18+
ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ

"Иерусалиму нужен управляющий". Интервью с Моше Леоном

время публикации: 12 июля 2018 г., 07:56 | последнее обновление: 12 июля 2018 г., 08:05 блог версия для печати фото
Эксклюзив NEWSru Israel

В конце октября состоятся муниципальные выборы. На пост мэра Иерусалима претендуют не менее семи кандидатов. NEWSru.co.il начинает серию интервью с главными кандидатами. Первым на наши вопросы ответил Моше Леон.

56-летний Леон вторично баллотируется на пост мэра Иерусалима. В 2013 году он уступил на выборах Ниру Баркату. В ходе последней каденции Леон занимал должность депутата горсовета – сначала в оппозиции, а затем в коалиции.

В прошлом Моше Леон был генеральным директором министерства главы правительства и владельцем крупной аудиторской фирмы.

В интервью NEWSru.co.il Леон говорит о том, почему так стремится занять пост мэра, какие шаги на этом посту намерен сделать, а также комментирует слухи о поддержке, которую якобы получает от партии "Наш дом Израиль".

Беседовал политический обозреватель NEWSru.co.il Габи Вольфсон.

Господин Леон, вы вторично баллотируетесь на пост мэра города, который многие называют "больным". Вы хорошо знакомы с ситуацией в городе, с его проблемами. Зачем вам эта должность?

Честно говоря, я не люблю, когда Иерусалим называют больным городом. Он здоров. Это город живой, активный, с богатой культурной жизнью. Я согласен, что есть немало задач, которые необходимо решать, но говорить о больном городе не стоит. Городу необходим прорыв в экономической сфере, нужно сделать так, чтобы молодежь не покидала город. Добиться этого можно, прежде всего, активизировав строительство жилья в городе. Ну и конечно, нужны рабочие места, нужен хайтек, причем основа для развития этой области в городе есть. И, конечно, места отдыха, культурные заведения. Все это даст возможность решить задачи, стоящие перед нами.

Вы упомянули молодежь, которая покидает город. По общему мнению, главная проблема Иерусалима – демографическая. Город по-прежнему покидает больше людей, чем переселяются в него. Как решить эту проблему?

Эта проблема действительно существует, и она является следствием высоких цен на жилье. Молодые пары не приезжают в город, где они не могут купить квартиры. И поэтому наша задача: привести к понижению цен. Добиться этого можно, лишь увеличив число квартир. Этим я намерен заниматься очень активно, это моя первая и главная задача. Надо расширить рынок жилья.

Каким образом? В столице нет большой площади незастроенной земли.

Верно. Но есть много проектов городской реконструкции. "Пинуй бинуй" и ТАМА-38 могут быть реализованы, но это не делается. В результате в Иерусалиме имеется большое число старых и небезопасных зданий. Их надо укреплять или перестраивать. При перестройке зданий увеличивается число квартир. Это само по себе заметно расширит рынок.

Вы отлично знаете, что и "пинуй-бинуй" и ТАМА-38 зависят во многом от желания жителей, от их готовности принять участие в проекте, что часто тормозит его реализацию.

Я не согласен с вами. Я убежден, что люди заинтересованы в таком обновлении. Они понимают, что получат квартиры гораздо более высокого качества, большей площади. Люди опасаются, что сроки не будут соблюдаться, что обещания не будут выполнены. И тут уже задача муниципалитета состоит в том, чтобы сопровождать эти проекты, следить за их выполнением, следить за тем, чтобы выполнялись обещания, данные людям.

Вы говорите в первую очередь о "пинуй-бинуй".

Да. Это проект, который позволяет добиться заметного расширения рынка жилья в относительно короткие сроки. Обратите внимание, что в Иерусалиме мало высокоэтажных зданий. В городе есть большие районы, где вообще нет высокоэтажных зданий, и совершенно непонятно почему.

О каких районах вы говорите?

Например, Кирьят-Менахем, например Катамоны, например Тальпиот. Это не центр города, это периферийные районы, но там можно строить высотные дома.

