том, что мое имя находится в базе данных?

Каждый человек, который заполнял когда-либо заявку на получение карточки АДИ, может в любое время, 24 часа в сутки, позвонить по специальному номеру *6262 и оставить сообщение на всех основных языках государства Израиль. Мы перезвоним ему в течение суток и предоставим нужную информацию.

Все те, кто подписал заявку на получение карточки АДИ, должны получить эту карточку вместе с благодарственным письмом по почте в течение нескольких недель. Если кто-то вдруг не получил ее – ему стоит позвонить по указанному номеру. Почему это так важно? Потому, что в 2012 году вступила в силу программа приоритетной трансплантации. Если человек подписал карту донора АДИ до 31 марта 2012 года и не дай бог ему требуется пересадка органа – он получит незамедлительный приоритет на трансплантацию. Все подписчики карты донора АДИ с 1 апреля 2012 года получают право на преимущество в списке ожидания на пересадку уже по истечении трех лет со дня подписания . Так что, если кто-то вдруг не получил карточку, стоит проверить этот вопрос.

Каждый кто получает карточку АДИ, должен знать, что его действия могут спасти человеческие жизни. Если все мы вместе без исключения подпишем согласие на донорство, то это гарантирует, что в случае, если мы сами будем нуждаться в трансплантации, и для нас найдется донор.

6. Каков принцип приоритета при пересадке людям заранее согласившимся пожертвовать свои органы? Насколько это в действительности (а не в теории) продвигает человека в очереди? Возможна ли ситуация, при которой больному могут заявить: "Ты, конечно, молодец, что заранее соглашался стать донором, а вот тот второй не соглашался, но ему без пересадки осталось жить месяц, а тебе целых два. Так что ему мы пересадим, а ты – запасись терпением и продолжай надеяться – возможен ли такой вариант развития событий?"

Система приоритетов работает таким образом: список больных, ожидающих пересадки, согласуется со списком людей, имеющих карточки АДИ. В момент, когда мы записываем человека в список доноров, он сразу получает дополнительные баллы в списке нуждающихся по сравнению с теми, кто не получал карточку АДИ. Система работает так, что при одном и том же уровне срочности, как, например, у кардиологических больных, доноры АДИ получают приоритет. Для каждого органа существуют свои критерии и свои баллы, так что можно сказать, что общий лист ожидания разделен на различные категории, по органам.

Например, печень. В Израиле пересадкой этого органа занимаются 3 больницы: "Адаса", "Ихилов" и "Бейлинсон". Каждый больной, который нуждается в пересадке, вне зависимости от места проживания, выбирает ту больницу, в которой ему проведут операцию. Оттуда его последняя проверка крови направляется к нам, и медицинские показатели каждого пациента, посредством компьютерной программы, переводятся в так называемые баллы. Таким образом, каждый ожидающий пересадки имеет определенное количество этих баллов в соответствии с состоянием здоровья, группой крови и прочими показателями. Стадия болезни пациента, ее длительность возраст, количество прошлых пересадок, подписание донорской карты АДИ – все эти параметры также влияют на количество баллов. Этими баллами и определяется очередность.

Важно отметить, этот список общеизраильский и анонимный, поэтому совершенно не имеет значения, из какого больничного комплекса был направлен запрос, и порядковый номер никак не зависит от личных связей врача или пациента.

7. Есть ли возможность завещать свои органы не тому, кто был ближе всех в очереди по решению какой-то организации (пускай даже вашей), а с соблюдением некоторых условий донора. Например, донор желает завещать органы только тому, кто, допустим, 10 лет не курил до постановки диагноза (а не после, когда уже испугался), или же не страдал лишним весом, занимался спортом, то есть ответственно относился к своему здоровью?

В Израиле, как и во всем мире, распределение очередей на трансплантацию происходит согласно медицинским соображениям. Соображения расы, национальности, пола, религии во внимание не принимаются.

Но при этом, если кто-то хочет оформить карту донора АДИ и страдает ожирением, то его просят сначала снизить вес. Также, если кто-то хочет записаться на пересадку легких, он обязан бросить курить. Если есть люди, злоупотреблявшие алкоголем, то записать их можно только после представления справки о прохождении лечения не менее полугода назад. Конечно, все имеет пределы. Если кто-то в юности курил, то через 30 лет ему нельзя отказать в членстве АДИ. Надо сказать, что люди сегодня все ответственнее относятся к своему здоровью, чем раньше. Занимаются спортом, следят за питанием, не курят.

