Иерусалим:
22 - 33°
Тель-Авив:
23 - 29°
Эйлат:
28 - 41°
Приложение
для Android
Мобильная
версия
18+
NEWSru.co.il :: В Израиле10 мая 2009 г., 06:35

Депутат Шели Яхимович об "очень странном бюджете". Интервью

Эксклюзив NEWSru Israel
время публикации: | последнее обновление: блог версия для печати

В минувшие выходные гостем программы "Израиль за неделю" (телеканал RTVi) была депутат Кнессета от партии "Авода" Шели Яхимович.


Редакция RTVi любезно предоставила нашему сайту запись этого диалога.

Беседовал Зеэв Фрайман.

NEWSru.co.il публикует полную версию этого интервью. В эфире RTVi оно было немного сокращено.

Здравствуйте, госпожа Яхимович. Или все же не госпожа – а "товарищ" Яхимович? Где вы позиционируете себя межу этими двумя вариантами?

Вы можете называть меня просто Шели. Это решит все проблемы.

Помогите нам понять: что происходит с фракцией партии "Авода" в Кнессете?

Партия ""Авода"" пережила два очень тяжелых кризиса. Первый – поражение на выборах. Тринадцать мандатов – это поражение, с какой стороны на это ни посмотри. Второй кризис был связан с вопросом: входить в правительство или нет? Этот кризис фактически расколол партию. Я пытаюсь сегодня залечить эту рану. Например, я не вижу никакого толка в выходе из партии, а считаю, что бороться нужно изнутри. Но третий экзамен партия проходит в эти дни, когда Биньямин Нетаниягу пытается провести смертельный для слабых социальных слоев бюджет. И здесь партия "Авода" должна повести себя соответствующим образом, решив, есть ли смысл в этом партнерстве.

Что вас не устраивает в предлагаемом проекте государственного бюджета – и, разумеется, в законе о хозяйственном регулировании?


Бюджет – это не только самая горячая тема сейчас. Когда читаешь бюджет государства Израиль, да и любого другого, сразу понимаешь его идеологию. Поверьте мне, я тщательно изучила проект бюджета. Сразу все ясно: что важно для страны, а что – нет. Ясно, что она развивает, а что задвигает в дальний угол. По-моему, это самая важная книга. Все остальное – только разговоры.

Даже политика?

У словесных заявлений нет никакого смысла... Например, если премьер-министр заявляет, что он заботится о студентах, или, что образование – это важнейший приоритет, я смотрю в бюджет и вижу, что он срезает миллиарды в разделе "образование". Тогда я понимаю, что связи между словами и делами нет. Разговорами я занималась, когда была журналисткой. Сейчас я депутат Кнессета, законодатель, и я хочу, чтобы заявления превращались в действия.

Это очень странный бюджет. Государство Израиль ведет себя как загадочная автономия, которая не понимает, что же произошло в мире. 20 глав ведущих государств мира собираются вместе и что они решают первым делом? Добавить пять триллионов долларов к государственным бюджетам. Потому что только так можно выбраться из застоя. Можно создать рабочие места, вложить в инфраструктуры. Дефициты бюджетов увеличиваются, чтобы вывести хозяйство из кризиса.

А у нас? Нетаниягу застрял с экономической идеологией Маргарет Тэтчер начала восьмидесятых: сокращать, сокращать, сокращать... Что такое сокращения? Это увольнения, это безработица. Это значит, что у людей не будет денег, чтобы покупать товары. А это приводит к банкротству бизнесов. По-моему, это трагедия.

Вас не устраивают сокращения в принципе – или только определенные сокращения?


Тут два аспекта. Прежде всего, я считаю, что сегодня правильная монетарная политика – расширение, увеличение трат. Весь мир пришел к этому выводу. Весь мир понял, что экономическая политика последних лет привела нас к этому кризису - самому тяжелому в истории, как минимум, со времен великой депрессии в тридцатых годах прошлого века. Все поняли, что нужно делать, кроме Израиля. Одинокий остров в океане, экономически абсолютно устаревший!

