Иерусалим:
15 - 24°
Тель-Авив:
19 - 28°
Эйлат:
20 - 33°
Приложение
для Android
Мобильная
версия
18+
NEWSru.co.il :: В Израиле29 мая 2013 г., 12:30

Авигдор Либерман дал показания в суде. Подробности

время публикации: | последнее обновление: блог версия для печати фото
Авигдор Либерман дал показания в суде Авигдор Либерман дал показания в суде Авигдор Либерман дал показания в суде ВСЕ ФОТО
 
   
 
 
Авигдор Либерман дал показания в суде

 
   
 
 
Авигдор Либерман дал показания в суде

 
   
 
 
Авигдор Либерман дал показания в суде

 
   
 
 
Авигдор Либерман дал показания в суде

 
   
 
 
Авигдор Либерман дал показания в суде

 
   
 
 
Авигдор Либерман дал показания в суде

 
   
 
 
Авигдор Либерман дал показания в суде

 
   
 
 
Авигдор Либерман дал показания в суде

 
   
 
 
Авигдор Либерман дал показания в суде

 
   
 
 
Авигдор Либерман дал показания в суде
Flash90. Фото: Н.Шохат Фото 10 из 15

 
   
 
 
Авигдор Либерман дал показания в суде
Flash90. Фото: Н.Шохат Фото 11 из 15

 
   
 
 
Авигдор Либерман дал показания в суде
Flash90. Фото: Н.Шохат Фото 12 из 15

 
   
 
 
Авигдор Либерман дал показания в суде
Flash90. Фото: Н.Шохат Фото 13 из 15

 
   
 
 
Авигдор Либерман дал показания в суде
Flash90. Фото: Н.Шохат Фото 14 из 15

 
   
 
 
Авигдор Либерман дал показания в суде
Flash90. Фото: Н.Шохат Фото 15 из 15

Лидер партии "Наш дом Израиль" Авигдор Либерман в среду, 29 мая, дал показания в суде по делу, в рамках которого его обвиняют в обмане и подрыве общественного доверия в связи с назначением посла в Латвии.

Либерман прибыл в суд примерно в 9:30. Выглядел очень уверенным и отказался от заявлений для прессы. Он заявил журналистам накануне слушаний, что готов говорить только о спорте, например об успехах теннисиста Рафаэля Надаля на "Ролан Гаррос". Похожее заявление, правда о футболе, Либерман делал накануне прошлого заседания суда, 2 мая.

В течение полутора часов Либерман давал в суде показания. Затем был объявлен перерыв перед началом перекрестного допроса.

Как сообщает корреспондент NEWSru.co.il Павел Вигдорчик, до начала выступления Либермана в суде его адвокат Яаков Вайнрот заявил, что защита намерена доказать, что действия его подзащитного в рамках рассматриваемого дела были гуманными и интуитивными. Он назвал обвинение в обмане и подрыве общественного доверия "аморфным", так как в нем отсутствуют четкие критерии вины. Адвокат отметил огромную разницу между текстом обвинительного заключения и реальными фактами.

Около 10:00 Либерман начал давать показания в суде. Особое внимание было уделено давнему эпизоду, когда Зеэв Бен-Арье, занимавший пост посла Израиля в Беларуси, встречался с Либерманом в Минске. По словам обвиняемого, та встреча, которая продолжалась всего несколько минут, проходила в гостиничном номере Либермана по инициативе Бен-Арье; в какой-то момент Бен-Арье сказал, что хочет что-то показать Либерману с глазу на глаз; они зашли в другую комнату, где Бен-Арье достал бумагу с рукописным текстом, где было указано, что речь идет об обращении правоохранительных органов Израиля. Либерман утверждает, что не вчитывался в текст, где были заметны слова "Либерман" и "Беларусь", а порвал письмо и спустил его в унитаз. Из показаний Либермана не было ясно, шла ли речь об официальном документе или рукописной копии такого документа.

По словам Либермана, тогда он не понял, что за документ показал ему Бен-Арье, решив, что речь идет об очередной "утечке" по его делу. Он также заявил, что не придал этой истории особого значения и "выкинул ее из головы".

