Иерусалим:
15 - 24°
Тель-Авив:
19 - 28°
Эйлат:
20 - 33°
Приложение
для Android
Мобильная
версия
18+
NEWSru.co.il :: В Израиле18 июня 2015 г., 10:59

"Крылья Крембо": общество доброты, общество равных

время публикации: | последнее обновление: блог версия для печати фото
В центре "Крылья Крембо" В центре "Крылья Крембо" В центре "Крылья Крембо" ВСЕ ФОТО
 
   
 
 
В центре "Крылья Крембо"

 
   
 
 
В центре "Крылья Крембо"

 
   
 
 
В центре "Крылья Крембо"

 
   
 
 
В центре "Крылья Крембо"

 
   
 
 
В центре "Крылья Крембо"

 
   
 
 
В центре "Крылья Крембо"

 
   
 
 
В центре "Крылья Крембо"

 
   
 
 
В центре "Крылья Крембо"

 
   
 
 
В центре "Крылья Крембо"

 
   
 
 
В центре "Крылья Крембо"

 
   
 
 
В центре "Крылья Крембо"

 
   
 
 
В центре "Крылья Крембо"

 
   
 
 
В центре "Крылья Крембо"

 
   
 
 
В центре "Крылья Крембо"

 
   
 
 
В центре "Крылья Крембо"

 
   
 
 
В центре "Крылья Крембо"

 
   
 
 
В центре "Крылья Крембо"

 
   
 
 
В центре "Крылья Крембо"

 
   
 
 
В центре "Крылья Крембо"

 
   
 
 
В центре "Крылья Крембо"

 
   
 
 
В центре "Крылья Крембо"

 
   
 
 
В центре "Крылья Крембо"

 
   
 
 
В центре "Крылья Крембо"

 
   
 
 
В центре "Крылья Крембо"

 
   
 
 
В центре "Крылья Крембо"

 
   
 
 
В центре "Крылья Крембо"

 
   
 
 
В центре "Крылья Крембо"

 
   
 
 
В центре "Крылья Крембо"

 
   
 
 
В центре "Крылья Крембо"

 
   
 
 
В центре "Крылья Крембо"

 
   
 
 
В центре "Крылья Крембо"

 
   
 
 
В центре "Крылья Крембо"

 
   
 
 
В центре "Крылья Крембо"

 
   
 
 
В центре "Крылья Крембо"

 
   
 
 
В центре "Крылья Крембо"

 
   
 
 
В центре "Крылья Крембо"

 
   
 
 
В центре "Крылья Крембо"

 
   
 
 
В центре "Крылья Крембо"

 
   
 
 
В центре "Крылья Крембо"

 
   
 
 
В центре "Крылья Крембо"

 
   
 
 
В центре "Крылья Крембо"

 
   
 
 
В центре "Крылья Крембо"

 
   
 
 
В центре "Крылья Крембо"

 
   
 
 
В центре "Крылья Крембо"

 
   
 
 
В центре "Крылья Крембо"

 
   
 
 
В центре "Крылья Крембо"

 
   
 
 
В центре "Крылья Крембо"

 
   
 
 
В центре "Крылья Крембо"

 
   
 
 
В центре "Крылья Крембо"

 
   
 
 
В центре "Крылья Крембо"

 
   
 
 
В центре "Крылья Крембо"

 
   
 
 
В центре "Крылья Крембо"
Фото 52 из 70

 
   
 
 
В центре "Крылья Крембо"

 
   
 
 
В центре "Крылья Крембо"

 
   
 
 
В центре "Крылья Крембо"

 
   
 
 
В центре "Крылья Крембо"

 
   
 
 
В центре "Крылья Крембо"

 
   
 
 
В центре "Крылья Крембо"

 
   
 
 
В центре "Крылья Крембо"

 
   
 
 
В центре "Крылья Крембо"

 
   
 
 
В центре "Крылья Крембо"

 
   
 
 
В центре "Крылья Крембо"

 
   
 
 
В центре "Крылья Крембо"

 
   
 
 
В центре "Крылья Крембо"

 
   
 
 
В центре "Крылья Крембо"

 
   
 
 
В центре "Крылья Крембо"

 
   
 
 
В центре "Крылья Крембо"

 
   
 
 
В центре "Крылья Крембо"

 
   
 
 
В центре "Крылья Крембо"

 
   
 
 
В центре "Крылья Крембо"

"Крылья Крембо" ("Кнафаим шель Крембо") – израильское молодежное движение, в котором состоят как обычные подростки, так и подростки с особыми потребностями. Девиз движения: "Вместе создаем место и смысл для каждого". "Крылья Крембо" были основаны в 2002 году Ади Альтшулер из Од а-Шарона. Ади было тогда 16 лет. Сейчас движение насчитывает 40 филиалов по всей стране.