Давайте посмотрим на планируемые сокращения. Это же просто садизм! Страдают все слабые слои населения: студенты, ученики, вдовы, семьи, потерявшие кормильцев, молодые матери. Есть группы населения, по которым министерство финансов просто решило стрелять прямой наводкой. Например, демобилизованные солдаты. Как минимум, в пяти пунктах бюджета есть сокращения для демобилизовавшихся солдат! Молодые матери... Или репатрианты... Каждый третий пункт – это удар по репатриантам: сокращение корзины абсорбции, закрытие центра абсорбции в Ришон ле-Ционе, урезание налоговых льгот. Как будто кто-то решил: давайте поищем репатриантов и ударим по ним. А уже если ты репатриантка и мать-одиночка, тогда вообще... Ну в самом деле, неужели слабые должны платить за всё?

Но, чтобы помочь слабым слоям населения, необходимо забрать что-то у среднего класса…

Честно говоря, когда я пошла в политику, меня больше заботили слабые. Я посвятила себя заботе о работниках, нанятых через посреднические фирмы, другим слабым звеньям общества... По-моему, труд и право на достойный заработок – это основное право. Все остальное меркнет перед этим. Сейчас модно говорить о праве на чистый воздух, без дыма сигарет... Но все эти права ничего не стоят, если человек не может заработать себе на достойную жизнь.


А потом я поняла, что удар, особенно в последние два года, принял на себя средний класс. Сегодня он просто исчезает, прогибается под тяжестью нагрузки. Средний класс не в состоянии обеспечить хорошее образование своим детям, он не уверен в своем трудовом будущем, его используют также, как работников посреднических фирм.

Как же вы сможете проголосовать против бюджета, когда вся фракция будет голосовать за него?

Прежде всего, я не рада, что мы в этой коалиции. Я была против этого партнерства. Я считаю, что оно больше вредит партии, чем помогает. Но, даже как член коалиции, я действую. Прежде всего, именно я предала гласности секретный проект закона об урегулировании в хозяйстве. Между прочим, 31 тысяча человек прочитала этот документ, опубликованный на моем сайте в интернете. Это 222 страницы запутанного текста, но люди хотят знать правду! Кроме того, я пытаюсь всеми силами уменьшить количество сокращений, выступая против них как публично, так и действуя за кулисами. Я добивалась изменений в проекте закона еще до того, как он представлен на рассмотрение Кнессета. И после того, как его представят в парламенте, я продолжу эту борьбу.

Я знаю, что вы плотно занимались вопросом прав работников, нанятых через посреднические фирмы. Как обстоят с этим дела сейчас?

Наем работников через так называемые компании по трудоустройству – это разновидность обмана. Это способ подлинного работодателя увильнуть от ответственности перед своим работником. "Заплати какому-то посреднику, и тогда ты больше никому ничего не обязан". С точки зрение работодателя, например, уборщица может в один прекрасный день исчезнуть, а на ее место просто придет другая. Он даже этого не узнает, потому что формально ее работодатель – посредник. Я считаю, что это вопиющая несправедливость. В Израиле, к глубокому сожалению, эта позорная практика укоренилась. Намного больше, чем в других западных странах. В Европе тоже есть посреднические конторы, но там работник просто становится постоянным сотрудником такой фирмы. А у нас – это средство эксплуатации.


Я очень активна в этом вопросе. Благодаря моему вмешательству, минфин теперь обязан указывать минимальную цену в объявляемых им тендерах. До этого некоторые предложения по тендерам были настолько низкими, что, даже если подрядчик был бы праведником (а они, как правило, совсем не такие), он не смог бы платить своим работникам достойную зарплату. Были предприняты и другие законодательные меры для улучшения условий труда работников посреднических фирм. Сейчас вступил в силу новый закон о компаниях по найму рабочей силы. Согласно этому закону тот, кто проработал в определенном месте более 9 месяцев через посредническую фирму, автоматически становится работником данного предприятия.

Как раз об этом законе я и хотел бы поговорить. Согласно этому закону временные работники через девять месяцев должны были бы получать полноценные права. Но на практике, посредники и фирмы или даже государственные предприятия, работающие с посредниками, нашли способ обойти закон. Они просто увольняют человека до истечения девяти месяцев.

Вы правы, этот закон немного устарел...

Только начал действовать и уже устарел?