Высотные – это девятиэтажные?

Девять, двенадцать, двадцать четыре и даже тридцать шесть.

Вы можете себе представить 24-этажные здания в Кирьят-Менахеме?

Почему нет? Конечно. Мы же говорим не об одном доме, а о нескольких домах, которые будут заменены высотным зданием. Это не только поможет решить жилищную проблему, но и увеличит зеленую зону. Я хочу вам сказать, что первый такой проект уже реализуется. Я говорю о комплексе "А-Мекашер".

Сколько квартир там прибавится?

Примерно 150. Но как вы думаете, сколько всего квартир строится каждый год в Иерусалиме?

Сколько?

Около двух тысяч. Этого мало, этого катастрофически мало, если мы хотим, чтобы молодые семьи оставались в городе, а некоторые вернулись в город.

У вас есть конкретная цель в том, что касается числа единиц жилья, которые будут построены, скажем за одну каденцию, за пять лет?

На сегодняшний день, в уже существующих проектах запланировано строительство 12.000 единиц жилья. Я говорю о проектах "пинуй-бинуй". Я лично буду контролировать их продвижение и реализацию, чтобы проекты продвигались как можно быстрее. Но в целом моя задача, по меньшей мере, удвоить число единиц жилья строящихся в городе. Если не утроить.

Сколько было построено за последние пять лет?

Я полагаю, что порядка 10.000 единиц жилья. Если нам удастся построить несколько десятков тысяч единиц жилья, то многое будет выглядеть иначе.

Как можно быть уверенными в том, что эти квартиры приобретут люди, относящиеся к производительному сектору и не продолжится "харедизация" города?

Я вижу, что происходит в городе. Молодые семьи хотят здесь жить. Они хотят остаться в Иерусалиме, но не могут позволить себе покупать жилье по таким ценам. Если жилье будет более доступным, то и молодые семьи останутся в городе, а те, кто его покинул, начнут возвращаться.

Итак, вы говорите примерно о двадцати тысячах квартир за пять лет.

Я говорю об удваивании, а желательно увеличении втрое числа строящихся квартир. Это непросто, поверьте, что это очень тяжелая работа. Нужно преодолевать бюрократические препоны, нужно продвигать проекты. Но другого пути нет. Мое преимущество в том, что я умею управлять. Я всю свою жизнь занимаюсь управлением. Был аудитором в одной из крупнейших компаний, под моим началом работали почти триста человек, я был и генеральным директором министерства главы правительства, был главой совета директоров "Ракевет Исраэль". Я занимался управлением, все время занимался хозяйственным управлением. А Иерусалиму нужен управляющий, хозяйственник.

Еще два вопроса по поводу жилья. Что вы намерены делать с пустующими квартирами?

К сожалению, с ними нечего делать. Таков рынок, и эти квартиры часть рынка. Есть предложение удваивать арнону, но я не думаю, что это эффективно. Тот, кто приобретает жилье в качестве вложения средств, не выставит квартиру на продажу из-за того, что мы удвоили арнону. Я убежден, что если квартир станет больше, это подтолкнет и тех, кто владеет пустующими квартирами, выставить их на продажу.

До сих пор мы говорили о жилье на покупку. Существует не менее, а может быть и более острая нужда в жилье на съем.

Часть проектов, в частности проект в Тальпиоте, предназначен именно для строительства жилья для долгосрочной ренты. В другом районе уже реализован проект строительства двух многоквартирных зданий, одно из которых полностью предназначено для сдачи жилья в аренду. Проектов, как видите, много, но для их реализации необходимо преодолевать бюрократию. И это касается не только жилья, но и области трудоустройства. Нужно приглашать в Иерусалим новые компании, нужно налаживать связи с предпринимателями, в первую очередь в области хайтека. Иерусалим очень своеобразный в этом отношении город. Есть масса стартапов. Но как только компания выходит на новый уровень, и уже не является стартапом, очень трудно развиваться в Иерусалиме. Знаете почему? Потому что нет офисных зданий. А для бизнеса – это очень серьезная проблема. Если мы решим проблему жилья, добьемся снижения цен на жилье, увеличим число офисных зданий, то изменим ситуацию в городе.

