Иерусалим:
5 - 8°
Тель-Авив:
9 - 15°
Эйлат:
11 - 20°
Приложение
для Android
Мобильная
версия
18+
NEWSru.co.il :: В Израиле16 ноября 2012 г., 07:01

Министр Кац: "Прекратить кормить врагов". Интервью

Эксклюзив NEWSru Israel
время публикации: | последнее обновление: блог версия для печати фото
Исраэль Кац. 15 ноября 2012 года Кирьят-Малахи после ракетного обстрела. 15 ноября 2012 года Исраэль Кац и Биньямин Нетаниягу

Министр транспорта Израиля Исраэль Кац, житель Кфар Ахим (30 км от границы с сектором Газы), 15 ноября посетил соседний город Кирьят-Малахи, где в результате ракетного обстрела погибли трое израильтян, и еще семеро получили ранения.

Вскоре после этой поездки министр Кац встретился с нашим корреспондентом и ответил на вопросы NEWSru.co.il.

Вы посетили Кирьят-Малахи после того, как ракета попала в жилой дом, убив трех человек.

Да, я живу в соседнем населенном пункте Кфар Ахим, в зоне обстрелов, и счел правильным посетить город и поддержать местных жителей, особенно на фоне этой трагедии. Горожане страдают от ракетных обстрелов, но при этом говорят, что готовы потерпеть, если политическое и военное руководство сделают то, что необходимо сделать в Газе, и избавят страну от этой угрозы. Я уже много лет призываю к решительным действиям.

Операция, которая началась 14 ноября с уничтожения Ахмада аль-Джабари, отличается от предыдущих. Израиль недвусмысленно дал понять лидерам ХАМАС, что готов ликвидировать их. Уже был нанесен серьезный ущерб инфраструктуре террора. Например, удары по арсеналам ракет с большим радиусом действия стал для террористов неприятным сюрпризом и уменьшил угрозу для тыла. Но цель, которой следует добиваться – это полное устранение угрозы ракетных обстрелов. Следует сделать все необходимое для достижения этой цели.

Что конкретно вы имеете в виду?

Я уже давно призываю завершить "размежевание" с сектором Газы. Следует установить нормальную границу и прекратить снабжать Газу электричеством, водой и продуктами питания, стройматериалами и прочим. Израиль должен продолжать поддерживать морскую блокаду, чтобы предотвратить поставку тяжелых вооружений. А снабжением пусть занимается Египет. Новые египетские власти очень близки к ХАМАС, вот пусть и организуют поставки гуманитарных грузов.

Надо положить конец абсурдной ситуации, при которой мы кормим своих врагов.

Международное сообщество считает, что мы ответственны за сектор Газы, потому что мы собираем налоги и поставляем гуманитарные грузы, но при этом мы не имеем никаких полномочий. Я не поддерживал эвакуацию еврейских поселений из сектора Газы, но раз уж это произошло, то следует довести дело до конца и завершить отделение.

Если бы нас обстреляли ливанские террористы, то немедленно все население Южного Ливана устремилось бы в Бейрут, так как им хорошо известно, что жесткая реакция не замедлит последовать. А жители Газы не бегут на Синай, потому что им, в свою очередь, тоже известно, насколько мы ограничены в действиях на этом направлении. Этому абсурду следует положить конец. Недопустимо, чтобы Ханийя и другие главари ХАМАС спокойно жили, пока израильские граждане прячутся в бомбоубежищах.

Как бы не случилось повторения сценария "Литого свинца". После той операции затишье установилось ненадолго.

Тогда была иная ситуация. Армия провела "Литой свинец" безупречно, застав террористов врасплох. Но в политическом руководстве не было единства мнений. Трое лидеров, премьер-министр Эхуд Ольмерт, министр иностранных дел Ципи Ливни и министр обороны Эхуд Барак, спорили друг с другом о целях и задачах операции. Вдобавок, Ливни продвигала ошибочную концепцию, согласно которой следует свалить режим ХАМАС, чтобы передать власть в Газе председателю ПНА Махмуду Аббасу. Но это же глупость. Аббас не вернет себе власть над Газой, и Израиль совершенно точно не должен приносить в жертву своих солдат ради этой цели.

Я считаю, что, с точки зрения израильских интересов, между Аббасом и ХАМАС нет особой разницы, нам все равно, кто из них правит в Газе, так как нас интересует лишь наша безопасность. Поэтому "Литой свинец" был проблематичен со всех точек зрения, кроме военной.

Нам бы не хотелось проводить масштабную операцию в Газе, но если потребуется, мы пойдем на это. В таком случае будут установлены понятные и определенные цели, и среди них не будет задачи – восстановить власть Аббаса. Будет только цель обеспечить безопасность Израиля.

После этого кризиса я снова буду добиваться принятия моего предложения по полному разрыву гражданских связей с сектором Газы. Я предлагал это Шарону, Ольмерту и Нетаниягу. Кабинет министров обсуждал уже эту проблему. Необходимо положить конец абсурду и установить жесткие правила, нарушение которых повлечет за собой немедленный ответ. Разумеется, мы сохраним за собой право на самооборону.

