18+
ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ
Загрузка...

"У нас разные представления о порядочности". Интервью с Д.Эйдельманом

время публикации: 21 мая 2009 г., 07:06 | последнее обновление: 21 мая 2009 г., 07:14 блог версия для печати фото
Эксклюзив NEWSru Israel

В субботу вечером, 16 мая, 10-й канал израильского телевидения показал материал, посвященный полицейскому расследованию, которое ведется против лидера партии "Наш дом Израиль", министра иностранных дел Авигдора Либермана. В качестве основного комментатора выступил Давид Эйдельман, бывший помощник бывшего депутата Кнессета профессора Михаила Нудельмана. Господин Эйдельман рассказал о том, что, работая помощником депутата, обнаружил в кабинете своего шефа М.Нудельмана документы, изобличающие А.Либермана в совершении финансовых преступлений. Позже, по словам Эйдельмана, эти документы были переданы государственному контролеру и послужили основой для расследования против председателя НДИ.

Данный комментарий, прошедший в эфире 10-го канала, широко обсуждался среди израильских блоггеров. Одни говорили о том, что Эйдельман обязан был передать обнаруженные документы в компетентные органы, другие – о том, что эти документы нужно было вернуть их владельцу, не читая, третьи высказывали сомнения в достоверности истории.

В ответ на просьбу редакции NEWSru.co.il прокомментировать "расследование" 10-го телеканала в руководстве партии НДИ заявили следующее: "Личность Авигдора Либермана всегда приковывает к себе самое пристальное внимание. "Дело Либермана" до сих пор находится в процессе расследования. Поэтому инсинуации и ажиотаж, периодически возникающие в СМИ, искусственно подогреваются заинтересованными лицами"

В репортаже 10-го канала были некоторые неясности. За разъяснениями редакция NEWSru.co.il обратилась к Давиду Эйдельману.

Беседовал Евгений Финкель.

(интервью публикуется с незначительными сокращениями)

Господин Эйдельман, прежде всего, хотелось бы уточнить: когда и каким образом в ваши руки попал "компромат" на Либермана, о котором шла речь в передаче 10-го канала?

Документы, о которых вы говорите, оказались в моих руках в 2005 году. Случайно. Я работал парламентским помощником депутата Михаила Нудельмана. Разбирал старые бумаги, во время летних парламентских каникул. Обнаружил в кабинете своего тогдашнего начальника забытую там четыре года назад переписку лидера НДИ с кипрским банком, просматривая и выбрасывая старые бумаги.

Вам известно, каким образом документы, которые вы называете "перепиской лидера НДИ с кипрским банком", попали в кабинет депутата Кнессета Михаила Нудельмана? Кто их там "забыл"?

Документы датированы 2001 годом. Насколько я знаю, Авигдор Либерман, подозревая, что за ним ведутся слежка и прослушивание, часто пользовался кабинетом Михаила Нудельмана для проведения конфиденциальных телефонных разговоров и встреч. Судя по всему, во время одной из таких встреч он и забыл документы.

Вы предполагаете, что документы были забыты Либерманом в кабинете Нудельмана? Или вам кто-то об этом рассказал?

Это мое предположение основано на сведениях, полученных в результате разговоров с самим М.Нудельманом, с его окружением, с людьми, работавшими на фракцию НДИ в 2001 году, – ну и, конечно, на указании имени непосредственного участника переписки.

Предположим, что Либерман действительно забыл какие-то документы в кабинете Нудельмана. Он не просил их вернуть?

Ко мне с такой просьбой никто не обращался.

А к господину Нудельману тоже не обращались с просьбой вернуть эти документы? Или ваш шеф не знал об их существовании?

Насколько я знаю, профессора Нудельмана никто никогда не просил вернуть эти документы. В любом случае, речь идет о бумагах, которые были обнаружены мной спустя четыре года после того, как их потеряли.