"Кто боится большого медведя?"

Первое ощущение от филиала "Крыльев Крембо" в Рамат-Гане – недоумение. На крыльце, к которому подъезжают машины и автобусы с детьми, толпятся подростки. Несколько человек играют на гитарах, остальные просто тусуются. Все одеты одинаково – в форму, похожую на скаутскую. Взрослых нигде не видно.

Внутри тоже нет ни одного взрослого. Типичный школьный спортзал, толпа одинаково одетых детей – шум, гам и беготня, как на переменке в обычной израильской школе. Я еле уворачиваюсь от летящего мне в голову мяча и пытаюсь найти глазами "вожатую". Через пару минут я замечаю несколько инвалидных кресел с детьми с ДЦП, тоже одетыми в форму. Каждое кресло окружено шумной компанией – все наперебой что-то рассказывают, автоматическими движениями поправляя позу сидящего в кресле подростка, поднося ему бутылку с водой или вытирая ему подбородок.

Еще через некоторое время глаз привыкает, и я начинаю различать в толпе детей с характерными признаками синдрома Дауна, детей-аутистов, глухих ребят.

Рядом с каждым таким ребенком – двое "обычных" детей. Картинка постепенно начинает проясняться. Я, наконец, нахожу "директора" филиала. Это 17-летняя Майя, ученица 11-го класса. Позже выясняется, что взрослый человек в этом филиале все-таки есть. Правда, всего один: студентка по имени Таль, которая больше наблюдает за процессом, чем принимает в нем участие.

Поприветствовав меня, Майя, извинившись, убегает. Оказывается, что одна из подопечных девочек, страдающая тяжелой формой аутизма, отказывается выходить из автобуса, и Майя несет ей любимую желтую картонку, которая обычно разрешает ситуацию. Картонка как картонка, желтого цвета. Но говорят, что девочка ее очень любит.

Потом я узнала, что картонка не помогла, и девочку в этот раз выманивали очень долго, под возмущенные крики водителя. Майя рассказала, что самое главное в такие моменты – улыбаться и сохранять спокойствие: "Мы ведь все равно знаем, что найдем способ разрешить ситуацию. Первые две попытки провалились, но с третьей получилось. Мы попросили всех, в том числе, водителя, выйти из автобуса, и оставить девочку в покое. Через 10 минут она успокоилась и вышла сама".

Пока Майя и Таль разруливают ситуацию с автобусом, остальные начинают занятие. Впрочем, это становится понятно не сразу. Толпа детей в спортзале снова смешивается и образует нечто вроде круга, в центр которого по очереди выбегают подростки и выкрикивают "кричалки" (они называют их "морали"), которые повторяют остальные дети. Все "кричалки" сопровождаются переводом на язык жестов, для глухих, которых в зале всего несколько. Но "кричат" и "аплодируют" на языке жестов все. Подопечных и вожатых снова становится трудно различить – все в одинаковой форме, все смешались, все кричат, смеются и бегают. Кто не может бегать, того толкают на кресле. Все веселые. Все улыбаются. Ничего не понятно.

Вместо с детства привычного большинству выходцев из стран бывшего СССР "отвернись, не смотри на инвалида, не тыкай пальцем, не подходи" – абсолютное отсутствие неловкости, постоянный физический контакт, ощущение свободы, неподдельной любви и доброты, очень много доброты.

"Кричалки" переходят в игру "Кто боится большого медведя?", такой вид местных "салочек", где все делятся на две группы и пытаются друг друга "осалить". Мне приходится вжаться в стенку, потому что на меня со всех сторон несутся инвалидные кресла. В этой игре дети с ДЦП обычно выигрывают – от кресла, которое на бегу толкает толпа здоровых подростков, трудно увернуться.

