18+
ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ
Загрузка...

Авигдор Либерман ответил на вопросы читателей NEWSru.co.il. Интерактивное интервью

время публикации: 28 июля 2008 г., 08:21 | последнее обновление: 28 июля 2008 г., 08:25 блог версия для печати фото
Эксклюзив NEWSru Israel

На позапрошлой неделе редакция NEWSru.co.il предложила читателям задать вопросы председателю партии "Наш дом Израиль" Авигдору Либерману. За одни сутки (15-16 июля) в редакцию поступило около 200 писем, содержащих более 500 вопросов. На многие из них были даны ответы.

Часто повторявшиеся вопросы читателей были объединены. Даже если ваш вопрос не опубликован, он был передан нашей редакцией Авигдору Либерману. При этом никакие контактные данные авторов вопросов не передавались третьей стороне, если читатель, задавший вопрос, не просил передать его данные господину Либерману.

В дальнейшем NEWSru.co.il планирует регулярно проводить интерактивные интервью с известными в Израиле политиками и бизнесменами, военными и гражданскими чиновниками, учеными и журналистами, деятелями культуры и спорта.

ИНТЕРВЬЮ С АВИГДОРОМ ЛИБЕРМАНОМ

ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА И БЕЗОПАСНОСТЬ

Было ли ошибкой менять живых террористов на тела погибших солдат? Какими последствиями для Израиля чреват данный обмен? Почему ваша партия не протестовала против этой сделки? Что лично вы сделали, чтобы помешать этой сделке? (Гиршон; Алексей Берман; Борис.Э.; Зелик Минкин; Леонард Вайнштейн и др.)

Конечно, это было грубой ошибкой. Моя принципиальная позиция такова: мы своих пленных должны освобождать, а не обменивать на террористов.

Есть два принципиально разных подхода к решению проблемы.

Первый мы видели во время операции "Энтеббе", когда волна гордости и солидарности с нашей страной охватила не только евреев всего мира, но и всех жителей нашей планеты, которым дороги человеческие ценности, принятые в цивилизованном обществе.

Второй подход – это модель сделок с Джибрилем или освобождение шейха Ясина. Результатами этих сделок стали вначале "первая интифада", а, в конечном итоге, интифада вторая и приход ХАМАСа к власти.

В качестве депутата Кнессета я всячески пытался торпедировать последнюю сделку на парламентском уровне (при обсуждении вопроса на Комиссии по иностранным делам и безопасности, на пленарных заседаниях Кнессета и апеллируя к общественному мнению). В правительстве Шарона я голосовал против аналогичной сделки с "Хизбаллой" на заседании правительства. Не сомневаюсь, что подобная практика только стимулирует террористов к очередным терактам.

Надеюсь, что на посту министра обороны в следующем правительстве мне удастся изменить подход принципиально – об этом изменении я говорил выше.

Что вы и ваши соратники предприняли для того, чтобы Израиль не вел позорных переговоров с палестинскими и ливанскими арабами? (Леонард Вайнштейн, капитан 2 ранга. ВМФ СССР, 73 года)

Любые переговоры, которые мы ведем с нашими соседями, необходимо вести с позиции силы. Но только не с позиций государства, не способного защитить себя и отстаивать свои интересы и национальное достоинство, уступая нажиму прессы и международного сообщества. Для того чтобы вести переговоры с позиции силы, необходимо в корне поменять всю нашу стратегию, строившуюся все последние годы исключительно на чемберленовской платформе "мир любой ценой", "болезненные уступки", "территории в обмен на мир" и т.д. Я не устаю восхищаться провидческим даром Черчилля, назвавшего такой подход: "Вы стояли перед выбором – война или позор. Вы выбрали позор, а, в конце концов, получили и позор, и войну".

Согласны ли вы с мнением, что Самир Кунтар должен быть уничтожен, как только он вновь возьмет оружие в руки? (Михаил, из Беэр-Шевы)

Прежде всего, скажу, что его не следовало ни в коем случае освобождать! И, конечно же, Самир Кунтар не имеет права жить, вне всякой связи, возьмет он оружие в руки, или нет.

Имеет ли право правительство вести переговоры об освобождении осужденных на пожизненное заключение, если, по нашему законодательству только президент имеет право принятия решения о помиловании? (Михаил Сладкевич, 57, Хайфа, научный сотрудник)

К сожалению, в нашем государстве президент выполняет только представительские функции и фактически не имеет возможности не принять рекомендаций правительства об амнистии. Тем более, в конкретном случае именно нашему нынешнему президенту принадлежит "приоритет" принятия чемберленовской политики и привития ее многим последующим правительствам.

Можно ли провести закон, запрещающий вести переговоры об освобождении террористов? (Арие Тумаркин, Торонто)

Не думаю, что тут нужны законодательные ограничения. Тут нужно правительство, наделенное политической волей и способное противостоять давлению как извне, так и изнутри.

Может ли закон о смертной казни для террористов с кровью на руках помочь прекратить похищения наших солдат? (Ольга Эрлих, Хайфа)

Израильский Закон предусматривает смертную казнь. Другое дело, что прокуратура ее никогда не требует (исключением являются нацистские преступники). Лично я считаю, что смертную казнь к террористам применять следует. Но решение этого вопроса возможно только в контексте всеобъемлющей, конституционной реформы нашей судебной системы и правоохранительных органов. НДИ на проведении такой реформы настаивает.

Согласны ли вы с оценкой, что Израиль проиграл Вторую Ливанскую войну? (Michael, Михаил Ривман)

Сразу после этой войны я сказал, что Израиль не может позволить себе роскошь оставлять сомнения по поводу результатов войны. Так было, например, с Шестидневной войной. Менталитет наших соседей таков, что любое сомнение в результатах противостояния они толкуют в свою пользу, и это служит им мотивацией для новых авантюр. Израиль должен заканчивать любое противостояние так, чтобы ни у кого не оставалось сомнений, кто выиграл, а кто проиграл. Если такой вопрос возникает, это само по себе означает наше поражение.

Когда может произойти очередная война? Есть ли у Израиля шансы победить в грядущей войне? Можно ли избежать новой войны? (Павел Мусихин, Алла Охтрахт)

К сожалению, вопрос было правильно сформулировать не "можно ли избежать новой войны", а "когда она разразится". Следующая война неизбежна. Именно ее готовит нам Иран, у которого, в отличие от нас, есть четкая стратегическая линия. Она заключается в превращении посредством "Хизбаллы" юга Ливана и сектора Газы посредством ХАМАСа в передовые плацдармы, напичканные ракетами, способными поразить всю территорию Израиля. Конечно же, с их точки зрения ключевым фактором является создание ядерной бомбы и производство достаточного количества ракет "Шихаб-3" и "Шихаб-4", достигающих не только Израиля, но и практически любой европейской столицы. Как только эта стадия подготовки будет завершена, следующим этапом будет ультиматум Израилю как государству. И я не убежден, что нам стоит дожидаться завершения этого этапа.

Как можно остановить Иран? (Сергей Сорока)

Если вы имеете в виду ядерные амбиции режима аятолл, то их можно сдержать комплексом эффективных, а не фиктивных международных мер. Но этот вариант маловероятен, хотя мы и не вправе опускать руки и упускать любые возможности на этом направлении. В конечном счете, Израиль останется лицом к лицу с иранской ядерной угрозой. Для эффективного противостояния ей время еще не упущено, но мне, по понятным причинам, не хотелось бы вдаваться в подробности.

Имеет ли смысл атака Израиля на Иран или, в свете всех возможных последствий, это нецелесообразно или неэффективно? (Борис Аксельрод)

На этот вопрос я только что дал ответ.

Что вы как глава партии НДИ намерены предпринять в связи с воинственным заявлением президента Ливана о применении силы при решении вопроса о спорной территории ферм Шебаа (горы Дов)? (Вячеслав)

Воинственные заявления арабских лидеров для нас не новость. Мы должны строить свою политику не на основании тех или иных заявлений (хотя и их нельзя не учитывать), а исходя из наших стратегических интересов. Я уже отмечал, что на Ближнем Востоке языком дипломатии служит не английский, а турецкий. Вспомните, как наглядно турки объяснили Асаду-отцу свои интересы: когда их окончательно "достал" окопавшийся в Дамаске лидер курдских повстанцев Очалан, они подтянули к границам Сирии две армии и предъявили ультиматум: либо сирийцы выдворяют Очалана, либо эти армии вторгаются в Сирию. Асад-старший моментально понял прозрачный намек. Это и есть тот самый "сдерживающий фактор". С турками никто не желает связываться, понимая, что они шуток не шутят. Потому и воинственных заявлений в их адрес не слышно, и это при том, что у Сирии не меньше территориальных претензий к Турции, чем к Израилю (Турция еще в 1938 г. оккупировала округ Искандерун, который Сирия считает "священной сирийской землей", так же, как и Голанские высоты).

Есть и чисто израильские примеры. Достаточно вспомнить воинственные заявления президента Насера в канун Шестидневной войны. Мы помним, к чему они привели. Но для этого нужны другие лидеры, другое правительство.

Зачем вести переговоры о передаче Голан Сирии? Удастся ли Ольмерту отдать Голаны Асаду? (Михаил Каган)

Затем, чтобы спасти собственное правительство и коалицию от неизбежного политического краха. Подобная имитация бурной деятельности (ИБД) создает иллюзию смысла и содержания работы правительства и помогает отвлечь общественное мнение от скандалов и провалов правительства Ольмерта и компании.

Я же считаю, что единственные переговоры, которые можно и должно вести с Сирией – о мерах по обеспечению безопасности в Ливане. Сирия получит от мирного урегулирования с Израилем куда больше, чем мы, и, соответственно, расплачиваться за это должны они, а не мы.

На вторую часть вашего вопроса отвечу так: я не верю, что Ольмерту удастся отдать Голаны. Более того, я думаю, что в это не верит и сам Ольмерт. Тут опасна сама динамика, создаваемая такими переговорами. Правительства Израиля на любых переговорах с соседями исходят из провальной, доказавшей свою несостоятельность посылки "мир в обмен на территории". Переговоры о мирном урегулировании (а не о мире – он невозможен в обозримом будущем) вести необходимо со всеми нашими соседями, но исходить надо из принципа "мир в обмен на мир" (в случае с Сирией) и обмен территориями и населением (в случае с палестинцами).

На саммите в Париже Ольмерт крутился вокруг Асада, как собачка, которая ждет, что ее погладят. Вы могли бы прокомментировать поведение премьера Израиля? (Ефим Креденцер)

Как гражданин Израиля я никогда еще не испытывал такого стыда и унижения за поведение нашего премьера. Думаю, все, кто видели эти кадры по телевидению, испытывали то же самое. Это именно тот случай, когда принято говорить "комментарии излишни".