Вы говорите о жилье и работе. Но есть и другие проблемы, которые подталкивают молодых людей в сторону отъезда из города.

Есть много проблем. Я говорил о главных. Понятно, что есть проблема чистоты в городе, проблема качества дорог и тротуаров, есть проблема мест отдыха. Этот город нуждается в обновлении. Он много лет не получал того, что получали другие города, где проекты обновления реализовывались.

Что мешало? Вы в горсовете с 2013 года. Сначала были в оппозиции, потом в коалиции. Почему все те шаги, о которых вы говорите, не были предприняты до сих пор?

Я не хочу никого критиковать, я знаю, что собираюсь делать дальше. Мое преимущество в том, что я хорошо знаком с правительственными министерствами. Я сумею принести бюджеты, что позволит начать интенсивную реконструкцию города.

И все-таки вы готовы объяснить, что мешало реализовать все это до сих пор?

Нужна иная система приоритетов. Нужно больше внимания уделять инфраструктурам, нужно больше внимания уделять внешнему виду города. Нужен управляющий, которого нет в городе.

И не было?

Его нет.

Будет очень трудно остановить отток молодых людей из города, когда то и дело возникают разговоры о закрытии в шаббат "Митхам а-Тахана", о закрытии кафе и ресторанов на рынке в вечерние часы.

Разговоры не имеют значения и не имеют смысла. Имеет значение то, что происходит в реальности.

Какова ваша позиция?

Самое главное – это сохранить статус-кво. Это оптимальная для Иерусалима ситуация. Все будет так, как было до сих пор.

Вы готовы обязаться, что "Митхам а-Тахана" продолжит работать по шаббатам?

Я готов дать обязательство, что статус-кво в городе будет сохранен. Это "Митхам а-Тахана", это рынок "Махане Иегуда", это другие места. Статус-кво будет сохранен.

Итак, если вы мэр города, то все, что работает сегодня по шаббатам, продолжит работать?

Торговой деятельности в Иерусалиме по шаббатам быть не может, это противоречит закону. В "Митхам а-Тахана" была торговая деятельность по шаббатам, ее быть не должно.

Какая торговая деятельность там была?

Работали несколько магазинов по шаббатам. Этого быть не должно. Развлекательные места, рестораны продолжат работать.

В начале августа в Иерусалиме пройдет очередной Парад гордости представителей сексуальных меньшинств. Как вы относитесь к проведению такого мероприятия в Иерусалиме?

Проведение этого мероприятия утверждено БАГАЦем. После того, как Верховный суд вынес свой вердикт, очевидно, что мероприятие продолжит проводиться в столице.

Вы говорите о юридической стороне вопроса. Я спрашиваю о вашем личном отношении к такому мероприятию в столице.

Как вы догадываетесь, я не ощущаю себя частью подобного мероприятия. Но каждый человек имеет право делать то, что считает нужным, до тех пор, пока это находится в рамках закона. Я верю в постулат "живи и давай жить другим". Это касается и "Парада гордости".

Почти четверть населения города составляют арабы. На повестке дня находится проект, одним из инициаторов которого является ваш главный конкурент Зеэв Элькин, о создании отдельной муниципальной единицы, куда будут перенесены некоторые арабские кварталы. Как вы относитесь к этому плану?

Я категорически возражаю. Это односторонний шаг, который ни в коем случае нельзя делать. Есть политическое решение, согласно которому Иерусалим является объединенным городом. Объединенным – это означает, что в состав Иерусалима входят все кварталы, которые к нему сегодня относятся. Это касается и арабских кварталов, которым муниципалитет обязан предоставлять такие же услуги, как и в остальных районах.

Прекрасно. И так создается ситуация, при которой муниципалитет предоставляет жителям услуги, не получая при этом от некоторых арноны и тому подобного.