Подростки, тем временем, делятся на три группы и расходятся. Одна из групп (высокофункциональные с когнитивной точки зрения дети, как мне потом объяснили) остается в спортзале. Вторая группа ("непоседы") переходит во двор. Третья (самые "трудные" дети) – в вестибюль.

"Подростки всегда знают, что чувствуют их подопечные"

В рамат-ганском филиале "Крембо" 35 детей с особыми нуждами. К каждому приставлены два подростка, которые опекают такого ребенка. "Опекунов" два, потому что много желающих, потому что это обеспечивает максимум внимания "подопечному", и чтобы "подопечные" никогда не оказались одни, если кто-то из их "опекунов" не сможет прийти на встречу. Правда, Таль говорит, что такого почти не бывает.

Таль рассказывает, что каждая встреча, которые проходят в клубе еженедельно, начинается с "кричалок" и игр, потом ребята делятся на три группы, в которых проводится занятие по одной теме, а потом все снова собираются вместе, чтобы подвести итоги дня.

Темы в "Крембо" такие же, как в любом другом молодежном движении, но все они связаны с шестью ценностями "Крыльев Крембо" – это "я друг", "я могу", "я лидер", "я часть движения", "я люблю" и "я израильтянин". Конечно, методика проведения всех занятий разрабатывается специалистами в руководстве организации, но в каждой группе каждого филиала не боятся приспосабливать эти методики к "своим" детям.

В этот день в "Крембо" обсуждают тему летнего лагеря. Занятия в "Крембо" проводятся на протяжении учебного года, но летом все желающие – как вожатые, так и подопечные, – могут записаться в летний лагерь.

Группа "непосед" обсуждает тему за активными играми. Группа "трудных", которых здесь называют "юными", ведет занятие с помощью многочисленных рисунков и визуальных и звуковых приспособлений. Работает магнитофон, вожатые поют и танцуют, и вместе с ними начинают петь "подопечные". Особенно активны несколько детей с синдромом Дауна. Потом ребята рассказывают, что пение – это один из главных "инструментов" в работе с "особыми" детьми. Потому что "все люди любят петь".

Занятие в группе более когнитивно-развитых детей выглядит привычнее, но это только на первый взгляд. Одна из девочек в этой группе – Лиор с детским церебральным параличом. Она почти не говорит и привязана к инвалидному креслу. На первый взгляд трудно поверить, что эта девочка не только умеет читать и писать, но и прекрасно учится в школе. Тем более трудно поверить в то, что именно она стала представителем рамат-ганского отделения "Крембо" на ежегодном всеизраильском конгрессе "Крембо", где обсуждаются в том числе организационные вопросы, связанные с будущим движения.

Между группами ходит троица мальчиков. Посередине – высокий подросток лет 16, по бокам – два мальчика пониже. Ребята держатся за руки и явно не принадлежат ни к одной из групп. Таль объясняет, что мальчик в центре – брат девочки, которая ранее отказывалась выйти из подвозки. Йотам тоже страдает тяжелой формой аутизма, он не может принимать участие в занятиях и на каждой встрече он и его "опекуны" просто ходят по зданию и по двору. До того, как Йотам попал в "Крембо", он пугался любого контакта с людьми. Теперь он не отпускает своих вожатых ни на шаг. Он не разговаривает, ни к чему не проявляет интереса и, на первый взгляд, не выражает никаких эмоций. Но он очень привязан к своим "опекунам", а они привязаны к нему. "Они не пропускают ни одного занятия, хотя все полтора часа занимаются только тем, что водят Йотама по территории. Молча. И они всегда знают, что он чувствует и что он хочет. И, судя по тому, что мальчик всегда спокоен, никогда не ошибаются", – рассказывает Таль.

Двое ребят и девушка сидят на траве, поодаль от всех. Девушка читает вслух книгу, ребята слушают. Таль смеется, заметив, что я залюбовалась пасторальной картинкой. "Этот мальчик один раз в приступе гнева разбил окно. Девочка, его "опекун", долго боялась к нему подходить. Потом выяснилось, что мальчик очень любит книги. У него в рюкзаке их всегда несколько, и теперь, если он начинает волноваться, они читают ему вслух, и он сразу успокаивается", – объясняет Таль.