Какими вы видите границы государства Израиль в 2020 году? Если можно, ответьте, пожалуйста, так, чтобы ваш ответ можно было бы нанести на карту. (Леонид Шварцер)

Прежде всего, в этих границах должно быть гарантировано надежное и подавляющее еврейское большинство, и они должны быть надежно защищаемы. Это означает, что возможно большее число населенных пунктов, в которых проживают арабы, должны находиться по ту сторону границы, а населенных пунктов, в которых живут евреи – по эту (включая, разумеется, большинство поселений в Иудее и Самарии). Это – принцип, из которого мы должны исходить. А чертить сейчас линии воображаемой пока границы считаю преждевременным и неуместным. Повторяю, если мы примем этот принцип и будем последовательно, настойчиво, решительно добиваться его проведения в жизнь, конкретные линии, что называется, приложатся.

Почему вы публично не заявите, что при решении ближневосточной проблемы необходимо поменять парадигму подхода к ней – Израиль не агрессор и захватчик, а неоднократная жертва арабских нападений, и что не было никакой оккупации Западного Берега и Газы, а было спасение миллионов арабов от голода и смерти, когда их правители (в Иордании и Египте) бросили своих граждан на произвол судьбы в 1967? (Георгий Токарев)

Любой здравомыслящий человек, хоть немного знакомый с историей, знает, что именно арабские страны были инициаторами войны 1967 года, любой, знакомый с историей, прекрасно знает, что результаты войн никогда и никем не пересматривались. Ни Курилы, ни Восточная Пруссия не являются предметом переговоров России с Японией и Германией, а США не ведет переговоры с Мексикой о территориях, отторгнутых ими и т.д. Точно так же всем ясно, что у арабских стран было достаточно времени – с 1948 по 1967 год – чтобы создать арабское государство в Газе и в Иудее и Самарии, но они этого не сделали. Таким образом, целью арабского мира служит не создание палестинского государства, не решение "проблемы беженцев", а уничтожение Государства Израиль. Об этом я заявляю публично уже давно в своих выступлениях и внутри Израиля, и на всех международных форумах.

Что же касается вашего добавления насчет "спасения миллионов брошенных на произвол судьбы арабов", то тут я с вами не согласен. Мы не должны решать проблемы арабов, мы должны решать свои проблемы. Следует понять, что нефтяные шейхи Персидского залива и Саудовской Аравии ежегодно тратят в десятки раз больше денег на скачках в Лондоне и в казино в Лас-Вегасе, чем на своих "несчастных собратьев" – палестинских беженцев.

Будучи министром стратегического планирования, вы выступили с инициативой о вступлении Израиля в NATO. Почему Израиль, являющийся стратегическим партнером США, до сих пор не состоит в NATO? Какие конкретные политические шаги должен предпринять Израиль для вступления в NATO? (Олег Горошин)

Препятствием вступления Израиля в NATO прежде всего является отсутствие такого решения со стороны израильского правительства. Израиль никогда не принимал никакого четкого решения по этому вопросу и не подавал просьбы о вступлении в NATO, как это делали даже такие страны, как Грузия и Украина.

Что же касается стран – членов NATO, то и там имеются опасения в свете проблем, с которыми они столкнулись в последнее время, прежде всего, в Ираке и в Афганистане. Но в любом случае, первое слово должно быть за нами.

Есть ли у вас стратегия поднятия рейтинга Израиля в глазах других стран и народов? (Вадим Эйдлин)

Есть. Решение этой проблемы, как и всех прочих, надо искать не вовне, а внутри. Для этого нужна основательная реформа нашей государственной системы. Ведение информационной войны должно быть сосредоточено в руках одного "головного" ведомства (им может быть и МИД), но главное, чтобы все чиновники, занимающиеся этим, имели достаточную профессиональную подготовку и неуклонно придерживались бы единой линии. А сейчас этим занимаются второстепенные и абсолютно некомпетентные чиновники, поющие на разные голоса. Но и к ним трудно предъявлять претензии, когда каждый из трех десятков наших министров, независимо от уровня своей компетентности, считает должным высказываться по внешнеполитическим вопросам, причем каждый по своему разумению.

Повторяю, проблема может и должна быть решена в контексте всеобъемлющей реформы государственного устройства, когда правительство будет состоять из людей, отвечающих за свое направление работы, а не за все сразу, то есть ни за что. Тогда и с чиновников, в том числе и штатных пропагандистов, будет иной спрос.

Что опаснее для существования Израиля – враждебное окружение, желающее нашего уничтожения, или нравственное разложение израильского общества, снизу доверху, безмолвными свидетелями, а значит и участниками которого мы являемся? (Эли Шор)

Думаю, Ваш вопрос – риторический, и вы сами на него ответили.

БОРЬБА С АРАБСКИМ ТЕРРОРОМ И ПАЛЕСТИНСКАЯ АВТОНОМИЯ

Какие мероприятия по значительному укреплению внутренней и внешней безопасности надо предпринять в ближней и среднесрочной перспективе, и что реально будет делаться до конца года? Реально ли подписание соглашения с Палестиной до конца года о создании государства Палестина? (Григорий Добкес, Калуга, РФ, инженер-проектировщик)

О том, что "реально будет делаться до конца года", я вряд ли смогу ответить, так как не вхожу в правительственный кабинет. Да и о конкретных мерах в военной области не стану распространяться. Но, прежде всего, реальность, при которой раз за разом террористы – граждане Израиля, жители Восточного Иерусалима совершают теракты, а мы не в состоянии даже разрушить комнату, в которой проживал террорист, говорит сама за себя.

То, что обвиненный в шпионаже и бежавший за границу бывший депутат Кнессета Азми Бшара получает до сих пор 7 тысяч шекелей депутатской пенсии – тоже весьма показательно, как и тот факт, что Израиль ежемесячно и исправно переводит более 200 млн. шекелей палестинцам, включая власти ХАМАСа в секторе Газы. Как и продолжение, несмотря на обстрелы юга нашей страны, поставок в сектор Газы воды, электричества, нефтепродуктов.

Что же касается нашего поведения в регионе, то мы должны поставить себя так, чтобы никому не приходило в голову нас провоцировать и чтобы все вокруг четко понимали – на любую провокацию мы ответим так, что соседям это будет, что называется, себе дороже. Мы не должны извиняться за любые меры, которые предпринимаем для самообороны.

Если бы вас избрали главой правительства, как бы вы повели себя, если бы юридическая бюрократия не позволила разрушать дом террориста? (Женя, Нагария, 26 лет, студент)

Проблема в том, что у нас, даже желая друг дружке доброго утра, министры сперва обращаются за консультациями к юридическим советникам. Прежде всего, дома террористов должны быть разрушены, а те же, кто с этим не согласен, могут апеллировать куда угодно. В отличие от депутатов Кнессета и правительства, которые избираются, бюрократия – назначается. Не зря парламентарии называются законодателями – если закон не позволяет, то в него вносятся необходимые, диктуемые жизнью изменения. Если же бюрократия при этом продолжает ставить палки в колеса, то надо менять бюрократов.

Как остановить "касамы"? (Евгений, Максим)

Наша ошибка в том, что мы воюем с исполнителями, а не с руководителями террора. Лидеры ХАМАСа заседают в шикарных офисах, разъезжают в роскошных машинах, исправно летают за границу и ведут с нами переговоры "о прекращении огня". Адресатом наших действий должны быть непосредственно Ханийя и Махмуд ах-Захар, а не пешки. Лидеры террора во всем мире, прежде всего, заботятся о своей личной власти, своих банковских счетах и собственной шкуре. В тот момент, когда они убедятся, что именно им придется расплачиваться по всем трем упомянутым параметрам за любые вылазки против нас, уверен, все провокации сойдут на нет.

Почему Израиль в одностороннем порядке не прекратит поставки в сектор Газы топлива и других грузов? Зачем кормить террористов? (Михаил)

Я ответил на этот вопрос выше. Я давно говорю о необходимости прекратить этот абсурд. Выше я объяснил и почему этого не делает правительство – из-за своей некомпетентности и недееспособности.

Во всех странах мира генералы являются "ястребами", но только не в Израиле. У нас почти все генералы – "голуби". Чем это объяснить? (Лейкин Сергей)

Во-первых, не все. Вспомните покойных Ганди и Рафуля, ныне здравствующего Авигдора Каалани. Но вы правы в том, что "голуби" у нас составляют большинство не только в военной, но и любой элите – юридической, журналистской, артистической, политической. Это объясняется тем, что местные верхушки "формируются" кумовством, и в них царит корпоративная спесь. Местная олигархия в широком смысле – закрытая клика, крайне неохотно допускающая в свои ряды "чужаков". Удивительно ли, что в этой клике в ходу те, а не иные взгляды. Но структурные изменения, произошедшие в нашем обществе в последние десятилетия, уже сказываются. Уже сейчас большинство нашего офицерского корпуса составляют не выходцы из кибуцев, как это было раньше, а репатрианты из бывшего СССР и ребята в вязаных кипах. Соответственно, довольно скоро заметно вырастет их удельный вес и в генералитете. В других секторах местной элиты (за исключением политики, где все зависит от избирателей), этот процесс будет проходить медленнее, но и там он неизбежно скажется.

ПЛАН ОБМЕНА ТЕРРИТОРИЯМИ И НАСЕЛЕНИЕМ

Вы предлагаете обменяться анклавами с Палестинским будущим государством, уничтожить ХАМАС силой и поставить перед израильскими арабами альтернативу: служба в армии или лишение гражданских прав в демократическом государстве. Действительно ли вы верите, что все это улучшит безопасность Израиля? Не думаете ли вы, что это приведет к обострению ситуации и давлению извне, как это случилось с ЮАР? (Павел, Швеция)

Во-первых, я не предлагаю "обмениваться анклавами". Я предлагаю провести линию границы так, чтобы абсолютное большинство населения Израиля составляли евреи, а в палестинском политическом образования жили арабы. Во-вторых, я не собираюсь лишать всех гражданских прав тех арабов, которые останутся жить в еврейском государстве – даже в случае отказа от службы в армии. Я призываю принять Закон о гражданстве, который должен предусматривать: а) обязательную присягу каждым гражданином (не только арабским) на верность и лояльность Государству Израиль (согласно его определению в Декларации Независимости) и б) несение им всей полноты не только прав, но и обязанностей, то есть, в частности, прохождения воинской или альтернативной службы.

В случае отказа выполнить эти условия, такому лицу будет предоставлен статус постоянного жителя, то есть за ним сохранится вся полнота прав, за исключением избирательных. Режим апартеида в ЮАР тут не при чем. Белое население в ЮАР составляло абсолютное меньшинство. Я же настаиваю на необходимости сохранения абсолютного еврейского большинства в Государстве Израиль. Тут скорее уместна аналогия с США, где присяга на верность государству – обязательное условие получения гражданства (в отличие от Грин-карты, дающей тот же статус постоянного жителя).

