Иерусалим:
19 - 29°
Тель-Авив:
24 - 29°
Эйлат:
29 - 39°
Приложение
для Android
Мобильная
версия
18+
NEWSru.co.il :: В Израиле6 февраля 2011 г., 06:40

"Арабский мир меняется". Интервью с министром просвещения Израиля

Эксклюзив NEWSru Israel
время публикации: | последнее обновление: блог версия для печати фото
Министр просвещения Гидеон Сааар Министр просвещения Гидеон Сааар Министр просвещения Гидеон Сааар в Кнессете

Министр просвещения Гидеон Саар ("Ликуд") дал интервью телеканалу RTVi (программа "Израиль за неделю"). В ходе беседы обсуждались проблемы, связанные с назначением нового начальника Генштаба ЦАХАЛа, волнения в арабском мире (особенно, в Египте) и ситуация с образованием в Израиле.

Редакция RTVi любезно предоставила нашему сайту запись этого диалога.

Беседовал Михаил Джагинов.

О деятельности вашего ведомства мы поговорим позднее, давайте сначала остановимся на наиболее актуальных темах внутренней и внешней политики. Начнем с безобразной ситуации, сложившейся с назначением нового начальника Генерального штаба армии. В чем основная причина этой неприглядной истории и как избежать повторения подобного в будущем?

Впервые на моей памяти сложилась ситуация, когда менее чем за две недели до вступления в должность нового главы Генштаба, чья кандидатура была утверждена правительством, госконтролер и юридический советник блокируют назначение. Когда кабинет министров принимал решение по Галанту, мы ничего не знали об обстоятельствах, вскрывшихся в ходе более поздних проверок. В этом я усматриваю первую недоработку: то, что стало известно госконтролеру, должно было выйти на поверхность и доведено до сведения министров много раньше. Напомню вам, что после скандала 1997 года, связанного с утверждением в должности юридического советника правительства, все назначения на высокие посты в структуре госслужбы проходят тщательнейшую проверку перед тем, как их выносят на окончательное утверждение членами кабинета министров. Это единственный способ избежать неприятных ситуаций, подобной нынешней. Полагаю, что из этой истории будут сделаны надлежащие выводы и впредь нам не придется краснеть за собственные решения. Не скрою, мне очень обидно за генерала Галанта: я знаком с ним еще по совместной работе в канцелярии премьер-министра Ариэля Шарона и знаю его как истинного патриота, доблестного воина и ответственного командира. Искренне жаль, что все так сложилось.

Вам не кажется, что некоторые обстоятельства его частной жизни, вскрывшиеся в результате проверки госконтролера, ставят под сомнение его моральное право занимать столь высокую должность?


Я не вправе его судить. Более того, как юрист я не имею обыкновения выносить суждения, предварительно не изучив документы. Многие обстоятельства в деле Галанта мне неизвестны. Однако нельзя не признать странным тот факт, что обнаруженные госконтролером моменты, о которых, кстати, было известно еще до операции "Литой свинец", в которой Галант командовал Южным военным округом, вскрылись именно сейчас, когда ему оставалось всего ничего до вступления на высшую ступень в военной иерархии. С чисто человеческой точки зрения крайне прискорбно, что к такому концу приходит блестящая карьера человека, всю свою жизнь посвятившего служению родине. Я ни в коем случае не пытаюсь оспорить заключения госконтролера и юридического советника правительства, но куда лучше было бы довести полученные ими сведения до членов правительства прежде, чем те просочились в прессу.

На днях одно из ведущих израильских печатных изданий опубликовало результаты опроса общественного мнения, согласно которым почти половина респондентов сочла генерала Галанта жертвой обстоятельств, а не их виновником. А на ваш взгляд, Галант виновник или жертва?

Я не знаю, кто здесь виновник, а кто жертва. В достоверности сведений, полученных госконтролером, сомневаться не приходится. Я призываю вас лишь взглянуть на ситуацию с позиции человека, назначенного правительством на должность главы Генштаба и от этой должности в конечном итоге отставленного. Мне очень его жаль.


Что вы как юрист скажете о намерении Галанта оспорить отстранение от должности в Высшем суде справедливости?

Возможно, это – акт отчаяния. Конечно, лучше бы ему смириться с решением, принятым премьер-министром и министром обороны на основании материалов, предоставленных юридическим советником правительства и госконтролером. Но ясно и другое: Галанту страшно обидно, и по-человечески его можно и нужно понять.