8. Если я не хочу жертвовать органы арабам, то мне незачем заводить эту карточку? Ведь меня никто не будет спрашивать.

Это непростая тема. Люди не могут выбирать, кому они после своей смерти хотят жертвовать свои органы, а кому не хотят. Стоит посмотреть на это с другой стороны. Если бы вам потребовалась срочная пересадка почки, стали бы вы смотреть, от кого эта почка поступила – от араба или нет? Я думаю, что мы должны стремиться к тому, чтобы как можно больше людей подписались на членство в АДИ. В случае, если семья умершего начинает ставить условия, мы заявляем, что тогда вообще нельзя пожертвовать органы. И в большинстве случаев нам удается убедить родственников. Потому, что спасение жизни людей – великая миссия.

9. После изъятия органа, что вы будете делать с телом покойника? Будете ли хоронить сами или вернете тело родственникам? Будет ли помощь в похоронах? Придется ли детям хоронить то, что останется невостребованным?

Операция по изъятию органов проводится в больнице, как любая другая операция. Как будто бы человек прошел операцию на поджелудочной железе или по удалению грыжи. При изъятии органов после смерти человека, его тело ничем по своему виду не отличается от обычного.

10. Родственница хочет передать свое тело для медицинских исследований, поскольку считает , что трансплантация в ее возрасте – а ей уже 87 – не подходит. С кем можно ей связаться, чтобы написать завещание?

По этому вопросу следует обратиться в ближайший университет. Главным образом, это там, где есть медицинские факультеты. Мне известно, что в Тель- Авиве и в Иерусалиме есть куда обратиться.

11. Какие есть гарантии, что вам не устроят автомобильную аварию, если вы подписали такую карту и в ваших органах кто-то будет нуждаться?

Боже мой, откуда такие идеи?! Врачи дают обязательство бороться за спасение жизни человека. Нет никакого смысла ускорять смерть одного человека, чтобы тем самым спасти другого.

12. Сейчас многие опасаются делать биометрические паспорта из-за угрозы взлома и передачи личных данных в чужие руки, со всеми вытекающими из этого последствиями. Насколько безопасна база данных АДИ? Ведь если злоумышленник (скажем, хакер) проникнет в эту базу, ему будет известен полный список людей (а следовательно и их адреса, группа крови, резус-фактор, какой орган человек согласился пожертвовать в случае смерти и так далее). Не ставим ли мы себя под реальную угрозу, не дай Бог, начнется охота за потенциальными донорами, в попытке получить органы, на которые сами же добровольно подписались? Многие люди ничего не имеют против того, чтобы после их безвременного ухода, их органы спасли чью-то жизнь, но они ни в коем случае не хотят подписываться на карточку АДИ, зная, что просто станут потенциальной мишенью.

Это, по моему мнению, слишком далеко идущие выводы. База данных АДИ закрыта для общего доступа. В этой базе нет всех тех данных, о которых шла речь в вопросе. Он содержит номер паспорта и контактный телефон. У злоумышленников нет возможности воспользоваться этой базой.

Опасения, что некий злоумышленник взломает базу данных АДИ для того, чтобы предоставить приоритет своим близким, абсолютно несостоятельны. Данных о группе крове нет в базе. Кроме этого, принятие решения не происходит в больнице. Если есть семья, согласная на изъятие органов у умершего родственника, только Национальный центр трансплантологии может решать, кто получит эти органы. Невозможно путем угроз или подкупа повлиять на процесс. Именно для этого, для того, чтобы решение был полностью нейтральным, вопрос взят под государственный контроль. Именно для этого министерством здравоохранения был создан Национальный центр трансплантологии.

13. Не полагаете ли вы (не отрицая важности донорских пересадок), что такие пересадки все же никогда не решат проблемы нехватки органов и их иммунной несовместимости? Не относится ли эта технология скорее к прошлому медицины? Не следует ли переориентировать хотя бы часть усилий АДИ на стимулирование скорейшего создание органов из стволовых клеток самого больного (агитация, сбор средств, выделение грантов и так далее)?

Задача Национального центра трансплантологии – обеспечивать рост числа людей, готовых к пожертвованию органов после своей смерти. Все мы видим успехи науки в области изучения стволовых клеток. Я уверена, что лет через 10-20 у каждого из нас будет набор органов на смену.