Чем план по обмену территориями принципиально отличается от переселения чеченцев в 1944-м году, кроме того, что палестинское население "выселяется" вместе с домом и имуществом, а также лишением гражданства, в то время как чеченцев выселяли только с одеждой на них одетой, и они оставались гражданами СССР со всеми вытекающими последствиями? (Вадим Павленко)

Вы сами ответили на свой вопрос. План обмена территориями и населением принципиально отличается именно тем, что палестинцев никто никуда выселять не будет – они, как вы верно изволили заметить, останутся "вместе с домом и имуществом". Кроме того, это именно план обмена территориями и населением, а вовсе не односторонняя аннексия каких-либо земель, или односторонняя уступка каких бы то ни было земель. Мы меняем районы компактного проживания арабского населения на районы с компактным проживанием евреев – скажем, Умм-эль-Фахм и весь "арабский треугольник" я готов отдать под палестинский контроль с условием, что районы Маале-Адумим, Гуш-Эциона, Гиват-Зеэва перейдут под нашу юрисдикцию. Подчеркиваю – названные районы – далеко не полный список, они приведены лишь в качестве иллюстрации общего принципа.

Суверенную территорию Эрец Исразль – район Тайбе – вы предлагаете отдать арабам. Бога не боитесь? А как быть с Сахнином, Акко, Нацеретом? (Елена)

Если уж речь зашла о страхе Божьем, или, по крайней мере, об обращении к нашим первоисточникам, то действительно наши священные границы должны включать все территории от Нила до Евфрата и никак не меньше. В принципе, я ничего против не имею. Но с точки зрения практической, с точки зрения сложившихся реалий, совершенно ясно, что нам необходимо, с одной стороны, четко очертить для самих себя наши собственные границы, а, с другой стороны, наша основная проблема – это не палестинцы, а израильские арабы. И откладывать решение этой проблемы дальше невозможно.

Что же касается Акко и Назарета, то напомню, что большинство населения первого составляют евреи, а вплотную ко второму прилегает еврейский город Нацрат-Илит. И еще они отличаются от Тайбе, Кафр-Касема, Умм-эль-Фахма и др. тем, что их от палестинских территорий прочно отделяют десятки километров земель, населенных евреями. Это служит непреодолимым препятствием распространению на них плана обмена. Зато на их жителей вполне распространяется мое предложение о Законе о гражданстве, который поставит их перед выбором: либо быть лояльными гражданами еврейского государства, либо остаться его постоянными жителями без избирательных прав.

Как с юридической точки зрения можно провести массовое лишение арабского населения Израиля израильского гражданства? Без этого ваш план теряет смысл, а лишение гражданства по национальному признаку – очень недемократичная мера. (Михаил Фрейман)

В международной практике существует немало прецедентов такого рода обменов территорий и населением, включая все элементы, и, прежде всего, изменение гражданства. Тем, кто интересуется подробностями, предлагаю заглянуть на наш сайт ndi.org.il. Но даже в рамках Женевской инициативы (выдвинутой Йоси Бейлиным со товарищи) предусматривается пункт о лишении израильского гражданства арабов – граждан Израиля, в частности, жителей Восточного Иерусалима. В любом случае, основным критерием должна служить не национальность гражданина, а его лояльность государству, в котором он проживает. В особенности мы, евреи, вправе требовать это от любого гражданина нашего государства. Евреи всегда были лояльны государству, в котором они жили – будь то СССР, США, нынешняя Россия или Франция, или даже Марокко. Для евреев всегда день независимости страны проживания был и их праздником, никому не приходило в голову жечь в этот день национальные флаги и поднимать флаги черные. Никто не занимался подстрекательством против государства, гражданином которого евреи были.

Исходя из принципа лояльности своей стране, в Первую Мировую войну евреи сражались во враждующих армиях, иногда, увы, даже стреляя друг в друга. Я решительно не готов мириться с действительностью, в которой граждане нашего государства раз за разом участвуют в терактах или помогают террористам, убивая наших соотечественников. Любая идея начинается с теории, и новаторские идеи кажутся не реализуемыми на практике – это общее правило. Когда Теодор Герцль впервые выдвинул идею создания еврейского государства в Палестине, это казалось утопией. Сегодня, спустя несколько десятилетий – это реальность. Когда я впервые выдвинул идею обмена территориями и населением, она казалась маргинальной и оторванной от действительности. А теперь опросы общественного мнения показывают, что 57-60% населения страны, включая арабское, поддерживают ее. Так что она завоевывает все большую популярность, становясь тем самым все более реальной.

В целях повышения вашего личного авторитета и авторитета партии НДИ, особенно в интеллектуальной среде Израиля, не настало ли время выдвигать более реалистичные идеи и предложения по решению израильско-палестинского конфликта, которые в условиях Израиля могли бы быть реализуемы? (Константин)

Вы можете привести примеры "более реалистичных идей и предложений, которые могут быть реализуемы"?

Как ваш план обмена территориями с ПА может быть осуществлен в местах густонаселенных арабами, таких как Галилея, где более 50% населения – арабы, и нет общей границы с ПА? Что вы намерены делать для изменения демографического баланса в Галилее в пользу евреев? (Хаим Думогоров)

На первый Ваш вопрос я ответил двумя абзацами выше.

После реализации плана обмена, изменение демографического баланса в Галилее в пользу евреев может быть обеспечено инвестициями в развитие этого региона – в его транспортную, промышленную, жилищную, культурную инфраструктуру. Когда он станет по-настоящему привлекательным, прежде всего, для молодых семей из центра страны, баланс неизбежно изменится.

Какими будут ваши действия, если ваш план по обмену территориями и населением провалится, и палестинцы продолжат идти по пути к уничтожению Израиля? (Леонид Гайзель)

Как я уже говорил, основной целью палестинцев и всех прочих экстремистов в исламском мире является не создание палестинского государства, а уничтожение Государства Израиль – вне всякой связи с тем, что мы будем, или не будем делать. С нашей стороны мы должны делать все, чтобы эта их цель оказалась недостижимой – ни сегодня, и никогда в будущем.

План обмена территориями и населением является единственной реальной мерой, которая усилит Израиль в военном, политическом и экономическом планах. Ошибка всего правого лагеря в том, что он постоянно твердит "нет": Кемп-Девид плохо, Осло-1, Осло-2 и "размежевание" никуда не годятся. Но они ничего не предлагают взамен, чему они готовы ответить "да"? Именно отсутствия конструктивной альтернативы всем этим авантюрам, из-за неспособности предложить что либо позитивное, правый лагерь терпел один провал за другим. Мы не сумели предотвратить ни Осло-1, ни Осло-2, ни "размежевание", ни даже эвакуацию Амоны. Поэтому я убежден: если правый лагерь не сможет осознать необходимость конструктивного альтернативного предложения, то мы никогда не сможем обеспечить безопасность Государства Израиль.

В нашем городе, Нацерет-Иллите, арабы активно скупают квартиры, есть районы, в которых слышна только арабская речь. Как решить эту проблему? (Филипп Альтерман, 35 лет) Как в свете вашего предложения о полном размежевании с арабами выглядит разрешение мэра Кармиэля на продажу в городе квартир арабам? (Фаина Рашковски)

При нынешней ситуации ни в Нацерет-Илите, ни в Кармиэле, ни где бы то ни было невозможно решить проблему скупки одной категорией граждан жилья, расположенного в местах компактного проживания другой категории граждан. Проблема "ползучей экспансии" может быть решена только комплексом мер, о котором я говорил выше: обмен территориями и населением, новый Закон о гражданстве, инвестиции в развитие Галилеи. Это не значит, что оставшиеся в еврейском государстве арабские граждане утратят право покупать жилье там, где им его продадут. Но демографический баланс изменится так, что это явление сведется к вполне допустимой внутренней миграции, а не к угрожающей ползучей экспансии, как это происходит сейчас.

Как вы оцениваете национальный состав государства Израиль (процент евреев/арабов) в 2020 году? (Леонид Шварцер)

Если будет реализован предложенный мною план, то 90% – евреи, менее 10% арабы. Такое соотношение обеспечит прочное и решающее еврейское большинство в долгосрочной перспективе. В противном случае это соотношение может достигнуть 60% – евреи, 40% арабы, что станет прямой и едва ли обратимой угрозой существованию еврейского государства.

Как вы относитесь к тому, что на государственной еврейской земле будет построен новый арабский город? (Ефим Гофман)

Резко отрицательно. Это вопиющий пример недальновидности и политической бездарности тех, кто заседает в нынешнем правительстве. Он поощряет тех, кто ведет себя нелояльно по отношению к собственному государству и путем угроз и шантажа добивается для себя все новых благ. С другой стороны, это попросту уничтожает мотивацию оставаться лояльными у тех меньшинств, которые доказали свою верность государству с момента его создания – как, например, друзы или черкесы.

Почему у вас такое негативное отношение к арабским гражданам Израиля, граничащее с расизмом? (Евгений Задиран)

Это не вопрос, а утверждение. И утверждение грубо ошибочное. Ни о каком негативном отношении и, уж тем более, расизме у меня речи нет. Наоборот, палестинцы, в том числе и живущие в Израиле, вызывают у меня огромное уважение преданностью своей национальной идее. Нам бы так! Другое дело, что эта национальная идея решительно противоречит моей – еврейской. Соответственно, я ищу выхода из тупика, в который зашли взаимоотношения наших народов. Единственный реальный выход, который я вижу – это предложенный мной комплекс мер. К сожалению, мои основные претензии не к арабам, а как раз к евреям. Мы раз за разом доказывали, что на нас нельзя положиться, что мы не можем защитить своих друзей и союзников, и то и дело под нажимом бросаем их на произвол судьбы. Все, кто связывали свою судьбу с нами, в конце концов, расплачивались за это непомерно дорого. Можно начать с короля Иордании Абдаллы I – прадеда нынешнего короля, убитого экстремистами за готовность вести переговоры с Израилем, можно вспомнить Ануара Садата, Башира Джмаэля, Исама Сартауи, или участь воинов Армии Южного Ливана.

С другой стороны, я не вижу никакой разницы между экс-депутатом Азми Бшарой, уличенным в шпионаже и бежавшим из Израиля, и еврейской террористкой Тали Фахимой, пособничавшей террористу Захарии Зубейди и нанесшей визит солидарности семье террориста, убившего студентов йешивы "Мерказ а-Рав".

Предположим, что все арабское население Израиля покидает страну. Кто будет работать на прокладке дорог, строительстве, сельском хозяйстве и т.д.? (Евгений)

К сожалению, ваши посылки далеки от реальности. Основная масса рабочих, занятых сегодня в упомянутых вами отраслях – это гастарбайтеры из Румынии, Таиланда, или, по крайней мере, жители ПА. А израильские арабы ежегодно платят в казну 400 млн. шекелей налогов, а получают пособий на 11 млрд. шекелей – не считая дотаций МВД, минздрава, минпроса и пр.