Он был принят более десяти лет назад, но его действие каждый раз замораживалось законом об урегулировании хозяйственной деятельности. Это довольно наивный закон. Тот, кто его писал, думал, что посреднический фирмы – это самое страшное зло. А сегодня те, кто работает через компанию по найму рабочей силы, уже превратились в элиту эксплуатируемых. Потому что появились еще более незащищенные работники. На людей, работающих в качестве подрядчиков, этот закон вообще не распространяется.

Это идеологическая борьба между теми, кто считает, что рабочая сила – это что-то вроде полезного ископаемого: нужно его максимально использовать, а никчемные остатки выкинуть; и между теми, кто уверен, что одно из основных прав – право на достойный труд. Я думаю, что даже для работодателя будет лучше, если его сотрудники будут более опытными, преданными своему месту работы, будут знать, что это их второй дом. Это принципиальная идеологическая борьба, и в то же время часть моей ежедневной работы в Кнессете.

Так все-таки нужно изменить закон?

Но это только часть проблемы. Дело в том, что компании по найму рабочей силы объявляют себя фирмами по предоставлению услуг. И тогда они уже не подпадают под действие этого закона. Это уже техника. Когда работодатель захочет выжать из своего работника все соки, он найдет способ это сделать. Рынок труда сегодня очень жестокий. Работу найти очень трудно. Многие уже привыкли слышать фразу: "Скажи спасибо, что у тебя есть работа". Но нужно всегда помнить, что борясь за права трудящихся, мы не только защищаем самых обездоленных. Вы знаете, сегодня уже многие учителя мечтают получать зарплату министерства просвещения, потому что им платят посреднические фирмы. Представляете? Фирмы, которые предоставляют учителей для государственных школ! И их увольняют каждые девять месяцев перед летними каникулами! Это же просто издевательство над средним классом.

Есть и другие изощренные способы эксплуатации. Вы наверняка слышали о так называемом "глобальном договоре". Это принято в средствах массовой информации, хайтеке, адвокатских конторах. Это еще называют "должностью особого доверия". Вам платят какую-то сумму, рассказывают, что это должность особого доверия, а значит, никакой оплаты за дополнительные рабочие часы или за работу в выходные быть не может. Однако сама сумма настолько низка, что это просто плохая шутка. Вы знаете, я работала на втором телевизионном канале. Я была ведущей журналисткой и мне хорошо платили. Я готова сказать сколько: пятьдесят четыре тысячи шекелей в месяц, брутто. Было понятно, что если я веду программу в выходной день, мне не будут доплачивать за это. Моя зарплата и так слишком высока и ясно, что она включает в себя все. Но вместе со мной работала младший редактор, которая получала пять тысяч шекелей в месяц, а ее договор выглядел точно так же, как и мой. И она тоже работала по выходным, и никто не платил ей за переработку. Это очень хорошо иллюстрирует несправедливую сущность "глобальной заработной платы". Вместо того, чтобы стать бонусом для сильных работников, каким была я, она превратилась в инструмент для еще большей эксплуатации слабых.

А что вы думаете о программе "Висконсин"?

Это одна из самых ужасных программ, которые когда-либо были. Я не знаю, кто придумал эту разновидность садизма. Я знаю, где это было – в штате Висконсин. Поэтому она так и называется. Но в самом Висконсине знают, что программа провалилась. Удалось заставить людей работать на самых неблагодарных работах, но они остались бедняками. Так чего мы этим достигли? Эта программа просто создана для унижения людей: все эти смехотворные курсы, а потом опять-таки работа через подрядчиков за ничтожную зарплату. Люди не могут выкарабкаться из бедности.

Сегодня кстати название проекта изменили. Теперь это называется "Свет трудоустройства". Предыдущее название заработало себе такую репутацию, что его просто постарались спрятать подальше. Частные фирмы, включая иностранные, выигрывают тендеры, получая деньги от государства, вместо того, чтобы безработными занялась государственная служба трудоустройства. Кстати, мы вместе с депутатом Кнессета Софой Ландвер уже сумели добиться изменений. Мы провели в Кнессете закон, согласно которому, люди старше 45 лет не подпадают под действие "программы Висконсин". Этого, разумеется, недостаточно. Я хочу вообще ее отменить, но пока я делаю то, что возможно. Я думаю, что борьба с этой программой должна объединить разные партии, стать интересом всех, кто не желает, чтобы трудящихся унижали.

facebook
...