14. Если рассматривать программу АДИ математически, то очевидно, что вероятность получения льгот стремительно снижается по мере увеличения числа обладателей карточек. Не следует ли уже внести изменения в алгоритм привлечения новых доноров, делая акцент не на льготах, а на чувстве сострадания к близким?

Цель разработки программа приоритетной трансплантации было только в том, чтобы обеспечить рост числа согласий на пожертвование органов. Чем больше граждан получат карточку АДИ, тем больше людей с этими карточками попадут в списки ожидания на пересадку. Естественно, при этом ценность приоритета упадет. Но нужно понимать, что это идеал, к которому нужно стремиться. Это значит, что все население страны уже участвует в программе. Уровень согласия станет уже 90%, а не 56%, как сейчас. Тогда будет гораздо больше органов для пересадок, очереди станут короче, сроки ожидания тоже. Все годы во всех странах работа с населением заключалась в повышении уровня альтруизма и сострадания к ближнему. Мы при помощи этой методики достигли сначала 42% согласия, потом 47%, и после 10-и лет упорной работы – 52%. Мы также делали опросы населения сначала в 1999, потом 2004 и 2010 годах. Опросы проверяли готовность населения к пожертвованию органов. Было выяснено, что люди проявляют большую готовность, если получают приоритет в очереди на пересадку, по аналогии с тем, как это делается при донорстве крови. В 2009 году мы осторожно стали вводить в наших кампаниях социальной рекламы аргумент приоритета наряду с аргументом альтруизма и сострадания. Только через 4 года, в 2012 году мы решились откровенно сказать о приоритете в очереди на трансплантацию, и таким образом сумели обратиться ко второй половине населения, по отношению к которой не работает аргумент сострадания к ближнему.

15. Почему бы не предоставлять каждому потенциальному донору, желающему присоединиться, минимальную страховку жизни, оплаченную из средств спонсоров или из других источников? Это был бы отличный стимул, и от желающих присоединиться к банку данных не было бы отбоя. Все сегодняшние стимулы хороши, но недостаточны.

Мы проверяли вопрос страхования в течение нескольких лет. Надо сказать, что люди не очень активно реагировали на этот стимул. Но мы все равно провели проверки со страховыми компаниями и выяснили, что такое решение нецелесообразно. Число подписчиков слишком велико и стоимость такого решения нереально высока.

16. Находясь в очереди на пересадку роговицы глаза в клинике "Шиба", спрашиваю: откуда узнать, как продвигается очередь, и за сколько времени до операции должны предупредить?

По вопросу пересадки роговицы глаза в каждой больнице есть своя очередь, не связанная со списками министерства здравоохранения. Приоритет в них также определяется медицинскими показателями. Каждый человек, стоящий в такой очереди, вправе поинтересоваться непосредственно в самой больнице, на каком месте он находится и когда примерно можно ожидать операции. С порядке исключения, можно записаться в очереди в 3-4 больницы сразу и пройти операцию там, где очередь подойдет быстрее.

17. Мужу 57 лет и у него прогрессирующая почечная недостаточность. Какова реальная возможность трансплантации в Израиле? Возможно ли донорство по обмену, т.е. жена готова пожертвовать свою почку в обмен на донорскую для него, подходящую по группе крови?

В Израиле вот уже более 15 лет проводят перекрестные пересадки. Между супругами, между детьми и родителями, между семьями, в случаях, если нет соответствия по группе крови. Эта методика общепринята и широко распространена. Само собой, если получатель имеет первую группу крови (или нулевую, как это называется в Израиле), то донора для него труднее найти, потому, что ему подойдет только именно эта группа крови. Между второй и третьей группой (А и Б) возможен обмен, но стоит проверится в больнице на совместимость. Сегодня уже есть новейшие методики, которые позволяют в некоторых случаях пересаживать органы вопреки несовместимости по группе крови. Эти методики испытаны в Израиле, со 100-процентным успехом. В Национальном центре трансплантологии есть особая программа для проведения перекрестных пересадок органов между родственниками, я подчеркиваю – живыми родственниками, имеющими несовместимость по группе крови. Через нашу базу данных мы находим пары, которые подходят друг другу.

18. Какой именно государственной орган курирует весь процесс трансплантации? Кто ответственен за распределение органов нуждающимся? И насколько это распределение справедливо?