РАБОТА С ОЛЬМЕРТОМ И ВЫХОД ИЗ ПРАВИТЕЛЬСТВА

Зачем вы после войны согласились войти в правительство Ольмерта и спасли его от краха? Какие выгоды это принесло Израилю? Что выиграла или проиграла от этого партия НДИ? Не жалеете ли вы сегодня о том, что согласились работать в этом кабинете министров? (Эдуард Мазо; Михаил Сладкевич; Лев Криволапов; Арье Харнам; Давид Райд; Александр Файгензон; Александр Сологубин; Борис Соболевский; Михаил Капуллер; Гавриэль Давыдов и др.)

Во-первых, как показал ход событий после нашего выхода из правительства, слухи о его неизбежном падении были сильно преувеличены. Если вы заметили, та же самая коалиция, которая была у Ольмерта без НДИ до, во время и сразу после этой войны, продолжает преспокойно оставаться у власти. Да, власть эта шаткая, ни к чему не способная.

Так что, когда мы входили в правительство Ольмерта, речь шла не о "спасении его от неизбежного краха", а о спасении армии, которая стояла на грани развала и была полностью деморализована. Как вы помните, не случайно сразу после этой войны в отставку ушли и начальник Генштаба и командующий Северным округом и ряд других командиров соединений. Мне было абсолютно ясно, что мы обязаны обеспечить стабильность именно в этот критический момент, дать время армии для реорганизации и восстановления боеспособности и сделать ее готовой к новому противостоянию. Именно благодаря этой передышке сегодня ЦАХАЛ – это совершенно другая армия, как все могли убедиться в сентябре прошлого года (я имею в виду блестящую операцию по уничтожению сирийского ядерного объекта и ряд других операций, о которых много судачили западные СМИ, и которые я бы не хотел тут перечислять). Это и стало главной "выгодой" Израиля.

Во-вторых, наше вхождение в коалицию было обусловлено дополнительным требованием: переход Израиля с "палестинского трека" на "иранский трек". Я пытался объяснить Ольмерту и его кабинету, что наша основная проблема – не палестинцы, а трижды Иран: Иран в виде ХАМАСа в Газе, Иран с Хизбаллой в Ливане и Иран с его ракетной и ядерной программой. Мне удавалось обеспечивать переход правительства на эти рельсы в течение года с лишним. В тот момент, когда Ольмерт отправился в Аннаполис и вернулся оттуда с твердым намерением вернуться на "палестинский трек" и начал переговоры с Абу Мазеном по кардинальным вопросам, мы вышли из правительства, как и обещали.

Так как мы шли на это, сознавая все возможные последствия, я не только не жалею, что вошел тогда в правительство, но считаю, что поступил абсолютно правильно и входя в правительство, и выйдя из него.

Зачем вы так поспешно вышли из правительства Ольмерта? Что выиграла или проиграла от этого партия НДИ? Не считаете ли вы ошибкой свой уход из кабинета министров? (Борис Синайский; Arkady Noble)

Помимо сказанного только что, хотел бы добавить, что наше присутствие в правительстве заставило Ольмерта отказаться от безумной затеи "консолидации", с которой "Кадима" шла на выборы. Оно заставило правительство всерьез заняться подготовкой к отражению иранской ядерной угрозы. Именно за этот участок работы отвечал в правительстве я. По понятным причинам, я не могу распространяться о проделанной работе, но могу заверить, что она была очень серьезной и не бесплодной. И в других сферах мы сделали немало – от огромного прорыва в развитии индустрии туризма (за этот "участок" отвечал мой коллега и соратник Ицхак Аронович), до блестящей работы председателя Финансовой комиссии Кнессета Стаса Мисежникова, благотворные результаты которой долго будут сказываться в социальной и экономической сферах. Коалиционные соглашения, заключенные нами с правительством, предусматривали и принятие Закона о гражданской регистрации браков, облегчение процедуры гиюра, принятие Конституции, реформу власти и системы выборов. Согласитесь, игра стоила свеч.

Когда же Ольмерт сменил курс, занявшись бесплодными и вредными переговорами с Абу Мазеном, предпочтя им другие важнейшие направления работы, мы без тени сомнения из правительства вышли. Опять-таки мы это делали, исходя из интересов государства, а не соображений электоральной выгоды.

Кстати, симптоматично, что два последних вопроса сформулированы практически одинаково. То есть, если два года назад нашлись охотники проклинать нас за вхождение в правительство, то потом они же критиковали нас за выход из него. По-моему, это лишний раз доказывает, что в обоих случаях мы поступили правильно – ведь подлинный лидер должен заботиться не о том, чтобы всем угодить, а о том, чтобы принести максимальную пользу в каждый данный момент.

Вхождение партии НДИ в провальное правительство Ольмерта было воспринято некоторой частью вашего электората как отход от заранее декларируемых принципов. Какие меры предполагает предпринять партия НДИ для возвращения доверия ваших потенциальных избирателей и для расширения электоральной поддержки вашей партии? (Владимир Блюменталь)

Мне кажется, на этот вопрос я уже ответил. Доверие избирателей мы стараемся заслуживать именно тем, что никогда не отступаемся от своих принципов. Более того, меня часто обвиняют в том, что мы то и дело входим и выходим из правительства, что у меня не хватает терпения и т.д. Отвечу так: к сожалению, в отличие от нас, наши премьер-министры бесконечно меняют свои взгляды и обещания, не оставляя нам иного выбора. Когда я входил в правительство Шарона, это был Шарон, утверждавший, что для него судьба поселка Нецарим идентична судьбе Тель-Авива. А когда я уходил из правительства Шарона, он уже собирался депортировать всех евреев и из Нецарим, и из всего Гуш-Катифа. Моим кредо всегда было и остается абсолютная приверженность своим принципам, не готовность ими, короче говоря: МОЕ СЛОВО – ЭТО СЛОВО.

Если министерство стратегического планирования было действительно важным, почему его закрыли вскоре после вашего ухода из правительства? (Антон Светличный)

Повторяю: правительство Ольмерта предпочло подготовке к нейтрализации реальной угрозы фантом "мирного процесса" и тушение коалиционных пожаров. Хотя Ольмерт и после моего ухода из правительства справедливо утверждал, что министерство стратегического планирования необходимо, он все же расформировал его в угоду коалиционным партнерам. Это – лишнее подтверждение необходимости реформы власти, на которой мы настаивали и настаиваем. Нынешний коалиционный строй полностью обанкротился.

Почему Ольмерт все еще управляет страной? (Кирилл Славкин, солдат)

Потому, что он возглавляет законно избранное правительство. Надеюсь, долго это не продлится. По моим оценкам, следующие выборы состоятся в феврале-марте 2009 года.

РЕФОРМА СИСТЕМЫ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ

Как вы относитесь к переходу в Израиле к президентскому правлению? (Борис Холондовский)

Положительно. Настолько положительно, что это – одно из программных требований возглавляемой мною партии. Кстати, на днях я снова вынес на обсуждение Кнессета соответствующий законопроект. И сделал это для того, чтобы лишний раз напомнить депутатам, входящим в коалицию, о необходимости выполнять свои обещания и еще раз вынести этот вопрос на повестку дня общества – это необходимый этап подготовки к его решению. Уверен, в ближайшем будущем тотальное банкротство нынешнего коалиционного строя станет настолько очевидным всем, что и парламентарии не смогут больше цепляться за этого монстра. Вот тогда наша кропотливая работа принесет свои плоды, и реформы власти, включая введение президентского правления, станут реальностью.

У нас часто меняется правительство, вы предлагаете перейти к президентскому правлению. А что если президент будет иметь такую же поддержку в народе, как нынешний глава правительства? (Арон Гуртовник, пенсионер)

В демократическом государстве выборы для того и проводятся, чтобы вверить законно избранной власти (будь то президент или премьер-министр) возможность руководить страной и проводить обещанную избирателю политику в течение срока, предусмотренного Законом. Законно избранная власть должна осуществлять свою политику, не оглядываясь на рейтинги и опросы. И именно потому, что при нынешнем коалиционном строе власть только и делает, что руководствуется соображениями популярности, мы настаиваем на изменении этого строя. Напомню, что рейтинг нынешнего президента США не намного превышает рейтинг Ольмерта, но при этом никому не приходит в голову требовать его досрочной отставки. Законно избранная власть должна быть стабильна – это необходимое условие ее эффективной работы. А в ситуации, когда премьер-министр (кто бы им ни был) зависит от капризов дюжины коалиционных партнеров, ни о стабильности власти, ни об эффективности ее работы речи быть не может.

Что нужно сделать для того, чтобы в Израиле была принята Конституция? (Виктор Мильман; Михаил; Борис Холондовский)

Напомню, что принятие Конституции – еще одно наше программное требование. Для этого нами сделано уже немало, принят ряд подготовительных Законов, с первого дня пребывания нашей фракции в Кнессете, еще в 1999 году по инициативе Элиэзера Коэна было создано Конституционное лобби. Сейчас в заключительной стадии разработки находится проект Конституции, над которым вместе со мной работают депутаты от других фракций, в том числе от "Ликуда" и "Аводы". Надеюсь, сразу после начала работы зимней сессии парламента нам удастся поставить его на голосование. Безусловно, главным камнем преткновения тут являются религиозные и арабские фракции, а коалиция, да и оппозиция часто идут у них на поводу, чтоб заручиться их поддержкой при формировании следующего правительства.

Как можно осуществить сокращение числа министерств? (Борис Холондовский)

В мою бытность гендиректором канцелярии премьер-министра существовал Основной Закон, по которому в Израиле могло быть не более 18 министров и 4 замов. Первый закон, принятый коалицией Эуда Барака в 1999 году, был закон о снятии ограничений на количество министров и их замов. Барак объяснил, что не может продвигать "мирный процесс" без неограниченного количества министров. Поэтому нынче даже я затрудняюсь сказать, сколько у нас министров и замминистров. А вот Швейцария как-то обходится 6-ю министрами, а США – 12-ю. Необходимым условием сокращения численности министров может стать только президентское правление с неизбежным прекращением коалиционных торгов. Именно они порождают абсурдную ситуацию, при которой профсоюзный босс становится министром обороны, а раввин – министром промышленности.

Следует ли принять закон, согласно которому на министерские посты смогут претендовать только профессионалы с высшим образованием? (Борис Холондовский; Леся)

Обилие законов не решает проблему. Ответ на этот вопрос идентичен ответу на предыдущий.

Готовы ли вы провести закон, согласно которому в министерствах, которыми командуют непрофессионалы, необходимо создание экспертных советов? (Аркадий)

Не думаю. Если полномочия экспертных советов будут таковы, что они подменят собой министра, то зачем нужен министр? А если у них полномочий не будет, то законодательное учреждение совещательных органов лишено смысла. Тут нужен не еще один закон, а изменение принципов формирования правительства. Что же касается экспертных советов, то я, создавал такие советы по собственной инициативе и в министерстве национальной инфраструктуры, и в минтрансе, и, тем более, в министерстве стратегического планирования. В первых двух случаях они состояли в основном из ученых-репатриантов, и очень помогали мне в работе. Вопрос, с кем министру советоваться и чьи советы принимать – дело его профессиональной и человеческой совести и принципов, которыми он руководствуется в работе.

