18+
ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ

Единственная женщина в "Дувдеване". Интервью с капитаном Ш

время публикации: 7 марта 2014 г., 08:13 | последнее обновление: 7 марта 2014 г., 09:15 блог версия для печати фото
Эксклюзив NEWSru Israel
Капитан Ш.
Капитан Ш.
Бойцы "Дувдевана" во время выполнения задания на территории Палестинской автономии

Редакция NEWSru.co.il побеседовала с капитаном Ш. – полевым врачом элитного спецподразделения ЦАХАЛ "Дувдеван".

Ш. – единственная женщина-врач в специальных подразделениях израильской армии. Наша встреча с ней несколько раз срывалась, поскольку Ш. приходилось отправляться на срочное задание. Но она все-таки нашла время, чтобы рассказать нам о своей службе.

- Девушки израильской армии: "We Can Do It!" Фоторепортаж

Расскажите, как вы попали в спецназ.

Когда мне было 18 лет, и я должна была призваться в армию, то тогда уже твердо знала, что хочу делать в армии что-то важное, что-то значимое, а не просто оттрубить 2 года. Поэтому я решила попросить отсрочку от службы и получить высшее образование, чтобы стать офицером и заниматься в армии профессиональной деятельностью. Меня очень интересовала медицина, и мне удалось поступить в Беэр-Шевский университет. 7 лет спустя, выучившись на врача, я призвалась в армию. Я знала, что хочу попасть в боевые части, причем не в танковые войска или в авиацию, где есть врачи-женщины, а в пехоту. На тот момент была только одна пехотная бригада, куда брали женщин – бригада "Кфир", где меня приписали к батальону "Шимшон". Я год отслужила врачом батальона, а потом стала врачом всей бригады.

Когда пришло время демобилизоваться, я долго думала и пришла к выводу, что мне еще есть, что делать в армии. Но я решила, что останусь в ЦАХАЛе, только если мне удастся попасть на передовую, в одно из спецподразделений. Мне рассказали, что в "Дувдеване" требуется врач, и что командир подразделения готов рассмотреть, в том числе, кандидатуры женщин. Так я и попала в "Дувдеван".

Почему вы хотели служить именно в боевых частях и именно в пехоте?

Потому что я понимала, что самая важная работа врача в армии заключается именно в этом. Я считала себя обязанной помогать 18-летним мальчишкам, которые недавно призвались и каждый день рискуют жизнью. Я считала, что если могу их поддержать, то должна это сделать. И еще, потому что эта область военной медицины кажется мне наиболее сложной и интенсивной. Вряд ли я смогла бы получить такой опыт и знания в другом месте.

Откуда в вас такое твердое желание приносить пользу стране именно в армии? Вы из семьи военных? Вас так воспитывали?

Я не могу сказать, что я из семьи кадровых военных, но моя мама одно время оставалась на сверхсрочной службе в ЦАХАЛе. Правда, не в боевых частях. И многие мои родственники, двоюродные братья выбрали военную карьеру. Мне никогда не внушали, что я должна служить в боевых частях, но я росла в такой атмосфере, что у меня никогда не возникало вопроса, идти или не идти в армию. Я не представляла, что может быть как-то иначе.

В чем состоят ваши обязанности в "Дувдеване"?

Я принимаю участие в операциях подразделения, оказывая первую помощь пострадавшим военнослужащим. Кроме того, я исполняю обычные обязанности врача, выполняя такую же работу, какую выполняет врач любого другого подразделения и врач на гражданке – ко мне приходят с простудами, травмами и любыми другими медицинскими проблемами.

Как вы участвуете в операциях? У вас есть определенная "легенда"? Вы маскируетесь под арабку?

Я не могу об этом говорить.

Как относится к вашей службе в спецподразделении ваша семья и окружение?

Все меня очень поддерживают и гордятся мной. Родители, конечно, волнуются, и они не слишком обрадовались моему выбору, но когда они поняли, что я действительно этого хочу и что иду на это осознанно, они не стали мне мешать. И теперь они мной очень гордятся.

Вы получили боевую подготовку?

Я не прошла курс для пехотинцев, потому что он занимает целый год, но я прошла курс борьбы с террором, который тоже очень сложный и очень интересный. Правда, мне сначала было трудно на него попасть, потому что я оказалась первой девушкой, проходящей этот курс.