Верно ли я понял вашу версию происходившего: Либерман много лет назад забыл некие документы в кабинете своего коллеги Нудельмана, никто никогда про эти документы не вспоминал, а вы их нашли случайно, когда разбирали старые бумаги в кабинете своего шефа?

В общем, так. С единственной оговоркой: невозможно точно указать дату утраты Либерманом своих документов. На них указаны только даты, но не время последнего прикосновения забывчивого владельца. Из самих же бумаг явствовало, что лидер НДИ, будучи министром, имел дополнительные доходы (выражаясь предельно корректно). Документы показались мне любопытными. Они также вызвали интерес в канцелярии государственного контролера, у юридического советника правительства, в полиции, в среде журналистов и т.д. Содержимое этих документов подробно описано в журналистском расследовании Ури Блау и Гиди Вайца, опубликованном в газете "Гаарец". Ваше издание публиковало сокращенный перевод этого расследования. Если документы подлинные, то налицо нарушение сразу нескольких законов. Насколько мне известно из прессы, полиция считает эти документы аутентичными.

Все это очень интересно. Но неочевидны и подлинность документов, о которых вы говорите, и их происхождение. Вы уверены, что данные документы не были украдены у их владельца или подделаны и подброшены в кабинет Нудельмана?

Я исхожу из принципа презумпции невиновности, согласно которому человека нельзя назвать преступником, пока его вина не доказана судом, а бремя доказательства лежит на стороне обвинения, каковой станет прокуратура, если полиция сочтет нужным передать ей дело по окончании тщательного расследования. Лично я человек штатский – не работаю ни в полиции, ни в прокуратуре. Ни в коем случае не претендую на роль судьи, который вынесет приговор по этому делу. Я просто гражданин этого государства, считающий, что подозрения в коррупционных преступлениях надлежит расследовать. Как вы знаете, расследование продолжается, Либермана и его приближенных часто вызывают на допросы. Мне кажется, что основной вопрос – в подлинности найденных мною бумаг. Насколько мне известно из прессы, полиция после длительных кропотливых проверок, получения доступа к кипрским счетам, обысков и допросов считает эти документы аутентичными. Я надеюсь, что полиция, а затем и прокуратура и суд расставят все точки над "i". Однако косвенным подтверждением того, что эти документы очень опасны для политической карьеры нынешнего министра иностранных дел, служит клеветническая кампания против вашего покорного слуги, которая велась в русскоязычной прессе.

Если предположить, что документы, о которых вы говорите, подлинные, то непонятно, почему их владелец не заметил их пропажи и не просил их вернуть. Авигдор Либерман, насколько я успел заметить, не отличается ни рассеянностью, ни забывчивостью. Скажите, а у вас, когда вы увидели, что к вам в руки попали документы, принадлежащие Либерману, не возникло желания просто вернуть их владельцу? Вы не сообщали ему, что нашли эти документы?

Первая часть вашего вопроса должна быть адресована не мне, а Авигдору Либерману. Я могу только привести по памяти цитату из Марка Твена: "Никогда не лгите, тогда вам не придется ничего запоминать". Теперь по второй части вопроса. Был период, когда я работал в правозащитной организации "Ядид", занимаясь среди прочего разоблачением мошенничества. Мне удалось путем общественного давления и многочисленных публикаций в СМИ заставить полицию заняться фальшивыми удостоверениями личности, поддельными "коах-адамами" (конторами по трудоустройству, которые обманом выманивали у незадачливых граждан последние деньги якобы за предоставление рабочих мест), а также агрессивным маркетингом жульничающих фирм, нарушающих закон о правах потребителя. Мне и другим активистам "Ядида" удалось отправить на скамью подсудимых десятки мошенников. Я нисколько не сожалею, а, напротив, горжусь этим. Возможно, мои принципы не всем по душе, но я считаю сокрытие подозрения в совершении преступления не только противозаконным, но и неэтичным поступком.