Не считаете ли вы, что нашей стране необходима диктатура, которая смогла бы навести порядок? (Рами Корен)

Ну вот, приплыли!.. Поклонникам всевозможных "новых порядков" хочу напомнить, что все, известные новейшей истории диктатуры, сопровождались чудовищным беспределом, а затем неизбежно приводили к хаосу. Путать эффективную и стабильную власть с диктатурой – грубая историческая ошибка. Черчиллю и Рузвельту не нужна была никакая диктатура, а Сталин и Гитлер довели свои страны до краха.

ВОЗМОЖНЫЕ СОЮЗЫ С ДРУГИМИ ПАРТИЯМИ И БУДУЩИЙ КНЕССЕТ

Как вы сами оцениваете шансы НДИ на предстоящих этих выборах? (Павел Мусихин)

Наша цель на ближайших выборах – довести свое парламентское представительство до пятнадцати мандатов и возглавить министерство обороны. При такой ситуации, уверен, это уже будет другой Израиль, с совершенно другими перспективами.

Кто из ведущих политиков в Израиле разделяет ваши взгляды? Каков, по вашему мнению, должен быть состав правящей коалиции для осуществления ваших планов? (Борис Маркман)

Что называется, не для цитирования: большинство моих воззрений разделяет большинство наших политиков. Это касается и плана обмена территориями и населением, и значимости иранской угрозы, и необходимости государственных реформ. Другое дело, что высказывать свое согласие со мной вслух им не позволяет опасение гнева как реальных, так и потенциальных коалиционных партнеров, да и "соратников" по собственным партиям.

Что же касается оптимального для нас состава будущей коалиции, то я уже говорил, что эта коалиция должна руководствоваться идеями Жаботинского, а не раввина Овадьи Йосефа. В последние два десятилетия все коалиции находились в полной зависимости от рава Овадьи (независимо от того, входила ли в правительство ШАС). Наша цель – изменить эту практику. При этом хочу подчеркнуть, что мы никого не бойкотируем и готовы к плодотворному (я подчеркиваю – плодотворному) сотрудничеству со всеми.

Какие шансы у вашей партии в предстоящих выборах? В коалиции с кем вам хотелось бы быть? Каковы шансы создания дееспособной "правой" коалиции? (Евгений Симонович; Самуил)

Мне кажется, на все эти вопросы я уже дал ответ.

Готовы ли вы в коалиции или союзу с "Ликудом" под руководством Биньямина Нетаниягу? Что мешает вам наладить отношения с Нетаниягу? Можете ли вы сформулировать главные различия между вашими и ликудовскими целями? (Эдуард Мазо; Александр Вернер; Ян Портянский; Леонид Барг; Сион Хаимов и др.)

Повторяю, мы готовы к плодотворному сотрудничеству со всеми. Наладить личные отношения с Нетаниягу мне не мешает ничего – они давно и прочно налажены. А вот с возглавляемой им партией у нас есть некоторые, весьма существенные, расхождения.

Прежде всего, у нас есть принципиальные требования, наши четыре основных принципа, без принятия которых нам будет очень трудно войти в любую будущую коалицию: 1) внешнеполитическая концепция Израиля должна строиться не на принципе "мир в обмен на территории", а на принципе обмена территориями и населением, и главной задачей является обеспечение безопасности, а не достижение мира, 2) реформа власти, переход к президентской системе правления, 3) гражданские браки, 4) облегченная процедура гиюра.

Если эти принципы будут приняты, мы не видим никаких проблем для нашей коалиции с "Ликудом". Естественно, что основным противником этой принципиальной позиции по этим четырем пунктам будут, прежде всего, две ортодоксальные партии – ШАС и "Агудат Исраэль". Какой выбор сделает "Ликуд" – в пользу русскоязычной общины Израиля, или в пользу ортодоксов – вопрос сложный. К сожалению, в последнее время у меня складывается все более сильное впечатление, что "Ликуд" однозначно склоняется в пользу ШАСа и "Агудат Исраэль". Именно этим можно объяснить их голосование против наших законопроектов о реформе власти и гражданских браках.

Сколько мандатов вы думаете набрать, если Аркадий Гайдамак тоже выйдет на выборы? (Полина) Как вы оцениваете политическую деятельность Гайдамака, его партии и возможные парламентские перспективы его движения? (Илья Блехерман)

Свои планы и расчеты мы строим без оглядки на кого бы ни было, в том числе и на г-на Гайдамака. Точно так же я не собираюсь оценивать деятельность г-на Гайдамака – это прерогатива избирателей. Наша забота – постараться сделать все, чтобы избиратели оценили нашу деятельность, а не чужую.

Резкое увеличение электорального барьера уменьшит количество партий на выборах и в Кнессете, и автоматически усилит крупные партии. Считаете ли вы, что пришло время принять подобный закон? (Алексей Кислюк)

Очень верно замечено. Значительное повышение электорального барьера призвано не только и не столько усилить "крупные партии", сколько уменьшить непомерное число парламентских фракций. Знаете, сколько их в нынешнем Кнессете? 22 (в скобках прописью: "двадцать две"). Это – еще одна гримаса нашего парламентско-коалиционного строя, и ее надо устранить немедленно.

НДИ с момента своего создания настаивала на повышении электорального барьера (это, как и Конституция, президентское правление и др., изначально было нашим программным положением). В Кнессете прошлого созыва нам удалось провести закон о некотором повышении этого барьера (мы настаивали на 5%, удалось "сторговаться" на 2,5%). Этого мало, и мы будем последовательно добиваться дальнейшего повышения электорального барьера до разумных пределов.

Планируете ли вы в ближайшем будущем баллотироваться на пост премьер-министра Израиля? (Алексей Берман; Эстер) Каковы бы были ваши первые и последующие шаги, если бы вы заняли бы пост премьер-министра? (Павел Мусихин) Какие три конкретные цели имели бы для Вас наивысший приоритет? (Юрий Ноткин) Видите ли вы себя в качестве общенационального лидера Израиля? (Роман Песиков)

К сожалению, прямые выборы премьера у нас отменены. Поэтому пока ни я, и никто бы то ни было, не можем баллотироваться на пост премьера – избиратель голосует одним бюллетенем – за ту или иную партию. Но я надеюсь, что уже на ближайших выборах НДИ настолько увеличит свое парламентское представительство, что, во-первых, сможет реально приблизить вышеупомянутые реформы (в том числе и прямые выборы главы исполнительной власти), а, во-вторых, стать силой, способной бороться за формирование правительства на выборах, которые состоятся вслед за этими.

Тогда я, разумеется, буду баллотироваться в качестве кандидата на пост главы исполнительной власти (как бы он ни назывался). Таким образом, думаю, я ответил и на вопрос, вижу ли я себя в качестве общенационального лидера. Что касается приоритетов, то на этот вопрос я отвечаю как в ходе всего этого интервью, так и в ходе всей своей государственной и политической деятельности.

Чего, по вашему мнению, вам не хватает для того, чтобы объединить и повести за собой народ Израиля? (Владимир Штырмер, из Тверии)

Вашей, Владимир, поддержки, а также поддержки ваших родных, друзей и знакомых. Мы должны наконец-то поверить в себя и в то, что только мы можем навести порядок в нашем доме – Израиле, и никто, кроме нас, этого не сделает.

Можно ли, по вашему мнению, доверять высказываниям израильских политиков и если "да", то кому именно? (Игорь)

Скромность заставляет меня уклониться от ответа на этот вопрос.

Как, на ваш взгляд, можно объяснить тот факт, что многие политики, заняв пост премьер-министра, радикальным образом меняли свои взгляды на политику Израиля в отношении своих арабских соседей? В первую очередь я имею ввиду Шарона, за которого я голосовал "двумя руками". Ведь это он потом сказал, что с места оппозиционера ему виделось все несколько иначе, чем с позиции премьера, а ведь он был в политике не новичок. Все это относится и к Бараку, Рабину, Нетаниягу и т.д. Произойдет ли с вами вот такая метаморфоза? (Михаил)

Не хочу вдаваться в психологические изыскания, благо, я в этом не сведущ. Поэтому предположу, что дело не в личностных качествах того или иного политика, а, опять-таки, в нашем коалиционном строе. Он попросту не позволял (и не позволит) упомянутым политикам проводить ту линию, в правоту которой они, может быть, верили. С другой стороны, им, возможно, недоставало как раз веры в свою правоту (кроме уверенности в собственном праве занимать высокое кресло).

Произойдет ли нечто подобное со мной? Думаю, я не раз доказал, что кресла не стоят на высшей ступени системы моих приоритетов и что мне хватает веры в то, что я делаю и декларирую. Надеюсь, я ответил на Ваш вопрос.

ПАРТИЯ "НАШ ДОМ ИЗРАИЛЬ"

Согласны ли вы с мнением, что НДИ – это партия одного человека? Не боитесь ли повторения истории партии "Цомет", многие из депутатов которой были случайными людьми? (Владимир Цинман) Может ли ваша партия существовать без вас? (И Штейман)

Давайте по порядку. Во-первых, я решительно не согласен, что НДИ – это партия одного человека. НДИ – партия единомышленников, разделяющих принципы, сформулированные при ее создании. Можно ли говорить о "партии одного человека" при том, что со мной рука об руку трудились и трудятся такие яркие люди как Юрий Штерн (благословенна его память!), Элиэзер Коэн, Стас Мисежников, Ицхак Аронович и многие, многие другие.

Поэтому сравнение с партией "Цомет" абсолютно неуместно – это во-вторых.

А в-третьих, мы уже доказали в трех избирательных кампаниях, что являемся одной из немногих идеологических партий, имеющей четкое мировоззрение, а не волюнтаристской организацией "выстроенной" под определенного деятеля.