Это уже провал муниципалитета, но не причина отделять от города часть его кварталов и их жителей. Задача муниципалитета: обеспечить соблюдение закона, получение налогов и так далее. К этому надо стремиться, а не к односторонним шагам и отделению кварталов.

Как вы добьетесь соблюдения закона в городе?

Я намерен создать специальную структуру, которая будет управлять районами в Восточном Иерусалиме. Там будет уделено больше внимания взиманию арноны, но в то же время и предоставлению услуг. Мне не кажется, что уменьшение города решает проблему предоставления услуг его жителям или получения с них налогов.

Шуафат – часть Иерусалима? Его жители – часть Иерусалима?

Они ходят по городу, они живут на то, что город может дать – и муниципалитет, и частный сектор, они работают в городе – они часть города, безусловно. Это и есть объединенный Иерусалим. А односторонние шаги никогда не приносили Израилю ничего хорошего. Нельзя решать все проблемы путем отделения, размежевания.

Ранее вы говорили о проблемах строительства. В арабских кварталах она не менее острая.

Безусловно. Но там мы имеем дело с дополнительным фактором: незаконным строительством. Когда мы говорим о предоставлении разрешений на строительство, это должно быть увязано с упорядочиванием незаконно построенных зданий.

В последние годы Иерусалим регулярно сталкивался с бюджетной проблемой, что приводило к конфликтам между мэром города и министром финансов.

Конфликты были, и конфликты эти, с моей точки зрения, совершенно излишни. Можно и нужно было вести переговоры на эту тему за кулисами, без публикаций и стихийных забастовок. Но я хочу сказать, как человек, который в последние два года принимал непосредственное участие в этих переговорах: есть неподдельное желание помочь Иерусалиму и дать возможность получить бюджеты, необходимые для города.

Иерусалим вечно будет в роли малоимущего родственника, просящего старших, то есть минфин, о помощи?

Наша цель, чтобы ситуация коренным образом изменилась. Столица должна быть экономически сильной единицей, сюда должны перебраться правительственные учреждения. Но это процесс, который займет время, и который связан с тем, о чем мы говорили ранее: со строительством офисных зданий, развитием инфраструктур. Этот процесс завершится не завтра, это долгосрочный проект.

Область, в которой Иерусалим преуспевает – это туризм. И вот вокруг крупнейшего проекта, имеющего потенциал приезда туристов – конкурса "Евровидения" – начались распри. В том числе вновь зашла речь о "нарушении святости субботы" и тому подобных проблемах. Конкурс состоится в столице?

Это тема, которая находится в ведении правительства, не муниципалитета. Министры принимают решение по этому поводу, и перед их глазами есть множество дилемм, касающихся не только шаббата. Если вы спрашиваете мое мнение, то я за то, чтобы конкурс "Евровидение" состоялся в Иерусалиме, но без нарушения шаббата. Надеюсь, что это будет возможно, и конкурс пройдет в Иерусалиме.

Давайте поговорим о вас. В прошлую предвыборную кампанию ваши конкуренты говорили о том, что вы не иерусалимец, не очень связаны с городом. Вы действительно не родились в Иерусалиме.

Скажите, где мы сейчас с вами находимся?

Это ваша квартира или съемная?

Моя, купленная. В Иерусалиме живем и я, и моя семья. Я в Тель-Авив почти не выбираюсь. Мне вообще смешно говорить об этом. Этот довод использовали мои противники перед прошлыми выборами. Но после этого я остался в городе, пять лет работал на добровольных началах в горсовете, в последние три года возглавлял отдел "общинных управлений", действующих в районах города, особенно на периферии. Я многого добился на этой должности, заметно увеличил бюджеты. В общем, ни у кого нет оснований сомневаться в том, что я иерусалимец на полную ставку.

Вас допрашивали по делу Дери. Это был разовый допрос или были дополнительные вызовы?