Простите, но вы не ответили на мои вопросы. Повторю их: вы нашли чужие документы, у вас не возникло желания просто вернуть их владельцу? Вы не сообщали Авигдору Либерману, что нашли эти документы?

Я ответил на ваш вопрос, сказав, что считаю сокрытие подозрения в совершении преступления не только незаконным, но и безнравственным поступком. Возможно, у вас иное виденье ситуации и вы на моем месте поступили бы по-другому. Вы имеете свои понятия о моральных и юридических нормах, но не следует навязывать их мне.

И все же вы не ответили на два моих вопроса. Скажите, вы заподозрили, что эти документы свидетельствуют о нарушении закона до того, как поняли, что они принадлежат Либерману?

Как я уже отмечал, я не оставил без внимания ни один из ваших вопросов. Нравятся вам мои ответы или нет – дело другое… Хотя речь идет о событиях 2005 года, но я хорошо помню, что нечто заставило меня очень внимательно просмотреть документы. Затем, не ограничиваясь собственным их пониманием, я показал их специалистам по финансовой документации. Решать же, насколько они изобличают вину Либермана, – дело не мое, а правоохранительных органов.

Из ваших ответов так и не стало ясно, сообщали ли вы Авигдору Либерману о том, что случайно (как вы говорите) обнаружили принадлежащие ему документы. Насколько я понял из ваших ответов, вместо того, чтобы вернуть чужое, вы взялись это чужое изучать… Скажите, если бы на обнаруженных вами документах стояло имя Михаила Нудельмана, а не Авигдора Либермана, и вам показалось бы, что они свидетельствуют о неких финансовых нарушениях, вы бы тоже сочли "сокрытие подозрения в совершении преступления не только незаконным, но и безнравственным"? Как бы вы поступили в таком случае?

Я думаю, что из моих предыдущих ответов предельно ясно, что возвращать лицу, подозреваемому в совершении преступления, свидетельствующую против него улику – это совсем не в моих правилах. Если я найду на улице пистолет из которого совершено убийство, то я вряд ли буду возвращать эту "чужую вещь" ее владельцу… Если Вы спрашиваете, не примешана ли здесь к правовому чувству еще и политическая антипатия, то я не буду скрывать, что очень отрицательно отношусь к деятельности Либермана на политическом поприще… Я выступал с разоблачениями и против других политических деятелей и бизнесменов. Что же касается Михаила Нудельмана, то ваш вопрос носит чисто гипотетический характер. У меня никогда не было ни малейшего повода усомниться в личной порядочности и законопослушности Михаила Соломоновича.

Однако из ваших слов следует, что в кабинете депутата Нудельмана долгое время находились документы, потерянные их владельцем, и депутат Нудельман не вернул их владельцу. По-вашему это порядочно? Или Михаил Соломонович не знал о существовании этих документов?

Вы мне постоянно задаете вопросы, на которые должен отвечать либо Михаил Нудельман, либо Авигдор Либерман. Прошу прощения, но я готов отвечать только за свои слова и поступки. Что касается вопросов о порядочности, на которые вы напираете, то я хотел спросить, считаете ли вы, что знаменитый защитник Альфреда Дрейфуса французский полковник Жорж Пикар, разоблачивший майора Эстергази, найдя его переписку с немецким резидентом Шварцкоппеном, поступил аморально?! Может быть, по-вашему, он должен был вернуть Эстергази "чужую вещь"? Так ему было бы и спокойней. Он бы не стал жертвой клеветы, скандалов, не испортил бы себе карьеру.… Или вы считаете, что Владимир Львович Бурцев, разоблачивший Евно Азефа, из-за его халатности, должен был оставить свои открытия при себе, став фактически соучастником Азефа, но, избежав ушатов грязи, суждений и угроз, которые были пролиты на его голову?! Предыдущие вопросы и ответы доказывают, что у нас с вами очень разные представления о порядочности. Мне чужды блатные понятия криминального мира, требующие сокрытия преступлений. Это не моя чашка кофе. Я предпочитаю жить по закону, а не по понятиям.