Почему в НДИ не проводятся праймериз? Вы боитесь конкуренции? (Jack Rozenberg, Эдуард Мазо)

Для серьезной, весомой политики нет ничего опаснее, чем популизм. С моей точки зрения праймериз – это воплощение популизма, популизм в чистом виде. На последних праймериз в партии "Авода" в арабских населенных пунктах зарегистрировалось в два, а то и в три раза больше членов этой партии, чем проголосовало за "Аводу" в этих же пунктах на выборах в Кнессет. В партии "Ликуд" – аналогичная картина, и даже за Фейглина в некоторых поселениях Иудеи и Самарии голосовало в разы больше людей, чем на выборах в Кнессет. Целые рабочие комитеты "перерегистрировались" в массовом порядке из партии в другую в зависимости от дат праймериз в разных партиях. Профсоюзы портовых рабочих, "Эгеда" и Электрической компании раз от разу стальными рядами переходили из "Ликуда" в "Аводу", из "Аводы" в "Кадиму" и т.д. Причем отстаивали они отнюдь не демократию, а узкие интересы своей гильдии. Это нельзя назвать даже политическим лоббированием, скорее это можно назвать политическим шантажом. Не говоря уже о том, что в большинстве случаев на праймериз некий электоральный подрядчик выплачивает за всю свою группировку членские взносы. Поэтому, увы, речь тут идет не о демократическом процессе, а о вырождении демократии. В большинстве случаев такие вот праймериз оканчивались громкими полицейскими расследованиями. Именно Эхуд Барак назвал эту возню "мифкад аргазим" (регистрация ящиками, или запись скопом). Именно этот популизм разрушил изнутри две крупнейшие исторически сложившиеся партии Израиля – "Ликуд" и "Авода". В период до праймериз обе эти партии совокупно всегда составляли более половины Кнессета, что и придавало политической системе страны необходимую стабильность. Именно вследствие моды на праймериз появился режим внутрипартийных "лагерей", разваливших внутрипартийную дисциплину. Именно праймериз довели до абсурда многие наши негативные явления: превращение депутатов Кнессета в заложников влиятельных функционеров ЦК партий и электоральных подрядчиков, полная утрата крупными партиями идеологии и ответственности за свои обещания.

Передача полномочий по отбору кандидатов в Кнессет комиссии, состоящей из людей, обладающих необходимым жизненным опытом и самим не баллотирующимся в парламент, служит залогом серьезного, взвешенного отбора кандидатов. Такая система очень непопулярна в израильских СМИ, и популисты всех мастей ее то и дело критикуют. А именно она доказала свою эффективность в течение десятилетий – с момента создания Государства Израиль и до начала 80-х.

Задайтесь вопросом – когда было лучше – тогда, или сейчас. И с точки зрения стабильности системы, и с точки зрения "качества" народных избранников – ответ очевиден.

Опять-таки, в кулуарах все наши политики заявляют, что они завидуют НДИ, смело отказавшейся от системы праймериз, но они же вслух критикуют меня за то, что мы не побоялись принять это непопулярное, но зато и не популистское решение. Нет ничего легче, чем пойти на поводу у масс-медиа и у толпы и ввести систему праймериз. Поскольку, полагаю, вы человек разумный и понимаете, что и праймериз, и при любой иной системе отбора у меня нет проблем с избранием в Кнессет, то, думаю, я ответил на ваш вопрос.

Не пора ли перейти к практике реальной выборности всех членов партии, баллотирующихся в Кнессет, причем с обсуждением каждой кандидатуры в партийной печати? (Лев Вайсбаум, 60 лет, образование высшее, место жительства – мошав Шахар, безработный)

Я только что ответил на этот вопрос.

Вы любите повторять: "В следующем Кнессете нас будет еще больше!" Насколько вам небезразлично, с кем вы будете представлять народ Израиля в Кнессете? (Давид (Дима) Косогляд, 37 лет, программист, Тель-Авив)

Мне это совсем не безразлично. Именно поэтому в НДИ существует та система отбора, о которой я только что говорил. И она себя до сих пор оправдывала – вспомните хотя бы имена, которые я назвал несколькими абзацами выше.

Зачем было нужно включать в свою команду отработавших ресурс "политиков" и горе-журналистов? (Марк Фукс)

Кого именно вы имеете в виду под "отработавшими ресурс политиками"? Надеюсь, не Юрия Штерна? Что же касается единственного (пока) журналиста в нашей фракции, то называть кого бы то ни было "горе-журналистом" или, наоборот, "счастье-журналистом" – дело личного вкуса, а о вкусах не спорят.

Почему вы пригласили в партию "левого" Шагала и поставили на реальное место, а не Ясинова, например? (Адольф) Что делает в Кнессете депутат Шагал, кроме лоббирования интересов Азербайджана? (Борис Синайский)

К сожалению, интересный разговор об эфемерности традиционного деления на "левых" и "правых" уведет нас далеко в сторону. Напомню только, что Ариэль Шарон был идолом "правых"…

Возможно, депутат Шагал мог бы сделать в Кнессете больше, чем он делает сейчас, но и работа по налаживанию отношений с Азербайджаном (а не лоббирование интересов этой страны, как вы изволили выразиться) – дело достаточно важное. Если бы каждый депутат Кнессета (я имею в виду все прочие партии) выбрал себе определенное направление деятельности и посвятил себя целиком ему, а не бессмысленному мельканию перед объективами, это значительно повысило бы КПД работы нашего парламента.

Что касается Игаля Ясинова, то, во-первых, отведенное ему 14-е место в нашем списке было не таким уж нереальным, и к тому Игаль, как человек очень способный, прекрасно проявляет себя сегодня на своем высоком посту в Национальном еврейском фонде (ККЛ).

Почему вы стали так яростно защищать в СМИ Эстерину Тартман в момент, когда стало известно об ее забывчивости по поводу уровня ее образования? (Георгий, образование высшее, охранник)

Во-первых, потому, что Эстерина Тартман – наш старейший соратник (она в НДИ с момента ее создания) и прекрасный парламентарий. А, во-вторых, ее, как вы изволили выразиться, забывчивость – это, конечно, не самый яркий штрих ее биографии, но и далеко не черное пятно. Важно, что за свою "забывчивость", или "преувеличение" она, в отличие от очень многих преуспевающих и "незапятнанных" израильских деятелей (вплоть до судьи Верховного суда), не получила никаких материальных дивидендов.

Что, кроме привлечения части избирателей, голосующих за личность, а не за убеждения, послужило причиной принятия в партию Софы Ландвер? (Яков)

Интересно, что многие избиратели воспринимают как само собой разумеющееся изменение убеждений в сторону, скажем так, "полевения" (Шарон, Ольмерт, Ливни, Мофаз, зигзаги того же Нетаниягу) и никак не может поверить, что свои взгляды могла изменить Софа Ландвер. Кроме того, безотносительно к этой философской дискуссии, Софа – прекрасный, опытный, эффективно работающий парламентарий, и всей своей деятельностью во фракции НДИ она доказала правильность нашего выбора.

Что делается в плане партийного строительства НДИ? Какие новые имена вы можете предложить своим избирателям на следующих выборах? (Руслан Рубин)

Главное направление нашего "партийного строительства" сейчас – это близящиеся муниципальные выборы. Уверен, они выдвинут и новые имена, которые обязательно появятся в нашем парламентском списке.

Чем закончилась программа "новых лидеров", которая была анонсирована зимой этого года? (Алексей Берман, Ришон ле-Цион)

Она называлась "Рождение парламентария". Это был конкурс студентов на разработку лучшего законопроекта. Конкурс проводился в несколько этапов и завершился в конце июня. Победившие законопроекты приняты фракцией НДИ к продвижению в Кнессете, а сами победители конкурса уже активно влились в политическую работу – пока на муниципальном уровне (ведь близятся именно муниципальные выборы).

Когда у какого-нибудь политика берут интервью и представляют или обращаются к нему "Доктор ..." или "Профессор ...", то автоматически это влияет на мнение и доверие зрителей к тому, что сейчас скажет этот человек. Кроме того, не секрет, что представители академии гораздо больше предпочитают левый лагерь. Не кажется ли вам, что нужно уделить гораздо более серьезное внимание тем, кто представляет лицо вашей партии? (Илья, студент)

Начну с конца. В рядах НДИ и в кругу ее единомышленников находятся очень многие яркие имена, представляющие "мир академии" и носящие титулы "доктор" и "профессор". Пока большинство их, в силу понятных причин, о которых здесь уже говорилось, не спешат с головой окунуться в активную политическую деятельность, занимаясь в основном пропагандой наших общих идей. Но мы, разумеется, стараемся переломить эту тенденцию.

Хочу также напомнить, что титул "доктор" совершенно заслуженно носил мой друг и соратник Юра Штерн. Был, кстати, в НДИ и один "профессор". В партии, в которой он состоит сейчас ("Кадима") господ с таким титулом наберется с полдюжины. Ну и что? Так ли уж "автоматически это влияет на доверие зрителей" к тому, что говорят эти люди? Дело не в титулах, в том, кто их носит.

Почему НДИ никогда не организует протестных акций? Не пора ли оппозиции вывести избирателей на демонстрации протеста против действующего правительства, чтобы доказать необходимость новых выборов? (Меир. Провиденс, США; Дмитрий; Евгений Муратов и др.)

В демократическом государстве необходимость новых выборов доказывается, во-первых, Законом, и уже во-вторых, сложившейся политической ситуацией. Уличная демократия – еще более опасная профанация демократии, чем повальное увлечение "праймериз". Я уже не раз повторял здесь, что правительство избирается для того, чтобы руководить, не оглядываясь на рейтинги, и именно потому, что у нас это не происходит, мы настаиваем на реформе государственной власти.

СОЦИАЛЬНЫЕ И ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ

Почему нужно выпрашивать пенсию у России, а не подать коллективный иск в Международный суд по правам человека? Может ли ваша партия помочь в этом? (Надежда Фельдман)

Созданная по моей инициативе комиссия министров, занимающаяся урегулированием выплаты пенсий израильским гражданам, заработавшим право на пенсию в странах исхода (в основном, в странах бывшего СССР), ни у кого пенсий "не выпрашивала", а приступила к ведению переговоров с этими странами. В ряде случаев на переговорах достигнут прогресс, в других случаях переговоры буксуют.

Главными проблемами являются вопросы правопреемственности (как известно, такого государства как СССР больше не существует) и, соответственно, признания пенсионных прав людей, уехавших в Израиль из СССР, а не из созданных после его распада государств, а также признание прав людей, заработавших пенсию частично (уехавших до достижения ими пенсионного возраста). Когда мы начинали эти переговоры, никто не ожидал, что они пойдут легко и гладко, но эту работу, безусловно, надо продолжать. Партия НДИ настаивала и настаивает на этом, и оказывала и будет оказывать любую посильную помощь в их ведении.

Что же касается обращения "в международный суд по правам человека", то такой инстанции не существует. Есть Европейский суд по правам человека, заседающий в Страсбурге. Но обращение в него возможно лишь в случае, если истец исчерпал все возможные внутренние средства защиты в государстве, против которого он направляет жалобу, т.е. обращался во все судебные инстанции страны-ответчика. Мы, в рамках ограничений Закона, сотрудничаем с организациями, оказывающими помощь в оформлении таких обращений.

Насколько мне известно, вы по-прежнему возглавляете межведомственную комиссию по пенсиям из стран СНГ. На каком этапе находится решение вопроса о выплате пенсий репатриантам из Казахстана? (Эдуард Грановский, профессор, пенсионер, 72 года, Раанана)

Я эту комиссию уже не возглавляю, не будучи министром. К сожалению, после моего выхода из правительства эта комиссия практически свернула свою работу. Более того, когда я обратился к премьер-министру Ольмерту с письменным требованием возобновить ее работу, пусть и без меня, тот не счел нужным ответить на мое письмо.