Кроме того, я, конечно, не могу похвастаться такой же физической формой, какой обладают мои товарищи, но моя служба требует хорошей физической подготовки, и я стараюсь этим не пренебрегать.

Вы сказали, что вам было трудно попасть на курс, потому что вы были там первой девушкой. Расскажите об этом подробнее. И расскажите, часто ли вы сталкивались в армии с дискриминацией женщин.

С курсом вышло очень забавно. Этот курс проходят все военнослужащие "Дувдевана" и других спецподразделений ЦАХАЛа. Поскольку раньше в таких подразделениях не было женщин на боевых позициях, то там вообще сначала не поняли, как я там оказалась. Пришлось долго объяснять и звонить командиру, но потом разобрались.

Что касается дискриминации… При личном общении я не сталкивалась с этим ни разу. Безусловно, на каком-то высшем уровне она существует, хотя я отношу это скорее к пассивности, чем к осознанным решениям. Я смогла попасть в спецподразделение по чистой случайности, поскольку его командир был готов взять женщину. К сожалению, это еще не получило в ЦАХАЛе широкое распространение.

А что вы можете сказать об отношении товарищей по подразделению?

Трудности, хоть и небольшие, были только первое время. После первой же операции, когда человек понимает, что может на тебя положиться, все психологические барьеры были сломаны. И я не чувствую ничего, кроме уважения и товарищеского отношения. Бывают забавные моменты, когда передо мной открывают дверь и пытаются поднести сумку, но я отношусь к этому с юмором и не вижу в этом проявления дискриминации.

Кем вы себя ощущаете прежде всего? Женщиной или воином?

Я не считаю, что одно противоречит другому. Я выполняю работу, которую принято считать мужской, но я остаюсь женщиной. Я просто не думаю, что это имеет значение. Я вообще считаю, что человека на определенной должности нужно судить только по тому, насколько он квалифицирован, вне зависимости от гендерной принадлежности. Как в армии, так и на гражданке. Я женщина-врач, я не мужчина-врач, я просто не считаю, что мой пол должен играть какую-то роль в том, что я делаю.

Вам приходилось оказывать медицинскую помощь палестинским арабам?

В "Дувдеване" нет, но до этого, в "Кфире" да, и довольно часто. Чаще всего – пострадавшим в авариях. Также было много больных детей, которых родители приводили на КПП. Я почти не имела дела с палестинцами, пострадавшими от огня ЦАХАЛа.

Это как-то отличалось от помощи израильтянам?

Конечно, нет. Я врач, а они пациенты. Я оказывала им всю помощь, которую должен казать врач.

А как относились к вам они? Вы израильтянка, к тому же женщина…

Они относились ко мне как к врачу. Когда родители приводят больного ребенка, им нужна медицинская помощь и им неважно, кто им ее оказывает. Иначе они бы его не приводили.

У вас есть боевые награды?

Нет.

Вам бывает страшно? Вы не боитесь попасть в плен?

Я осознаю, что моя служба связана с определенным риском, но когда девушка служит в генштабе и ловит попутки, она тоже рискует тем, что ее могут похитить. В армии все может случиться, и не только на передовой. Я не сильно об этом задумываюсь. И еще я полностью полагаюсь на своих товарищей, как и они полагаются на меня. Иначе это не работает.

Что вы думаете о моральных аспектах действий своего подразделения? Известно, что "Дувдеван" специализируется на захвате и уничтожении террористов.

Я могу вас заверить, что у нашего подразделения, в частности, и у ЦАХАЛа, в целом, самые высокие моральные стандарты, и это не пустые слова. Наши военнослужащие, и я это твердо знаю, не делают ничего, что выходит за рамки необходимого для обеспечения безопасности страны. Конечно, люди в армии, как и на гражданке, бывают разными, но командиры нужны и для того, чтобы следить за поведением своих солдат, и воспитывать в них ответственность за свои действия.

У вас есть хобби? Чем вы занимаетесь в свободное от службы время?

Раньше я занималась подводным плаваньем и довольно серьезно училась играть на гитаре, но сейчас, в связи с интенсивностью службы, у меня нет на это времени. Но у меня есть друзья и семья, с которыми я не перестаю общаться. Есть личная жизнь.

Расскажите про свою личную жизнь, если можно.