Судя по вашим ответам, у нас разные понятия о том, что является и что не является ответом на поставленный вопрос. В интервью 10-му телеканалу вы говорили, что господин Нудельман знал о существовании упомянутых вами документов, но не решался использовать их против Либермана и просил вас не делать этого, так как вы были его помощником. Почему вы проигнорировали его просьбу?

Я сделал то, что считал правильным.

Вы отвечали на этот вопрос в эфире 10-го канала, но хочу повторить его по-русски в несколько иной форме: ваша работа против Либермана финансировалась кем-либо?

Нет. Кроме того, мне не нравится формулировка "работа против Либермана". Я делал то, что считал правильным, и боролся с тем, что казалось мне ошибочным или преступным. И собираюсь действовать так и впредь, считая, что развязанная против меня кампания травли с публикацией нелепых клеветнических обвинений – лучшая оценка эффективности моей деятельности. Да, хочу вам напомнить, что в 2007 году против меня была развернута клеветническая кампания. Меня обвиняли в работе на Кремль, на русскую разведку, на каких-то олигархов. Были публикации о том, что я сбежал из Израиля, что меня задержали в Парагвае и т.д. Я должен огорчить своих преследователей: я не сбегу, не дождетесь!..

Если не секрет, чем вы зарабатывали на жизнь после того, как в 2005-м году перестали работать помощником депутата Нудельмана?

Я работал с Нудельманом до образования политического движения "Кадима". С 2006 года по 2008 год работал пресс-секретарем этого движения. Когда Либерман пошел в канцелярию главы правительства и потребовал моего увольнения, угрожая коалиционными неприятностями, меня вызвал генеральный директор "Кадимы" Ади Штернберг, объяснил положение и спросил: могу ли я в течение трех-четырех месяцев найти другую работу? Я ответил, что смогу. Однако к истечению этих трех месяцев Либерман успел уже выйти из правящей коалиции… Я мог бы уже и не уходить, но к тому моменту я уже создал собственную PR-фирму "ДА", которую и возглавляю в настоящее время. Нет худа без добра. Клеветническая истерия вокруг моего имени парадоксальным образом мне очень помогла. Благодаря всей этой шумихе получил раскрутку, о которой не мог бы и мечтать. Несмотря на то, что многие политики опасаются ссориться с Либерманом, летом 2008 года к услугам моей фирмы обратился Шауль Мофаз. Как известно, по всем опросам он безнадежно проигрывал Ципи Ливни в борьбе за пост председателя "Кадимы", но – не в последнюю очередь – благодаря нашей совместной работе свел поединок с Ливни практически вничью. Вслед за Мофазом были и другие израильские политики и общественные организации. Я консультирую несколько проектов и за пределами Израиля. Сейчас глобальный финансовый кризис, никому не легко – но я продолжаю работать. Кроме того, читаю лекции, провожу семинары, сотрудничаю с различными интернет-изданиями.

Можно ли сказать, что "дело Либермана", инициированное вами, так или иначе, способствовало вашей карьере?

Скорее истерическая реакция Либермана, его клевретов, близких к нему олигархов, желтых изданий и т.д. Я такой раскрутки не ожидал и не заказывал…

Последний вопрос: если судебные инстанции оправдают Авигдора Либермана, вы извинитесь перед ним?

Без всякого сомнения.

facebook






  Rating@Mail.ru  
Суббота, 17 ноября 2018 г.
Все права на материалы, опубликованные на сайте NEWSru.co.il, охраняются в соответствии с законодательством Израиля. При использовании материалов сайта гиперссылка на NEWSru.co.il обязательна. Перепечатка эксклюзивных статей без согласования запрещена. Использование фотоматериалов агентств не разрешается.