Одноразовый, более того достаточно короткий. Уже через несколько часов выяснилось, что речь идет об ошибке. Кроме шумихи, которая была поднята на один день, ничего не осталось. Действительно нерелевантная история. В Израиле, как вы видите, каждый может оказаться в роли допрашиваемого. Это неприятно, не скрою, но все позади, я не могу сказать, что эта история меня беспокоит.

По всеобщему мнению, вас поддерживает партия "Наш дом Израиль". Так считают почти все, и только Авигдор Либерман утверждает, что не оказывает вам прямой поддержки. Какова ситуация на самом деле?

Партия НДИ меня не поддерживает. Верно, что Авигдор Либерман является моим близким другом, но отсюда и до поддержки меня партией НДИ очень далекая дорога. Между нами есть разногласия по вопросам религии и государства. Тем не менее, я надеюсь, что НДИ поддержит мою кандидатуру на пост мэра. Вообще, я бы считал своим достижением тот факт, что ультраортодоксы и НДИ поддержат меня. Это не само собой разумеется.

Говоря об ультраортодоксах, вы имеете в виду в первую очередь ШАС, не ашкеназов?

И их тоже. Я надеюсь, что в итоге меня поддержат все харедим.

Даже если в конце концов решит баллотироваться Йоси Дейч (ультраортодоксальный кандидат, который еще не объявил о своем решении принять участие в выборах – прим. ред.)?

Есть столько "если", что все их учесть невозможно. Я двигаюсь вперед, делаю для иерусалимцев все, что могу, а также общаюсь с ними. После нашей беседы я отправляюсь на очередную такую встречу, и должен вам сказать, что большинство – не ультраортодоксы.

И когда вы встречаетесь с жителями столицы, то как вы объясняете им, почему нужно голосовать за вас, а не за Зеэва Элькина? В чем ваше преимущество?

Основная разница между нами состоит в том, что я управляющий, а он нет. Иерусалим – сложный город. Здесь живут 880.000 жителей, бюджет составляет пять с половиной миллиардов шекелей. Я управлял организациями с подобным бюджетом, знаю эту работу. Его опыт несколько иной. Я не хочу говорить о том, какие министерства он возглавляет и какие данные организатора там требуются. Но всякий, кто посмотрит в мое резюме, поймет каков мой опыт. Еще одно отличие состоит в том, что для меня эта должность не является трамплином в политику. Я везде говорю о том, что политика не входит в мои планы. Это последняя моя общественная должность, я не собираюсь быть депутатом или министром. Если бы я этого хотел, то уже был бы. Я люблю Иерусалим, хочу, чтобы он процветал, и эта должность – моя миссия.

Вас задел тот факт, что мэр Иерусалима Нир Баркат не поддержал вас, несмотря на обещание?

Он ничего не обещал, и я нисколько не задет. Честно говоря, я ничего другого не ждал.

Иными словами, все разговоры о том, что вам обещана поддержка Барката, что он видит вас своим преемником и так далее, – все это пустые разговоры.

Между нами не было никакого соглашения, и я ничуть не задет.

Последний вопрос, почти личный. Очень важной составляющей этоса Иерусалима является футбольный клуб "Бейтар". В настоящий момент команда находится на грани реального краха после того, как владелец объявил о разрыве с клубом. Что муниципалитет делает в этом отношении?

Мы очень активно ищем инвестора. Я молю Бога, чтобы усилия увенчались успехом. "Бейтар" не только иерусалимский клуб – это команда всей страны. Крайне важно, чтобы команда продолжила функционировать. Надеюсь, что наши усилия увенчаются успехом.



- Обсудить на странице NEWSru.co.il в Facebook

facebook






  Rating@Mail.ru  
Понедельник, 24 сентября 2018 г.
Все права на материалы, опубликованные на сайте NEWSru.co.il, охраняются в соответствии с законодательством Израиля. При использовании материалов сайта гиперссылка на NEWSru.co.il обязательна. Перепечатка эксклюзивных статей без согласования запрещена. Использование фотоматериалов агентств не разрешается.