Я уже 8 месяцев живу с молодым человеком, у нас очень серьезные отношения. Конечно, это не всегда легко, поскольку меня часто не бывает дома, но он относится к этому с пониманием, хотя и не служит в армии. Мы просто знаем, что это период, важный для меня период, но он когда-нибудь закончится.

Вы не намерены и дальше делать карьеру в армии?

Через некоторое время я хочу демобилизоваться и сделать специализацию. Надеюсь, в области сердечно-сосудистой хирургии. Но я не исключаю, что после этого я опять вернусь в армию.

Давайте поговорим о законопроекте о призыве ультраортодоксов. Многие критикуют эту инициативу в частности из-за того, что это может ударить по женщинам в армии. Что вы об этом думаете?

Я считаю, что одна группа населения не должна жить за счет другой. Равенство обязанностей необходимо, и не столько для ЦАХАЛа, сколько для израильского общества. Я сталкивалась с ультраортодоксами в армии, когда служила в "Кфире", поскольку в состав этой бригады входит батальон "Нецах Йехуда", или "Нахаль Хареди", как его часто называют. И я не могу сказать, что не сталкивалась с неоднозначным отношением ультраортодоксов из этого батальона, но все сложные моменты разрешались, потому что между нами существовало взаимоуважение. Я понимаю опасения тех, кто считает, что наплыв харедим в армию может ударить по женщинам, но для меня дискриминация по любому признаку абсурдна и однозначно неправильна. Я считаю, что женщины, как все граждане страны, обязаны служить в армии. Поэтому необходимо сделать все, чтобы в армии могли бок о бок служить представители обоих полов и всех слоев населения. И я верю, что если между людьми будет воспитываться взаимоуважение, это будет возможно.

Вы говорите, что все граждане Израиля должны служить в армии. В том числе израильские арабы?

В идеале, да. Но это действительно сложный вопрос и я не уверена, что у меня есть оформившееся твердое мнение на этот счет.

Что вы думаете о социальной роли ЦАХАЛа? В последнее время ведутся дискуссии о приеме в ряды ЦАХАЛа инвалидов и людей с различными проблемами в развитии. Считаете ли вы правильной эту практику и знаете ли, что думают об этом ваши товарищи?

Израильская армия не похожа на армии других стран. ЦАХАЛ – это, прежде всего, народная армия. Поэтому, как мы обязаны вносить свою лепту в оборону Израиля, так и ЦАХАЛ не может не давать что-то взамен. И если инвалид хочет служить в армии, ЦАХАЛ, на мой взгляд, обязан позаботиться о том, чтобы это было возможно. По той простой причине, что ЦАХАЛ – часть израильского общества, а не просто армия, защищающая страну, так сложилось. Народная армия не может не иметь социальных функций. Кроме того, как мне кажется, ЦАХАЛ выполняет еще и педагогическую функцию, воспитывая в военнослужащих терпимость и взаимоуважение. Очень многие недавние школьники, которые не представляют, кем хотят стать, и не понимают даже, кем являются на сегодняшний день, получают в армии какие-то ориентиры, взрослеют, даже обзаводятся профессией. Особенно воспитательная функция армии видна в том, как преображаются в армии представители слабых слоев населения.

Что касается мнения моих товарищей… Я не проводила опросов на эту тему, но для кадровых военных в боевых частях служение стране – не пустой звук. Все эти люди могли бы работать на гражданке, получая за это большие деньги и каждый вечер возвращаясь домой, к семье. Но они выбирают эту опасную стезю, потому что верят в то, что это необходимо, и это характеризует их довольно определенным образом. Да, я верю, что мои товарищи разделяют мое мнение по этому поводу.

Скажите, если у вас будет дочь, вы захотите, чтобы она пошла по вашим стопам?

Думаю, я буду хотеть, чтобы она не боялась делать все, что хочет. Я поддержу любой ее выбор, но могу твердо сказать, что в армии она служить будет.

Беседовала Алла Гаврилова

- Обсуждение интервью на Facebook NEWSru.co.il

facebook

Комментировать на сайте polosa.co.il






  Rating@Mail.ru  
Воскресенье, 16 декабря 2018 г.
Все права на материалы, опубликованные на сайте NEWSru.co.il, охраняются в соответствии с законодательством Израиля. При использовании материалов сайта гиперссылка на NEWSru.co.il обязательна. Перепечатка эксклюзивных статей без согласования запрещена. Использование фотоматериалов агентств не разрешается.