Иерусалим:
8 - 14°
Тель-Авив:
13 - 18°
Эйлат:
17 - 27°
Приложение
для Android
Мобильная
версия
18+
NEWSru.co.il :: В Израиле22 декабря 2016 г., 06:56

"Неинтересных семейных историй не бывает". Интервью с документалистом Аркадием Коганом

время публикации: | последнее обновление: блог версия для печати фото
Аркадий Коган  Аркадий Коган и Евгения Шустикова Аркадий Коган   в киношколе "Волшебный фонарь" ВСЕ ФОТО

Недавно на 9-м канале ИТВ состоялась премьера фильма "Фаина" – это первый фильм проекта "История семьи", созданного кинематографистами Инной Лесиной, Аркадием Коганом и Евгенией Шустиковой – представителями алии последних лет.

Редакция NEWSru.co.il побеседовала об "Истории семьи", о детской киношколе "Волшебный фонарь" и о том, что будет, если посмотреть на себя со стороны, с документалистом Аркадием Коганом – новым репатриантом, в недавнем прошлом главным режиссером Дирекции научно-популярных программ российского Первого канала, продюсером, сценаристом, обладателем "Золотого орла" в номинации "Лучший неигровой фильм" за картину "Янковский", нескольких премий "Тэффи" и других наград.

Прежде, чем расспросить вас об "Истории семьи", хочется услышать от человека, еще недавно работавшего на Первом канале, о происходивших там в последние годы процессах, которые в конечном итоге привели к появлению "распятых мальчиков".

Я пришел на Первый канал в 2002 году, когда еще не было установки на дебилизацию, а была установка на просвещение. Тогда мы снимали программу "Новый день", делали хорошие научно-популярные фильмы, но постепенно, очень медленно все начало меняться. Эти перемены, сразу заметные в новостных программах, начали проявляться в Дирекции научно-популярных программ постепенно – просто все форматы стали приближаться к чему-то единому, очень поверхностному. И на предложение снять фильм, допустим, об аутистах, нам уже говорят, что это никому не интересно. Не работая в новостях, ты еще какое-то время можешь оставаться честным по отношению к себе и к своей работе, но оказываешься в двойственной ситуации, которая в конце концов становится невыносимой.

Как появился проект "История семьи"?

Когда мы ехали в Израиль, мы с Женей (Евгения Шустикова, бывший шеф-редактор Дирекции научно-популярных Первого канала, жена Аркадия Когана и соавтор проекта "История семьи" – прим. редакции) понимали, что, с одной стороны, таких, как мы, очень много, и нам по началу придется очень трудно, а с другой – у нас есть определенные навыки и опыт, которые могут помочь нам занять какую-то нишу, просто ее нужно найти. А найти эту нишу помогла нам Инна Лесина – тоже режиссер-документалист и новая репатриантка. Инна предложила нам заняться тем, чем она занималась еще в России – снимать семьи. И мы загорелись.

Я ничего плохого не хочу сказать о семьях в России, но в Израиле семья – это отдельная тема, Израиль – вообще семья, как таковой. И путь каждой семьи в Израиль – это отдельная драма, здесь не может быть неинтересных историй.

Можно даже сказать, что этот проект – альтернативная история Израиля, рассказанная через судьбы людей. Невероятно интересно, как люди сюда попадали, как они здесь терялись или находились, как становились на ноги, как им было трудно. И эту историю страны очень хочется рассказывать.

Недавно мы закончили наш первый фильм "Фаина", показанный на 9-м канале ИТВ. Надо сказать, что нам в нашем дебюте повезло с героиней. Во-первых, она очень интересный человек, а во-вторых, у нее была мечта любого режиссера – богатейший архив, который Фаина начала собирать еще в 80-е годы, как только появились первые видеокамеры. И когда Фаина показывала нам хронику, она сказала очень важную фразу: "Вот просто обычная жизнь. Идет мама, бежит собачка. А спустя 30 лет, когда нет уже ни мамы, ни собачки, эти кадры становятся бесценными".

Помните, еще недавно говорили, что если тебя нет в Facebook, тебя нет вообще? И действительно, сейчас так много носителей информации, что если ваша жизнь не собрана и не зафиксирована на каком-то одном носителе в сети, куда можете зайти вы или ваш родственник из Австралии, она потихоньку растворяется. У меня в телефоне есть съемки десятилетней давности, но я их никогда не смотрю и получается, что их нет.

Как же люди не "растворялись" раньше?

Раньше люди сидели и подолгу рассматривали фотографии в альбомах. Раньше они попадали из Москвы в Петербург или в Нью-Йорк через определенное количество дней, а не часов. Сейчас все уплотнилось. Я свои старые фильмы не могу смотреть, потому что они медленные, там другой ритм.

Что именно предлагает людям ваш проект?

Он предназначен для того, чтобы собрать и опубликовать – для личного пользования или для просмотра тысячами людей – материалы о жизни вашей семьи. А поскольку мы этому учились, в этом работали и, можно сказать, тренировались на миллионах зрителей, мы можем рассказать вашу историю так, что она будет интересна еще очень многим.

Как вы нашли свою первую героиню?

Через Facebook. У нас в Facebook оказалась знакомая, которая решила сделать подруге подарок к юбилею, увидела наш проект и обратилась к нам. Благодаря этой истории у нас даже появился новый слоган "Фильм о семье – это тот подарок, который с годами становится только дороже".

Ведь вы можете подарить близкому человеку не хрустальный сервиз, который будет пылиться на полке, не новую микроволновку, которая через пару лет сломается, а часть жизни своей семьи, запечатленную навеки. Еще Тарковский говорил, что "кино – это запечатленное время".