По словам Таль, движение "Крылья Крембо" отличается очень строгой организацией и продуманностью. "В качестве "подопечных" мы принимаем всех, кроме детей с тяжелыми психическими заболеваниями. "Опекуны" проходят строгий отбор, и очень много внимания посвящается тому, чтобы совместить вожатых и подопечных максимально оптимальным образом", – рассказывает девушка.

Еще до того, как дети приходят на занятия, с ними и с их родителями знакомятся дома. "К сожалению, очень многие родители детей с особыми потребностями находятся в разводе, а это сильно усложняет нашу задачу. Но у нас в команде есть человек, который занимается именно связью между организацией и родителями. Этот мальчик или девочка должен знать все: как про ребенка, так и про его ситуацию в семье, иначе мы не будем знать, чего ждать", – объясняет Таль.

В каждом филиале движения есть только один взрослый, который также выполняет функции посредника между филиалом и руководством. Всем остальным занимаются сами подростки. Три раза в год они ездят на семинары, которые проводит руководство движения, и весь год им помогают специалисты и более опытные члены организации, но сама работа проводится только подростками.

Таль рассказывает, что на последнем конгрессе "Крыльев Крембо" обсуждались варианты нового определения организации. Пока она называется "Крылья Крембо – молодежное движение для подростков с особыми нуждами". Но одна из девочек "с особыми нуждами" из другого филиала однажды заметила, что это название неправильное. Потому что это движение для всех подростков, в нем каждый находит себе место и каждый получает то, зачем пришел. Предложение сменить название было принято, и в эти дни ведется обсуждение вариантов, которые тоже придумали дети "Крембо".

"Час в неделю любви, доброты и дружбы"

Майя и Миша – близнецы, оба учатся в 11-м классе одной из школ Рамат-Гана. Майя возглавляет филиал "Крыльев Крембо", а Миша в том же филиале руководит группой "опекунов", которые работают непосредственно с детьми с особыми нуждами. До того, как Миша и Майя пришли в "Крембо", оба несколько лет состояли в скаутах.

Майя: "Я с раннего детства верю в равенство между людьми, меня так воспитывали. Поэтому, услышав о "Крембо", я сразу побежала посмотреть, что это такое. Сначала мне было нелегко привыкнуть к работе с "особыми" детьми, но потом я почувствовала, что на мне как будто появились очки, которые помогают мне, глядя на другого человека, не видеть в нем "другое", "внешнее", а видеть сразу то, что у него внутри. Эти ребята – такие же, как мы. Они хотят, чтобы их принимали, чтобы им улыбались и их любили. Они хотят того же, чего хочу я".

Майя верит, что каждый человек по природе своей добр, просто ему нужно дать возможность эту доброту проявить. И в "Крембо" люди получают эту возможность так, как не получают ни в одном другом месте.

"Мы ведь все социальны, на всех влияет среда. Когда ты видишь, как естественно для твоих сверстников возиться с "другими" детьми, держаться за руки, возить инвалидное кресло, ты тоже начинаешь хотеть внести в чужую жизнь столько радости. И переносишь эти ценности, эти привычки, в повседневную жизнь. Оказывается, что помогать, что делать добрые дела, – это норма", – рассказывает девочка.

Миша свой уход из скаутов в "Крембо" объясняет так: "Я очень любил скаутское движение, мне там было комфортно. Но "Крембо" отличается тем, что все люди приходят сюда с одной целью и эта цель – делать что-то хорошее. И еще – когда мы учимся не судить с первого взгляда, не судить по внешности и внимательно относиться к детям с особыми нуждами, этот навык переносится и на всех остальных. В "Крембо" к людям относятся иначе – более внимательно и более глубоко. Я знаю, что наши подопечные очень много получают от наших встреч. Но фишка в том, что мы, как ни странно, получаем еще больше".

Майя и Миша убеждены, что они и их товарищи в "Крыльях Крембо" "строят новое общество" – ни больше, ни меньше. Общество, где все видят не внешнюю оболочку человека, с которой он родился, а его внутренний мир. Общество, где добрые дела естественны и популярны. Общество равных.

"Есть такая штука – "дух крембо". Я больше нигде этого не видела. Нигде нет больше такого места, где один час в неделю было бы сосредоточено столько любви, доброты и дружбы", – говорит Майя.

Материал подготовила Алла Гаврилова. Фотографии Дмитрия Брикмана

facebook



ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ

...