В завершение темы такой вопрос. Министр обороны ни за что не хотел продлить на несколько недель каденцию уходящего главы Генштаба Габи Ашкенази, и причина известна: их личные отношения иначе как отвратительными не назовешь. Барак упорствовал в своем намерении назначить на этот пост временно исполняющего обязанности. Ваше отношение к такой позиции?

Лучшее, что можно сделать в создавшейся ситуации, это как можно быстрее подобрать кандидата на должность постоянного главы Генштаба. Как только имя этого человека станет известно, можно будет назначить его же временно исполняющим обязанности. Такова моя принципиальная позиция, и которой известно и премьеру, и министру обороны. По моему личному убеждению, Габи Ашкенази, зарекомендовавший себя прекрасным военачальником, вполне достоин того, чтобы остаться в нынешней должности еще на некоторое время. Я, во всяком случае, не вижу к этому никаких препятствий. Да, я в курсе того, что министр обороны его, мягко говоря, недолюбливает. Главное, чтобы ситуация с новым назначением утряслась в максимальное сжатые сроки, ибо это жизненно необходимо для нашей безопасности.


(Вскоре после записи этого интервью стало известно, что Барак в воскресенье рекомендует правительству назначить начальником Генштаба ЦАХАЛа Бени Ганца.)

Другая тема, господин Саар. Волна беспорядков, сотрясающая в последние недели Ближний Восток. Уже сменилась власть в Тунисе и Ливане и вот-вот то же самое произойдет в Египте. Правители других стран, в частности Йемена и Иордании, поспешили начать реформы, дабы избежать взрыва народного недовольства. Как относится к происходящему политическое руководство Израиля и насколько эти революционные изменения угрожают нашей безопасности?

Следует запастись терпением и подождать, чем завершится политический кризис в Египте. Делать какие-либо выводы преждевременно. Ситуация там и вправду беспрецедентная: кто мог еще недавно представить себе, что граждане этой страны смогут свободно говорить на камеру о своем отношении к главе государства? В египетском обществе происходят фундаментальные изменения. Нам же следует оценивать создавшееся положение с учетом нескольких факторов. Во-первых, для Израиля важно, чтобы новое руководство Египта соблюдало подписанный с нашей страной мирный договор. Мы, увы, почти не имеем рычагов влияния на сложившуюся там ситуацию – скорее она влияет на нас.

Арабский мир меняется. Кто-то усматривает в этом положительные моменты, связанные с получением доступа к интернета и иным новейшим технологиям, а также стремлением добиться соблюдения своих гражданских и социальных прав. Но есть и иной аспект: единственной хорошо организованной силой в странах арабского мира являются ныне исламские радикалы. А поскольку в них отсутствуют традиции демократии и либеральной политической культуры, положение может измениться в крайне нежелательную для нас сторону. В арабских государствах в принципе не существует либеральных и демократических сил в привычном для нас понимании.


Мы внимательно следим за развитием событий в соседних странах. Главное, как я уже сказал, чтобы их руководство, каким бы оно ни было, продолжало придерживаться всех достигнутых с нами ранее договоренностей. Мы разрабатываем сценарии на все случаи жизни, но при этом четко понимаем, что возможности Израиля повлиять на происходящее стремятся к нулю.

Нельзя забывать, что в истории Ближнего Востока уже бывали случаи, когда смена режима влекла за собой резкие перемены в двусторонних отношениях. В качестве примера могу привести Иран и Турцию. Поэтому в ситуации, когда мировое сообщество ожидает и даже требует от нас определенных уступок, необходимо помнить, что все в нашем регионе в любой момент может встать с ног на голову и вчерашний партнер окажется самым непримиримым противником. Я не утверждаю, что именно это произойдет в Египте, однако уроки прошлого следует держать в памяти. Напомню вам также, что, подписывая мирный договор с Садатом, Бегин настоял на превращении Синайского полуострова в демилитаризованную зону, тем самым создав для Израиля необходимую полосу безопасности. И благодаря этому южные границы вызывают у нас куда меньшее беспокойство, нежели все прочие.

Вот и поговорим об этих "прочих". На востоке Израиль граничит с Иорданией, с которой у еврейского государства также подписан мирный договор. Однако нас не разделяет буферная зона такой глубины, как Синай. Не говоря уже о том, что иорданский режим всегда считался одним из самых уязвимых в регионе. А там ведь тоже есть свои "непримиримые". Израиль готов к политическим потрясениям в Иордании?