Авигдор Либерман сказал, что не понимал, следует ли рассматривать действия Бен-Арье как уголовное преступление. Он отметил, что и юридический советник МИДа не смог дать четкий ответ на данный вопрос. При этом он высказал мнение, что "Бен-Арье поступил как идиот", подчеркнув, что ему была оказана "медвежья услуга". Либерман сказал, что вскоре понял: эта "услуга" может быть представлена, как выполнение некой его просьбы, хотя таких пожеланий с его стороны не поступало. Он еще раз подчеркнул, что все это было инициативой Бен-Арье.

Либерман сказал, что не стал после этого хуже относиться к Бен-Арье, который, с его точки зрения, совершил промах, руководствуясь лучшими побуждениями.

Напомним, что Зеэв Бен-Арье за допущенные нарушения в рамках внесудебной сделки был приговорен к 4 месяцам общественных работ и отбыл наказание до начала суда над Либерманом.

В ответ на вопрос о том, рекомендовал ли он Бен-Арье на пост посла в Латвии, Либерман ответил, что не рекомендовал, но сделал бы это, если бы Бен-Арье его попросил.

Либерман также заявил, что не вмешивался в процесс назначения Бен-Арье, поскольку речь шла о карьере опытного дипломата незадолго до выхода на пенсию, которого должны были назначить на далеко не самый важный посольский пост (в Латвии) после того, как он уже был уже был послом в Беларуси.

А.Либерман отметил, что, занимая пост главы МИДа, он активно вмешивался в вопросы о назначениях, если действительно считал это необходимым. В частности, был упомянут конфликт с главой правительства Биньямином Нетаниягу в связи с назначением посла Израиля в ООН. Либерман подчеркнул, что, если ему приходилось вмешиваться в процесс дипломатических назначений, он всегда действовал легально и в соответствии с принятыми нормами.

Обвиняемый отметил, что в израильском МИДе наблюдается нехватка русскоязычных сотрудников. На определенном этапе, по его словам, в МИДе было всего два сотрудника, способных составить нормальный документ на русском языке – он сам и Зеэв Бен-Арье, занявший после окончания каденции в Минске должность политического советника главы МИДа. Либерман отметил, что назначение на должность советника для Бен-Арье не было повышением по службе, и до него этот пост занимала девушка, недавно окончившая курсы кадетов МИДа. Либерман обратил внимание на тот факт, что Бен-Арье стал первым дипломатом, который после работы в качестве посла вошел в штаб главы МИДа в качестве советника. (Тем самым было подчеркнуто, что "минский эпизод" не повлек за собой карьерного роста Бен-Арье.) Либерман напомнил, что после ухода Бен-Арье с поста советника главы МИДа около двух лет искали кандидата на эту должность, соответствующего всем требованиям.

Комментируя показания главного свидетеля обвинения – бывшего замминистра иностранных дел Дани Аялона, Либерман заявил, что никогда не просил того вмешиваться в назначение Бен-Арье. По версии Либермана, Аялон до того, как узнал, что его не включили в предвыборный список НДИ, говорил одно, а позже стал говорить совершенно другое, а потому его показаниям нельзя доверять. Либерман настаивает на том, что никогда не обсуждал при встречах с Аялоном вопрос о назначении Бен-Арье. Обвиняемый также подчеркнул, что никогда не благодарил Аялона за то, что Бен-Арье был назначен на пост посла в Латвии (назначение состоялось, но Бен-Арье вскоре был отстранен от должности и к своим обязанностям в Риге не успел приступить, – прим.ред.). Хотя при этом Либерман подтвердил, что Аялон его уведомлял о назначении Бен-Арье на очередной посольский пост.

Характеризуя своего бывшего заместителя Дани Аялона, Либерман заявил, что тот "обсессивно искал внимания СМИ", и мидовские секреты попадали в прессу, а потому пришлось лишить замминистра доступа к секретным материалам.

Комментируя показания ревизора МИДа Виктора Арэля о том, он якобы предупреждал Либермана о "неподобающем" характере назначения Бен-Арье на пост посла в Риге, обвиняемый сказал, что не помнит подобной беседы, но, возможно, во время разговора по другой теме упоминалось и назначение Бен-Арье. Либерман выразил убеждение по поводу того, что подобные вопросы следует обсуждать не как "сплетню", а направив официальную бумагу в канцелярию министра. Таких официальных обращений не поступало, подчеркнул Либерман, отметив, что это можно легко проверить в архивах МИДа. Авигдор Либерман также обратил внимание на то, что после назначения Бен-Арье на пост посла в Латвии и вплоть до отмены этого решения Виктор Арэль не заявлял никаких протестов по поводу данного назначения.