Национальный Центр трансплантологии при министерстве здравоохранения – это государственное ведомство, которое было создано специально для этой цели – формировать всеобщий список доноров и список ожидания на операции. Больницы лишены какой-либо информации на эту тему. Только в наших офисах определяются пары, только у нас определяются приоритеты в очередях. Всеизраильский лист ожидания — это сложная программа, построенная на разработанных американскими программистами алгоритмах.

Эта компьютерная программа позволяет, во-первых, свести возможность фальсификаций к нулю, а во-вторых, повысить эффективность принятия решений таким образом, чтобы донорские органы получали именно те люди, которые больше всего в этом нуждаются.

Пациенты попадают в список по решению специальной профессиональной управляющей комиссии, которая состоит из врачей, психологов, юристов, специалистов по этике, социальных работников. Я тоже вхожу в состав этой комиссии, и мы все вместе с ответственными медсестрами принимаем решение о трансплантации. Решения принимаются также на основе рекомендаций, получаемых от других профессиональных комиссий. Например, существует комиссия по кардиологии и пульманологии – пересадке сердца и легких. Она проверяет, как обстоят дела в мире по этому вопросу и выносит свои рекомендации. Есть также комиссии по почкам и по печени, главы которых входят в управляющую комиссию. И только она принимает окончательное решение. Вся информация хранится в базах данных и даже если через 10 лет возникнет желание узнать, почему было принято то или иное решение, это можно сделать.

Очередность определяется компьютеризированной программой на основе баллов, которые получает каждый пациент в зависимости от его состояния здоровья, группы крови и прочих показателей. Стадия болезни пациента, ее длительность, возраст, количество прошлых пересадок, подписание донорской карты АДИ — все эти параметры также влияют на количество баллов. Этими баллами и определяется очередность.

19. Как и когда появилась карта донора АДИ?

История карточки АДИ такова: когда-то жил молодой человек по имени Эхуд (АДИ) Бен-Дрор. Он долго ждал пересадки почки и регулярно проходил процедуры диализа. Когда же наконец он прошел операцию, ему пришлось остаться в больнице, поскольку возникли осложнения. В один из дней он спросил своих родителей: что мы можем сделать, чтобы улучшить организацию пересадок в нашей стране? Он слышал, что система подписей есть в США и она связана с водительскими правами. Он предложил сделать систему карточек, получение которых будет означать согласие на пересадку органов после смерти. Через месяц, проведенный в больнице, из-за возникших осложнений, АДИ умер. Ему тогда было 28 лет. К его тридцатилетию родители и друзья решили воплотить его мечту. Был создан логотип в виде цветка. Дома на пишущих машинках они впечатывали имена людей… Так создавались первые карточки и возникла организация. А в 1989 министерство здравоохранения взяло эту организацию под свою эгиду.

20. Что такое смерть мозга? Каков процесс констатирования и подтверждения? Чем он отличается от комы или вегетативного состояния?

Существует несколько, так скажем, "нестандартных" состояний человека. Кома – это продолжительное бессознательное состояние человека. Кома бывает неглубокой, это состояние зачастую обратимо, человек может выйти из нее и вернуться к нормальному функционированию. Вегетативное состояние – это когда у человека не работают области мозга, отвечающие за мышление, память, сознание, эмоции. Работает только стволовая область мозга, отвечающая за дыхание, кровяное давление, пульс и другие жизнеподдерживающие функции. Таким образом – в вегетативном состоянии человек жив, несмотря на то, что у него нет никаких когнитивных функций. В случае смерти мозга, стволовая область мозга перестает функционировать. Подобие жизни в организме поддерживается при помощи машин – вентиляция легких, обогащение крови кислородом и тому подобное. Такой процесс возможен непродолжительное время, после чего и он теряет эффективность. Человек не способен выйти из этого состояния и вернуться к жизни. Это абсолютная и безоговорочная смерть. В нашей стране смерть мозга констатирует консилиум из двух врачей смежных профессий – неврологов, анестезиологов, реаниматологов, каждый из которых прошел особый курс обучения. Такой консилиум начинает работу только после того, как проводится полный анализ показаний медицинских приборов. Например, если обнаружено что кровь не поступает в мозг более 30 минут, это является основанием для начала работы такого консилиума. Еще важно знать, что существует единый свод правил для констатации смерти мозга, согласно которому действуют все врачи во всех больницах. В нашем Центре есть группа лиц, которые занимаются проверкой всех отчетов, составленных такими консилиумами на предмет их точного соответствия правилам.