Нам повезло, потому что наша героиня это прекрасно понимала. А после фильма к ней подошла ее внучка, расплакалась и сказала, что даже не представляла, какой на самом деле была жизнь у ее семьи.

Но ведь бывают попросту неинтересные семейные истории...

Нет. Я убежден, что их нет. Я даже как-то со своим педагогом во ВГИКе поспорил, что можно снять кино о любом человеке, вообще ничем не примечательном. И он проиграл.

Однако прежде вы по большей части снимали знаменитостей. Самый известный ваш фильм, принесший вам славу и "Золотого орла", рассказывает об Олеге Янковском.

Так это же и есть история семьи. Фильм получился таким удачным, потому что мы успели снять двух братьев артиста, пока те еще были живы. И его старший брат рассказал нам историю их семьи, которая, наконец, объяснила экранный образ Янковского. Ведь все, от Тодоровского до Меньшикова, неустанно повторяли, что в Янковском, в его образе, есть какая-то тайна, какой-то подтекст. Понятно, что его очень любила камера, но было что-то еще, какая-то тайна, которую зрители считывали, даже не зная этого. Ведь даже самый необразованный зритель может интуитивно отличить хорошее от плохого, интересное от неинтересного, ложь от правды. А история Янковского была характерна для 70% населения страны. Его отец сидел, а Янковский всю жизнь это скрывал. Я расспрашивал Инну Чурикову, которая много лет была с ним в соседних гримерках, и она сказала, что Янковский никогда не рассказывал о семье. Его брат говорил, что этот топовый актер, лауреат премии Ленинского комсомола, вырос в страхе. И когда об этом узнаешь, когда этот паззл складывается, ты понимаешь, почему всегда так верил этому актеру.

Но многие все же считают, что не пережили за свою жизнь ничего, заслуживающего внимания.

Очень многие люди не понимают, что они пережили. Огромное количество людей не отдают себе отчет, не могут оценить свою жизнь. Юрий Арабов, которого я когда-то снимал, даже написал об этом книгу "Механика судеб". Арабов там доказывает на примерах, что судьба каждого человека развивается по законам драматургии, по тем же законам, по которым пишутся сценарии. Только это нужно увидеть. У человека даже есть возможность изменить свою судьбу и в ключевых точках пойти не направо, а налево. Но для этого надо отдавать себе отчет в своей жизни. Я снимал многих – как известных, так и неизвестных людей, и все эти люди, когда смотрели потом эти фильмы, что-то открывали в своей судьбе и что-то для себя находили. Я не скажу, что я открывал им на что-то глаза, но на самом деле у человека нет возможности увидеть себя со стороны, кроме как увидеть себя со стороны, когда его сняли.

Получается, что фотографии и видеосъемки имеют еще и психотерапевтическую ценность?

Если тот, кто снимает, разбирается в "механике судеб". В жизни каждого человека происходит какая-то основная драма, а все остальное – это мелочи и ежедневный быт. И если понять эту драму и о ней рассказать, жизнь человека будет интереснее и, возможно, проще. Можно не ходить к психотерапевту. Хотя было бы неплохо и то, и другое.

За свое короткое пребывание в Израиле вы уже успели открыть киношколу для детей. Что это такое?

Это возможность научиться видеть. Умение видеть – это основное свойство человека, который занимается кино. Вот вы идете по улице и видите что-то одно, а я – совершенно другое. Нет, я вижу не лучше вас, но вижу иначе, у меня целенаправленный взгляд, который замечает множество подробностей и выводит из них закономерности, а потом, благодаря этому, может получиться рассказ. А дети умеют видеть не хуже взрослых, а зачастую и лучше.

В нашей киношколе "Волшебный фонарь", которая действует в рамках НКО Artist as Educator, занимаются сейчас дети от 9 до 14 лет.

Несколько лет назад на сайте "Планета" проходила кампания по сбору средств на ваш документальный фильм "Освободите любовь" о проекте "Русь сидящая". Какова судьба этой картины?

Этот фильм, который я снимал три года, находится на стадии post production. Я начал его снимать, еще работая на Первом канале, когда мне надоело снимать звезд и захотелось снять что-то из повседневной жизни. Но в виду того, что я люблю кино не теплое, а горячее, которое потрясает, а не просто интересует, то на одном из "питчингов" меня заинтересовала история Алексея Козлова, которого его жена, блестящая журналистка Ольга Романова, дважды вытаскивала из тюрьмы. После этого Ольга объединила огромное количество женщин, мужей которых также незаконно, например с целью отжатия бизнеса, сажали в тюрьмы, в движение "Русь сидящая". Мы с Ольгой встретились, она рассказала мне несколько историй, я понял, что это кино, и начал снимать. Мне очень помогла Марина Разбежкина (сценарист, режиссер, руководитель Школы документального кино и театра Марины Разбежкиной и Михаила Угарова, – прим. редакции), потому что когда я понял, что физически не смогу снять всех семерых героев фильма, она выделила мне четырех своих очень талантливых режиссеров-операторов, которые самоотверженно работали над этим фильмом. За время съемок все герои фильма оказались на свободе. Надеюсь, в следующем году фильм уже можно будет показать на фестивалях.

В каком состоянии сейчас документальное кино в России?

Чем хуже в стране, тем лучше документальное кино. Поэтому сейчас там расцвет.

Беседовала Алла Гаврилова



- Обсудить на странице NEWSru.co.il в Facebook

facebook
...