Положение в Иордании, на мой взгляд, принципиально отличается от египетского. Режим короля Абдаллы, как прежде и власть его отца Хусейна, опирается на широкую поддержку среди бедуинов, составляющих значительную часть населения страны. Разумеется, беспорядки в соседних государствах не могут отозваться эхом и в Иордании. Как и в случае с Египтом, мы внимательно отслеживаем ситуацию и готовимся к любому развитию событий. Однако власть иорданского хашимитского дома представляется мне все же более устойчивой, нежели режим Мубарака. Да, революция в такой огромной стране, как Египет, не может пройти бесследно для всего баланса сил в регионе. И отношение нового правительства в Каире к Израилю наверняка повлияет и на отношение к нам всего арабского мира. Но, как я уже сказал, наши возможности воздействовать на происходящее в Египте минимальны. А оценивать обстановку следует прежде всего в контексте отношения новых властей к мирному договору с Израилем. Такую же позицию я бы порекомендовал занять и мировому сообществу.


Завершая тему, не могу не поинтересоваться, соответствует ли действительности сообщение, будто Израиль предложил Хусни Мубараку политическое убежище?

Впервые об этом слышу и сильно сомневаюсь, что такое могло иметь место в действительности.

Тогда перейдем к делам вашего министерства. Руководству минпроса удалось добиться существенного увеличения бюджета ведомства на 2011-2012 годы. Какова величина прибавки и на что пойдут эти средства?

В течение ближайших двух лет мы получим дополнительно четыре миллиарда шекелей. Эти деньги пойдут в первую очередь на финансирование добавочных часов для преподавания основных дисциплин: иврита, математики и естественных наук. Расписание уроков начальных и средних классов школ уже увеличено в общей сложности на сто тысяч учебных часов. Тем самым нам удалось восстановить 40% от двухсот пятидесяти тысяч часов, сокращенных минпросом за предыдущее десятилетие. Второе: значительные средства мы планируем инвестировать в оснащение школ и приведение учебного процесса в соответствие с требованиями времени – прежде всего, в том, что касается компьютеризации. Буквально в эти дни мы приступаем к закупке и установке компьютеров в двести начальных школ, а всего на эту программу будет потрачено почти полмиллиарда шекелей. Третье: существенную финансовую поддержку получит отрасль профессионального и, прежде всего, технического образования. Для этой цели будут созданы специальные центры технологического обучения. И, наконец, четвертое: сфера высшего образования. Здесь средства будут направлены в университеты и колледжи, а также на создание передовых исследовательских центров. Параллельно мы продолжаем реализацию реформы школьного образования, получившей название "Новые горизонты": в наступившем году ее действие будет распространено еще на 500 школ и детских садов. Заметно повысится зарплата учителей и воспитателей. Если нам удастся претворить в жизнь положения договора, подписанного около месяца назад с профсоюзом учителей, в том, что касается старших классов школ, то в следующем году весь образовательный цикл – от детского сада и до университета – будет вовлечен в орбиту реформ. Я очень на это рассчитываю. Тем не менее, все перечисленные шаги будут означать лишь начало возвращение системы просвещения на утраченные позиции. Учителя заслуживают как принципиально иного отношения, так и значительно более достойных условий оплаты своего нелегкого труда. Дети вправе рассчитывать на дополнительные учебные часы и большее внимание со стороны учителей. Только изменив подход к людям и к делу, мы сможем требовать улучшения успеваемости – и на экзаменах на аттестат зрелости, и на международных школьных олимпиадах. К счастью, в последние два года нам удается избежать трудовых конфликтов в отрасли, так что есть все основания надеяться на лучшее.

Вы упомянули соглашение с учительским профсоюзом. В чем его основные положения и к чему оно обязывает каждую из сторон?

Во-первых, будет увеличена продолжительность рабочей недели учителей старших классов: с 24 часов до 40. Так они смогут уделять больше времени ученикам и родителям, а заодно и общению с коллегами, с которыми можно и нужно обмениваться опытом. Пять часов в неделю преподаватели посвятят урокам в сокращенных группах, что позволит повысит успеваемость. Этот опыт прошел успешную апробацию в начальной школе. Далее. Существенно повысится учительская зарплата: в среднем на 42%, а с учетом добавки, которой добилось всеизраильское объединение профсоюзов для всех рабочих и служащих, и все 50. Кроме того, мы планируем ввести систему персонального поощрения преподавателей в зависимости от успеваемости учеников. Сегодня наша основная задача состоит в том, чтобы учителя проводили больше времени на рабочем месте, а техническое оснащение школ соответствовало веяниям времени. Израильское образование переживает грандиозные перемены, главная цель которых – вывести его на принципиально новый уровень и, что не менее важно, существенно повысить привлекательность профессии учителя.

facebook
...