Перейдем к министерству транспорта. Подведите итоги вашей каденции на этой должности. Каких целей вам удалось достичь?

Не будет преувеличением сказать, что мы совершили настоящую революцию. Во всех сферах были определены задачи, и достижения оказались весьма значительными. В области инфраструктуры удалось реализовать проекты, подобных которым еще не было. Многое уже выполнено, немало проектов находится на стадии реализации, причем свернуть их уже невозможно. Например, продолжается прокладка железных дорог в Негеве и Галилее, параллельно с развитием сети автомобильных дорог. Проект эйлатского экспресса сдвинулся с мертвой точки. Это настоящая национально-социально-экономическая революция.

О железнодорожной компании "Ракевет Исраэль" следует упомянуть отдельно. Мне достался агрессивный железнодорожный профсоюз, который упивался своей силой и не особенно стремился к развитию компании. Я выдвинул им ультиматум и пригрозил закрыть компанию. После подписания недавнего соглашения с ними было много споров о том, кто победил – я и граждане страны или профсоюз. Думаю, после того, как глава профсоюза потеряла свой пост, вопросы отпали. Нам удалось передать уже 30% обслуживания внешним компаниям, открыть специальные курсы подготовки сотрудников, назначить профессиональных руководителей, создать компанию по развитию вокзалов – эта область была совершенно заброшена. Одна из целей – довести количество грузов, транспортируемых по железным дорогам, до 25% вместо сегодняшних 8%. Поезда оснащаются средствами доступа к интернету. Есть недостатки, конечно, и их немало, но общая тенденция очевидна. До 2016 года большая часть поездов будут электрическими.

Очень важные преобразования осуществлены в сфере общественного транспорта в городах. В этой области мы сильно отставали, достаточно было сравнить ситуацию в Гуш-Дане с любым крупным городом мира, причем не только западным. Нам удалось реорганизовать автобусные маршруты, начать внедрение пассажирских автобусов большой вместимости, начались работы по прокладке трамвая и метро в Тель-Авиве.

Мы следуем примеру самых развитых стран, например, Японии, Южной Кореи, Франции и Сингапура, которые создали систему скоростных поездов, автомобильных дорог, метро или трамваев и пассажирских автобусов. Кстати, США, бывшие пионерами в этой отрасли, сегодня оказались среди отстающих. На эти проекты мы выделили более ста миллиардов шекелей. Скорость выполнения для Израиля удовлетворительна.

В области борьбы с автомобильными авариями в этом году удалось добиться снижения количества жертв на 30%. При этом за четыре года отмечено постоянное сокращение числа аварий. Борьба с ДТП относится к приоритетам министерства, так как речь идет не только о спасении человеческих жизней, хотя это, безусловно, главное, но и о экономии немалых средств.

Мы смогли вернуть Израилю американскую высшую категорию безопасности авиации, утраченную три года назад. Пришлось серьезно потрудиться, принимая новый закон об авиации. Вдобавок после двадцатилетних разговоров началось строительство аэропорта в Тимне под Эйлатом. Решено построить аэродром для легких самолетов в Бен-Шемене вместо герцлийского. Проводится модернизация аэропорта Бен-Гурион, против чего годами возражали местные власти, так как в период работ жителям соседних населенных пунктов приходилось страдать от шума. Но примерно через год все уже будет позади. Начался процесс ратификации соглашения "Открытое небо", которое должно гарантировать увеличение предложения и снижение цен, при росте числа иностранных туристов.

Минтранс третий год подряд входит в число лидеров среди госструктур по качеству обслуживания граждан. Сейчас мы собираемся внедрять специальные машины для автоматического обслуживания.

А неудачи у вас были?

Могу сказать, что пока не завершена реформа сферы импорта автомобилей и запчастей к ним. Кое-что сделано, нужные решения частично приняты. Урегулирован персональный импорт и т.д. Но пока еще не сделано главное – повышение эффективности параллельного импорта автомобилей, внедрение свободного импорта большей части запчастей, открытие сферы обслуживания автомобилей. Соответствующие законы еще не приняты, хотя часть предложений должна была войти в закон о регуляциях, но вместо этого у нас будут выборы. Так что сразу после выборов, а я надеюсь, что останусь на посту министра транспорта, мы займемся этим вопросом.

После выборов правительству придется утверждать новый бюджет и изыскивать где-то 15 миллиардов шекелей. Министерство финансов обычно начинает сокращения именно с вашего министерства и замораживает все проекты.

Это точно. Минфин автоматически пытается заморозить все, что мы делаем. Для них южный участок шоссе №6 или новая железная дорога – хуже проклятия. Кстати, это очень хороший индикатор – если минфин против какого-то проекта, значит, проект отличный и заслуживает продвижения.