Что касается непосредственно Казахстана, с этой страной переговоры ведутся, но пока преждевременно рапортовать о каком-то продвижении.

Почему перестали строить жильё? Как долго это продлится? (Борис Полевой)

Насколько мне известно, жилье у нас строить не перестали. Вы, наверное, имеете в виду жилье социальное. Если так, то его перестали строить уже довольно давно, и вопрос "почему" придется задавать не мне, а всем предыдущим министрам финансов.

То есть, правильнее было сформулировать вопрос "почему правительства последних десятилетий не возобновили строительство социального жилья".

Что ж, такая у них система приоритетов – "мир в обмен на территории" всякий раз оказывался важнее.

Следует признать неудачными и попытки решить проблему, предпринимавшиеся в свое время партией ИБА. Ее проект "микбацей диюр" решил проблему едва ли десяти процентов нуждающихся, причем с гигантским перерасходом государственных средств. ("Микбацы" снимались по ценам, во много раз превышавшим рыночные, а ведь должно было быть наоборот, т.к. аренда на много лет под государственную гарантию оплаты – это условие, о котором может мечтать любой домовладелец и, соответственно, снижать, а не завышать в таких случаях арендную плату). Более того, проблему для немногих решили за счет многих всего на 10 лет (видимо, рассчитывая, что по истечении этого срока она как-нибудь "рассосется"). Но не рассосалась, и теперь уже депутатам от НДИ приходится в пожарном порядке выбивать продление аренды этих самых "микбацев".

Так проблема не решается. Мы видим ее решение в утверждении правительством долгосрочной субсидированной программы поощрения строительства жилья, предназначенного для сдачи в многолетнюю аренду (с обязательной возможностью пролонгации по истечении срока) нуждающимся и молодым семьям. Это – тоже один из наших программных пунктов, и мы будем добиваться его реализации.

Какую политику собирается проводить партия НДИ в области занятости и поднятия минимальной зарплаты? (Семен)

НДИ всегда исповедовала принцип максимальной свободы предпринимательства, обеспечивающей рост занятости и заработков работающих граждан. Государство же должно обеспечивать вложения в инфраструктуру, что автоматически влечет рост занятости, и, главное, заботиться о тех, кто в силу ОБЪЕКТИВНЫХ причин не может полноценно трудиться. То есть, во главе системы приоритетов должно стоять обеспечение экономического роста – т.к. он и только он позволяет увеличивать занятость, зарплаты и социальные ассигнования.

Вообще, у нас должен быть принят критерий успеха работы правительства, принятый в тех же США – количество новых рабочих мест, созданных за время его работы. Это было главным направлением моей работы и на посту гендиректора министерства главы правительства, и на посту министра инфраструктуры, и на посту министра транспорта.

Как можно устранить правовой и финансовый беспредел в отношениях между работодателем и работником, занятым на низкооплачиваемой работе? (Хризман В., биолог, 60, Хайфа)

Во-первых, для этого разработана вполне достаточная законодательная база (в том числе и стараниями фракции НДИ). То есть законы, защищающие права работников, есть, беда в том, что их не исполняют и никто толком не следит за их исполнением.

Поэтому решение проблемы лежит в плоскости переориентации правоохранительных органов (полиции, прокуратуры, судов, всевозможных инстанций надзора и инспекции) на заботу о личной безопасности граждан, что включает в себя экономическую и социальную безопасность. Пока же эти органы львиную долю своего времени посвящают собственному пиару, а также внутренним и межведомственным дрязгам. А эту проблему, опять таки, можно и нужно решать посредством всеобъемлющей реформы государственной власти.

Что делает партия НДИ для уменьшения налогов малоимущих граждан Израиля, взявших ссуды на покупку жилья в банках? (Борис Булычев)

Правительственная программа помощи таким людям должна быть разработана. Не убежден, что она должна включать налоговые льготы (малоимущие граждане и так освобождены от большинства налогов). Но надо понимать, что работа эта очень непростая (не только с экономической, но и с юридической точки зрения, да и с точки зрения элементарной справедливости).

Конкретно нашей фракцией подготовлен законопроект, предусматривающий приравнивание условия выплаты необеспеченными гражданам ипотечных ссуд к облегченным условиям, на которых эти ссуды возвращают репатрианты из Эфиопии.

Инвалиды, вышедшие на пособие по старости, лишены социальной надбавки, 50-процентной скидки на лекарства, платят арнону, получают уменьшенное пособие на съем жилья. Как Вы лично и партия НДИ собираетесь им помочь? (Владимир)

На днях утвержден в предварительном чтении законопроект Лии Шемтов, предусматривающий уравнивание всех социальных прав инвалидов и пенсионеров. Конечно, мы сделаем все, чтобы как можно скорее добиться его окончательного утверждения.

В своей книге "Ничего, кроме правды" вы написали о дискриминации русскоговорящих репатриантов в Израиле, отметили, что израильские СМИ создают негативный образ "русских" евреев. Изменилась ли ситуация за время после опубликования книги? Способствуют ли русскоязычные СМИ в Израиле реабилитации выходцев из России и стран СНГ? (Елена Зиссу, 21 год, Санкт-Петербург, студентка факультета журналистики)

Ситуация меняется в лучшую сторону, но очень медленно. Ускорение этого процесса зависит от сплочения всех здоровых сил общества.

Но уже сейчас истеблишменту все труднее размахивать старыми жупелами и держаться за удобные ему стереотипы. Происходит это в силу причин, о которых я уже говорил: русскоязычные израильтяне, будучи самой образованной, самой мотивированной, самой инициативной прослойкой израильского общества, постепенно завоевывают все более прочные позиции во всех сферах жизни общества.

Конечно, это происходит не без сопротивления "старого истеблишмента", по понятным причинам не желающего сдавать свои позиции. Но, как говаривал М.С.Горбачев, процесс пошел, и он необратим. Очень показательна в этом плане история с отменой визового режима между Израилем и Россией. Когда мой коллега Ицхак Аронович, будучи министром туризма, год назад вынес этот вопрос на обсуждение правительства, его встретили чуть ли не улюлюканьем, вытащив на свет Божий стереотипы "русских проституток", "русской мафии", "нищих гастарбайтеров" и прочую чушь. Но за считанные месяцы всемогущий когда-то истеблишмент стыдливо умолк. А ведь эту, с позволения сказать, "позицию" отстаивали такие ключевые персонажи как министр внутренних дел Меир Шитрит, министр внутренней безопасности Ави Дихтер. Но, повторяю, нам очень быстро удалось заставить их отозвать свои пустые возражения. Еще пару-тройку лет назад такая ситуация была бы немыслима.

Основа государства – экономика. Так почему же железнодорожный транспорт, стоимостью в миллиарды, простаивает в пятницу и субботу? (Владимир Погостин, 56, Арад)

Увы, не только железнодорожный, но и автобусный – главное пока средство сообщения в стране. Решение проблемы возможно исключительно с помощью приватизации транспортной сферы. Не хочу никого тешить иллюзиями – этот процесс займет не год и не два. Но и он уже начат и становится необратимым. Законы экономического здравого смысла побеждают и в Израиле – в каких-то сферах быстрее, в каких-то – медленнее. Но он неизбежно победит повсеместно. Наша задача – всеми силами приближать эту победу, что мы и делаем.

ГОСУДАРСТВО ИЗРАИЛЬ И РЕЛИГИЯ

Считаете ли вы необходимым и возможным отделение религии и государства в Израиле? (Галина Хотянова; Евгения Антушева)

Ни в коем случае! Я понимаю, что, сформулированная столь кратко, эта позиция вызывает неприятие у очень многих наших соотечественников. Более того, она может показаться внутренне противоречивой, ведь мы – откровенно светская партия, мы настаиваем и на решении проблемы гражданской регистрации браков, и на обеспечении работы общественного транспорта по субботам, и на целом ряде других мер, цель которых – обеспечить максимальную свободу личности от вмешательства религиозного истеблишмента.

Но если вдуматься, то никакого противоречия тут нет, и эта наша позиция твердо обоснована. Дело в том, что главная, можно сказать, формообразующая особенность нашего народа и его истории – это абсолютное тождество национальной и религиозной самоидентификации евреев. Достоевский говорил, что "еврей без религии – ошибка в определении". Еврейская религия и еврейская национальность – это одно и то же – так сложилось тысячелетиями.

Именно поэтому наш народ обладает уникальной особенностью: евреем можно стать, и можно перестать им быть. Католик может быть итальянцем, поляком или испанцем. Для евреев это невозможно. Нравится кому-то эта наша особенность, или нет – безразлично. Она определила наш национальный облик, благодаря ей мы воссоздали свое еврейское государство.

И если мы ДЕКЛАРАТИВНО отделим еврейскую религию от еврейского государства, мы тем самым лишим последнее смысла и приведем наш народ на порог гражданской войны. Мы настаиваем на обеспечении максимальной свободы граждан от религиозного вмешательства и отделении религии от политики. Главный раввинат и все его ответвления должны подчиняться, как и все прочие институты государства правительству и законам, принятым Кнессетом, а не советам мудрецов "Агудат Исраэль" или ШАСа, как это практикуется сегодня.

Почему НДИ не пытается провести в Кнессете закон об отделении религии от государства, тем самым сократив число "паразитов", всю свою жизнь изучающих Тору, не служащих в армии и не работающих? (Марк Мастер)

Я только что ответил на этот вопрос. Что же касается службы в армии, то я уже говорил, что мы настаиваем на принятии Закона о гражданстве, который предусмотрит обязательную воинскую или альтернативную службу в качестве условия получения израильского гражданства.

Что нужно для того, чтобы процесс гиюра был лишен бюрократических проволочек? Когда это может произойти? (Сергей Сафронов) Реально ли свалить монополию Рабанута? (Леонид Гайзель)

Реально. Мы этого добиваемся, и, уверен, добьемся.

ДРУГИЕ ВОПРОСЫ

Я несколько раз принимал активное участие в вашей предвыборной кампании. Когда у нас в семье случилось горе, 7 октября 2004 года в теракте у нас погибла дочь с зятем и на руках остались двое внуков, я обратился дважды к вам в письменном виде с просьбой об оказании материальной помощи. Вы мне отказали… Если политики не могут оградить нас от терактов, то хотя бы помогли жертвам террора. (Исхаков Вячеслав Абрамович)

Я не думаю, что будет корректно отвечать на эту глубоко личную претензию публично. Здесь я могу лишь привести некоторые общие соображения.