21. У меня есть страх, что сам врач или группа врачей занимающихся непосредственно операцией по извлечению органов, могут быть замешаны, скажем, в торговле органами. Особенно если дело касается гражданина подписанного на карту АДИ. Прецеденты торговли органами со стороны хирургов-трансплантологов уже случались и в России, и на Украине. Насколько велика вероятность подобного правонарушения в Израиле? И возможно ли это теоретически?

Торговля органами во время трансплантаций в нашей стране однозначно невозможна. Врач, проводящий операцию, абсолютно не осведомлен и никак не участвует в процессе принятия решения и доставки доноров на операцию. Все участники, которые могут иметь заинтересованность, изолированы от процесса. Ответственная за пересадки сотрудница больницы работает непосредственно с коллективом Национального центра трансплантологии и со мной в частности. После того, как семья умершего дает согласие, я получаю от медсестры все медицинские данные о доноре – вес, рост, группа крови и т.п. База данных выдает нам людей, которые подходят для пересадки по своим параметрам. Я соединяюсь с лечащим врачом больного и сообщаю, что донор найден. Таким образом, врачи или сами больные не имеют никакого влияния на процесс принятия решения.

В случае, когда речь идет о пересадке органа от живого донора, родственника больного, то решение принимает специальная комиссия, о которой я уже говорила. После принятия решения, эта комиссия обязана прислать историю болезни в наш Центр и полной проверки. Если решение является обоснованным и убедительным, мы даем свое разрешение. После этого дело должно пройти еще одну проверку у высокопоставленного чиновника министерства здравоохранения и только тогда операция становится возможной.

В случае, если донор не является родственником больного – а другом либо незнакомым человеком из-за границы, делом занимается государственная комиссия. Она проводит свои заседания в офисе нашего Центра, беседуя и с донором и с больным. Донор должен пройти специальный процесс психодиагностики, на котором выясняется, не подвергался ли он давлению при принятии решения о пожертвовании органа и не получает ли он за это деньги. Комиссия принимает решение на основе всех данных. После этого дело проверяет высокопоставленный чиновник министерства здравоохранения, чтобы вынести окончательное решение.

22. Чувствует ли что-нибудь человек, у которого извлекают органы, и как происходит сама операция по извлечению органов?

При извлечении органов у мертвого человека, он, естественно, не чувствует ничего. Извлечение органа у живого человека, например почки, проводится посредством операции под общим наркозом. После операции могут быть временные боли, которые снимаются обычными обезболивающими.

23. Каково отношение иудаизма к пожертвованию органов после смерти? Есть ли в этом смысле какие-либо ограничения или запреты?

Это сложный вопрос. Многие даже нерелигиозные люди обращаются к раввинам, когда нужно решать вопросы, связанные со смертью. Иудаизм однозначно поддерживает все, что связано со спасением жизни. Это включает и пересадку органов. Но естественно, когда писался иудейский закон, современных технологий определения смерти мозга еще не существовало. Поэтому часть раввинов принимают новые религиозные постановления, а часть – нет. Есть большая группа ортодоксальных раввинов, которые не принимают понятие смерти мозга. Для них человек жив, пока бьется его сердце, несмотря на то, что мозг умер.

Я помню один случай. Я обратилась в семью погибшего молодого человека с просьбой пожертвовать его органы. Мать ответила мне – у меня забирайте все, что хотите, а его тело я хочу сохранить целым. Он вышел целым из моего чрева, целым должен быть предан земле. Это безусловно абсолютно эмоциональная реакция. С практической точки зрения, когда человек умирает, он очень быстро начинает разрушаться. Эта мать, кстати, так и не согласилась на пожертвование.

В нашем Национальном центре трансплантологии АДИ мы продолжаем заботиться о семьях умерших доноров даже после проведения операций. Мы в течение многих лет после несчастья продолжаем встречаться с ними. На группах поддержки семьи рассказывают свои истории, рассказывают, что они получили в результате жертвы органов, на которую они согласились. Какое потрясающее чувство это им продолжает давать. Смерть их близкого не была бесполезной. Удалось спасти чью-то жизнь и чье-то здоровье. Это утешает, придает смысл продолжению нормальной жизни.

Оформить карту донора АДИ

Посетите страницу АДИ на Facebook

facebook



ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ

...