Еще одно изменение, которое мне удалось осуществить, это скорость выполнения проектов. Я стараюсь как можно скорее доводить работы до "точки невозвращения", после чего свернуть проект уже невозможно. Например, при строительстве железной дороги из Хайфы в Бейт-Шеан через Афулу было решено начать работы с обеих концов маршрута, и немедленно строить вокзалы, не дожидаясь подведения путей. То же самое на линиях Кармиэль – Хайфа, Ашкелон – Беэр-Шева, то же самое на строительстве автомобильных дорог.

Минфин постоянно пытается уговорить премьер-министра урезать бюджеты. Недавно он вызвал меня и сказал, что придется сворачивать проекты. Я ему объяснил, что это просто невозможно. Как это – свернуть строительство железной дороги на Бейт-Шеан, если уже миллиард шекелей вложен в работы? Минфин просто вводил премьера в заблуждение, рассказывая, что работы толком не начались. А я в ответ сказал главе правительства, что наши с ним мечты о развитии транспорта воплотились в реальность.

Более того, минфин пытался вмешаться в действующие проекты и остановить их, отменив промежуточные тендеры. Мне пришлось обратиться к юридическому советнику правительства и пожаловаться на это прямое нарушение бюджетного закона: они не имеют права отменять утвержденные программы.

Минфин считает транспортные проекты нерентабельными. С моей же точки зрения, это сверхрентабельная отрасль. Мы создаем множество рабочих мест при выполнении проектов, и инфраструктура начинает окупаться еще на стадии реализации. Так что я решил сделать все возможное, чтобы к моменту, когда разговор зайдет о сокращениях, минфин подыскивал другие программы для этих целей, оставив транспорт в покое.

Другими словами, можно не бояться, что прокладка поезда в Эйлат снова будет отменена? И после сорока лет обсуждений трамвай в Тель-Авиве появится?

Опасность есть всегда. Если, не дай бог, Израиль столкнется с тяжелым экономическим кризисом, то придется провести крайне жесткие сокращения во всех областях. Но в существующих условиях я не вижу смысла сокращать бюджет министерства транспорта, несмотря на сильное искушение.

Относительно эйлатского экспресса. На работы по строительству этой железной дороги еще не выделен бюджет. Сегодня ситуация такова – профинансировано планирование, а также принято правительственное решение об экспрессе. Нам бы хотелось привлечь внешнее финансирование, чтобы избежать дополнительных расходов. Сегодня три страны выражают серьезную заинтересованность в том, чтобы взять на себя частично оплату работ – Китай, Испания и Франция. Кстати, мы с главой правительства хотим попытаться найти внешние источники финансирования и для проекта тель-авивского трамвая.

Если мне не изменяет память, вы еще в 2005 году предлагали объединить "Ликуд" с партией "Наш дом Израиль".

Да, ведь это я придумал название – "Ликуд Бейтейну".

Но у объединения списков есть и противники. Многие критики говорят, что по отдельности "Ликуд" и НДИ могли бы набрать больше мандатов, чем вместе.

Дело не только и не столько в мандатах. Я считаю, что такое объединение верно с точки зрения национальных интересов. С моей точки зрения, "Ликуд" должен заключить стратегический союз с репатриантами, так как это отвечает государственным интересам и интересам "Ликуда".

Напомню, в 1977 году Менахем Бегин сумел положить конец монополии на власть лагеря, созданного Бен-Гурионом. Бегин сделал это благодаря союзу с определенными силами, в том числе, либеральными, религиозными и другими. С тех пор этот союз, получивший название национального лагеря, регулярно получал большинство на парламентских выборах, кроме 1992 года, когда как раз репатрианты привели к власти "Аводу". Даже когда в 1999 году Нетаниягу потерпел поражение, в Кнессете Шарон сумел создать коалицию.

Репатрианты представляют собой большой сектор, отличающийся высоким качеством. Я считаю этот сектор спасителем государства Израиля. Они патриоты. Поэтому их союз с "Ликудом" логичен. Да, пока мы говорим только об общем списке, но я полагаю, что этот союз лет 10-15 будет определять политическую карту Израиля.

Союз "Ликуда" с НДИ призван также изменить ситуацию, когда главная фракция с трудом набирает 20 мандатов. Если не будет никаких сюрпризов, после выборов станет очевидно, какая фракция победила, и кто должен формировать новое правительство. Эффективность управления государством повысится соответственно.

Я руководил комиссией по реформе политической системы, и мы предложили повысить электоральный барьер, чтобы было меньше фракций, ввести квалифицированное большинство для свержения правительства, а также найти способ создать крупную партию, которая будет руководить коалицией. Принятие этого закона было отложено из-за выборов, но мы, фактически, начали эту реформу самостоятельно, создав "Ликуд Бейтейну".

Закон о повышении электорального барьера будет принят после выборов?

Да, конечно, ведь обе фракции поддерживают эту инициативу. Мы включим этот пункт в коалиционные соглашения.

Зато эту инициативу не поддерживают ШАС и "Яадут а-Тора".

Эти партии сегодня выступают против, но после выборов нам будет легче вести с ними коалиционные переговоры на эту тему. Если одни фракции откажутся, мы пригласим в коалицию других.

Беседовал Михаэль Бородкин

facebook



...