Политическая партия по закону не имеет права заниматься благотворительной деятельностью и не имеет для этого никаких средств. Что может и должна делать ответственная перед гражданами политическая партия, так это оказывать им посильное содействие – лоббировать их интересы перед теми или иными госструктурами, а, в необходимых случаях, обращаться к благотворительным организациям с просьбой о помощи попавшим в беду людям.

Эту работу мы ведем очень активно, и стараемся помочь всем, кому только возможно. Для этого в аппарате НДИ есть специальные сотрудники, этим активно занимаются наши парламентарии и муниципальные деятели. Далеко не всегда эта неблагодарная работа приносит плоды, но в очень многих случаях (они исчисляются тысячами) нам удается помочь людям.

Ваше отношение к книге "Израиль-60", изданной к 60-летию еврейского государства, в которой опубликована статья Азми Бшары? Как это могло произойти? (Григорий Косой)

О моем отношении, думаю, распространяться излишне.

Как это могло произойти? Это результат всего того, о чем здесь говорилось не раз и не два: утрата властью и обществом нравственных и национальных ориентиров, национального достоинства, да и просто инстинкта самосохранения. Возрождение всего этого – главная цель работы нашей партии.

Как вы сами объясняете бесконечные полицейские расследования, которые против вас ведутся? (Boris Sandlersky)

Пока идет это самое "бесконечное расследование" (ему уже справили 10-летний юбилей), я, увы, не вправе подробно высказываться о нем, т.к. это будет расценено как "попытка оказать влияние на следственные органы".

Могу лишь сказать, что я неоднократно обращался к высшему руководству правоохранительных органов с настоятельной просьбой провести хоть какие-то реальные "следственные действия", способные содействовать тому или иному завершению расследования, то есть, вести его не только на страницах газет. Увы, пока мои обращения остаются гласом вопиющего в пустыне, и 27 июля я вынужден был обратиться с иском в Верховный Суд. Я требую, чтобы расследование в отношении меня было так или иначе закончено. Думаю, десяти лет ведения этого "дела" достаточно, чтобы мое требование можно было считать справедливым.

Почему вы столь невнятно отреагировали на арест в Израиле банды фашистов, заявив, что это может стать началом "охоты на ведьм"? Боялись потерять голоса? Так такие голоса лучше терять. (Михаил Ривман)

Не знаю, в чем вы усмотрели невнятность моей реакции. Я сказал, что эти лица и подобные им отбросы должны нести заслуженное и самое суровое наказание, но при этом я подчеркнул, что они не могут и не должны бросать тень на всех репатриантов из СНГ. Что же тут невнятного?

За какие заслуги Авигдор Либерман был награжден орденом республики Молдова? Поможет ли это решить проблему пенсий и виз для его земляков? (Григорий, из Нацерет-Иллита)

Президент Республики Молдова счел нужным удостоить меня этой высокой награды "за выдающийся вклад в развитие отношений между народами Израиля и Молдовы". Разумеется, я очень признателен за столь высокую оценку моего скромного вклада в отношения наших стран.

Что касается проблемы пенсий, то я уже дал достаточно развернутый ответ на этот вопрос. Разумеется, мы делаем все, от нас зависящее, чтобы переговоры по этому вопросу продвинулись и достигли результата. Но, повторяю, речь идет о переговорах не с "нижестоящей инстанцией", а с суверенными государствами, и я не могу гарантировать того, что от нас не зависит.

По поводу виз: насколько мне известно, уже сейчас ведутся переговоры об отмене визового режима с Украиной. Не сомневаюсь, что в очень скором времени этот вопрос будет поставлен и, надеюсь, положительно решен в контексте отношений Израиля с другими странами СНГ, в том числе, разумеется, и с Республикой Молдова.

Почему вы воздерживаетесь от критики еврейских ультрарелигиозных антисионистов из "Нетурей Карта" и Меа-Шеарим? (Boris M., Nesher, R&D Dep.Head in hi-tech comp.,Ph.D)

Я никогда не воздерживался от такой критики. Более того, я неоднократно публично заявлял, что мои претензии к господам Тиби, Бшаре или шейху Раэду Салаху идентичны моим претензиям к раву Гиршу со товарищи. Граждане государства обязаны быть лояльны ему, независимо от религиозной и национальной принадлежности.

Являются ли случаи взяток и хищений, выявленные у главы правительства и бывшего министра финансов, исключительными, или это типичное явление для нынешней политической элиты Израиля? (Валерий Вайдман, 66 лет, Петах Тиква, наёмный работник)

Прежде всего, названные вами "случаи взяток и хищений" отнюдь не "выявлены". Даже в случае с господином Гиршзоном дело еще не дошло до подачи обвинительного заключения (а уж, тем более, до обвинительного приговора). Тем более далеки от какого бы то ни было результата и расследования в отношении г-на Ольмерта. Должен напомнить, что даже при нашей, явно хромающей судебной системе, пока еще только суд может признать человека виновным, и только тогда его правонарушения считаются "выявленными".

С другой стороны, было бы ханжеством утверждать, что в нашем обществе, в том числе и в высших эшелонах власти, коррупции нет. Она есть, и, увы, ее немало. Благоприятную среду для нее создают и чудовищная бюрократизация нашей государственной жизни, и размытие нравственных ориентиров в обществе, о котором я уже говорил и, далеко не в последнюю очередь, чудовищный непрофессионализм наших правоохранительных органов.

Свои громкие расследования (в большинстве случаев заканчивающиеся пшиком) они ведут только на страницах газет. Яркие примеры – дела, сфабрикованные против бывшего начальника Генштаба Рафаэля Эйтана, профессора Неэмана и героя войны Судного Дня Авигдора Каалани. Следователям недосуг, да они, похоже, и не умеют заниматься кропотливой работой по сбору доказательств, без которой невозможно уличить реального, а не мнимого коррупционера. Этот симбиоз прессы, определенных кругов политической элиты и руководства правоохранительных органов – и есть настоящая, достигшая угрожающих масштабов коррупция.

Сам я не раз предостерегал об этом, да и не только я, а и люди, куда более компетентные в этом вопросе. Наверное, мало кто помнит, что знаменитый судья Элиягу Виноград возглавлял не только "Комиссию Винограда", расследовавшую события Второй Ливанской войны. В 1998 году он возглавлял "Комиссию Винограда-1", расследовавшую повальные "утечки" и "сливы" следственной информации. В своих выводах Комиссия постановила, что "публикация материалов следствия допустима лишь после подачи обвинительного заключения", что очень многие из таких расследований "заканчиваются ничем, что влечет утрату доверия общества к правоохранительным органам" и что "Надлежит запретить органам следствия огласку любых материалов дела до того, как они переданы в суд. Посредством недвусмысленных директивных и административных мер надо заставить правоохранительную систему не мириться с утечками и не покрывать должностных лиц, делающих информацию о ходе расследования достоянием гласности". Вы спросите, и что? А ничего. Васька слушает, да ест. И пока у нас будет существовать благоприятная среда для коррупции в правоохранительных органах, и пока общество будет не только мириться с этим, но злорадно хихикать, когда ему подсовывают очередную порцию "сливов", можем ли мы надеяться на эффективную борьбу с коррупцией в других эшелонах власти?

Господин Либерман, хорошо ли вы помните все свои обещания и всегда ли их выполняете? (Зиновий)

Прекрасно помню и всегда СТАРАЮСЬ их выполнять. Как правило, мне это удается.

Какие из данных вами ранее обещаний вы уже выполнили? (Дмитрий)

Не хочу, да и не могу заниматься тут предвыборной агитацией. Перечислить десятки наших законопроектов, ставших Законами, важнейших проектов, инициированных мной и моими соратниками, ставших реальностью – просто невозможно, да и, повторяю, неуместно.

Ограничусь констатацией общего принципа. Все, о чем я когда-либо предостерегал, к чему призывал и на чем настаивал, сначала воспринималось в штыки и с кривыми усмешками, а потом становилось главными направлениями политической жизни страны. Так было, и когда я впервые предостерег об иранской ядерной угрозе, так было, и когда настаивал на конституционных реформах и реформе власти, так было, и когда я предостерегал об опасности авантюры с "размежеванием" и необходимости обратить внимание на угрожающее окапывание Хизбаллы на Ливанской границе, и во всех прочих случаях.

Да, не все из того, что мы стремимся осуществить, стало сегодня реальностью. Но во всех случаях нам удалось инициировать процессы, уже ставшие необратимыми. Возможно, мои оппоненты смогут припомнить не одно и не два из моих обещаний, еще не доведенных до исполнения. Но в моем случае, в отличие от огромного большинства других политиков, они не приведут ни одного примера ЗАБЫТЫХ мной обещаний, то есть таких, за выполнение которых я бы перестал бороться.

Почему богатые и просто успешные русскоязычные граждане уезжают из Израиля? Что НДИ намерено делать, чтобы остановить этот процесс? (Панает Глазко; Илья Черняков; Михаил и др.)

Уезжают и потому, что устают бороться с сопротивлением "старого истеблишмента", о котором я уже говорил, и с чудовищной израильской бюрократией, о которой я тоже говорил, и с коррупцией в правоохранительных органах – о ней я тоже говорил. Чтобы остановить этот процесс, НДИ должна стать партией власти. Чтобы этому процессу помешать, НДИ не покладая рук работает с момента своего создания. И, повторяю, в немалой степени благодаря и нашим усилиям, обратный процесс пошел и стал необратимым.

Почему мы нужны вам только в период выборов? (Isaak Shames)

Это не вопрос, а утверждение. И, как здесь это не раз было, утверждение ложное. По-моему, все, сказанное выше, а главное все наши дела, его опровергают.

Ваше отношение к Всемирному конгрессу русскоязычных евреев (ВКРЕ) и его решениям? (Леонид Шварцман, Мельбурн, Австралия)

В принципе, любые общественные организации, деятельность которых направлена на развитие взаимоотношений и контактов евреев, живущих в разных странах – дело хорошее. Именно поэтому я присутствовал на недавнем съезде этого конгресса в Иерусалиме и обратился к собравшимся с добрыми пожеланиями. Теперь дело за самим ВКРЕ. Если он будет реально способствовать достижению задекларированных целей – прекрасно.

Как вы оцениваете сегодня последствия раскола и исчезновения партии "Исраэль ба-Алия"? (Барух Герман)

Мне бы не хотелось давать оценку деятельности других партий. Скажу только, что я не раз предостерегал Щаранского и Эдельштейна, что чрезмерное увлечение "партийным строительством" в ущерб идеологии, четкой формулировке принципов и верности им – чревато губительными для любой партии последствиями. Это верно не только в отношении ИБА, но и многих других партий.

facebook






  Rating@Mail.ru  
Понедельник, 19 августа 2019 г.
Все права на материалы, опубликованные на сайте NEWSru.co.il, охраняются в соответствии с законодательством Израиля. При использовании материалов сайта гиперссылка на NEWSru.co.il обязательна. Перепечатка эксклюзивных статей без согласования запрещена. Использование фотоматериалов агентств не разрешается.