Отвечая на вопрос о том, какой была репутация Зеэва Бен-Арье в МИДе, Либерман сказал: как у очень интеллигентного, но слабохарактерного человека, который мог бы достичь гораздо большего, "если бы у него были локти".

Около 13:00 был начат перекрестный допрос обвиняемого. Представительница прокуратуры начала с выяснения мелких деталей, касающихся встречи Либермана и Бен-Арье в Минске, во время которой было передано письмо, ставшее ключевой уликой в данном деле. По всей видимости, прокуратура таким образом пыталась обнаружить несоответствия в показаниях Либермана и Бен-Арье, а также других свидетелей обвинения. Прокурор несколько раз задавала схожие вопросы, уточняя, где именно началась и проходила встреча Либермана и Бен-Арье, какого размера было рукописное письмо, переданное во время этой встречи Либерману, было ли это письмо извлечено из кошелька или из конверта, как утверждает Либерман, и т.д. В определенный момент председателю суда пришлось вмешаться, отметив тот факт, что вопросы прокуратуры повторяются.

Затем прокурор передала обвиняемому письмо. По ее словам, с точной копией этого письма в свое время в Минске Бен-Арье ознакомил Либермана. Обвиняемый ознакомился в копией письма и сказал, что, насколько он помнит, Бен-Арье вручал ему другое письмо, так как у того письма была "шапка" в заголовком "Государство Израиль, юридический запрос", которая в письме, переданном прокурором, отсутствует. Либерман также сказал, что, по его оценке, то письмо было больше и текст его был другим. Он отметил, что в письме, переданном прокурором, есть только запрос о банковском счете.

Просмотрев письмо, Либерман передал его своим адвокатам. В какой-то момент прокурор попросила обвиняемого еще раз взглянуть на текст письма, и Либерман ответил, что у него данного текста нет. Прокурор не поняла ответа Либермана и переспросила, где же письмо, и тогда прозвучала реплика председателя суда Ха­гит Мак-Кал­ма­но­вич: "Очевидно, в унитазе". Что развеселило присутствующих в зале журналистов.

Прокуратурой были озвучены показания Бен-Арье, согласно которым перед тем, как показать письмо Либерману, он уведомил его о том, что речь идет об официальном запросе правоохранительных органов Израиля к белорусским властям по "делу Либермана". Обвиняемый заявил, что это было не так, и, если бы такое предупреждение прозвучало, он не стал бы читать данное письмо.

На вопрос о том, не удивило ли его, что Бен-Арье попросил о разговоре с глазу на глаз, чтобы передать ему что-то, Либерман ответил, что такая просьба не вызвала его удивления, поскольку подобное происходит довольно часто в дипломатической практике во время встреч за рубежом.

Отвечая на вопросы обвинения, Авигдор Либерман сказал, что скрыл от комиссии по назначениям "минский эпизод". По его словам, он сделал это, чтобы не сорвать назначение Бен-Арье на пост посла в Латвии. На замечание судьи о том, что, возможно, следовало предоставить членам комиссии все факты, и дать им возможность самим решать, достоин ли Бен-Арье быть послом, Либерман сказал, что сейчас он склонен согласиться с этим мнением, но что сделано, то сделано.

Обвинение заявило также, что Либерман назначил Аялона на пост руководителя комиссии по назначениям, как своего приближенного. Бывший министр в ответ сказал, что единственной причиной при выборе кандидатуры Аялона был его профессионализм. Либерман добавил, что полагался на мнение Аялона.

Следующее заседание суда по делу Либермана должно состояться примерно через две недели.

История рассмотрения "дела Либермана" в суде

Первое судебное заседание по делу Либермана проходило 17 февраля. Тогда Либерману были предъявлены обвинения в обмане и подрыве общественного доверия. Прокуратура вменяла Либерману в вину оказание давления на комиссию по назначениям с целью продвижения на пост посла в Латвии Зеэва Бен-Арье, ранее занимавшего должность посла в Беларуси.

Второй этап судебных слушаний начался 25 апреля, когда в суд вместе с Либерманом был вызван Бен-Арье, который заявил, что не может вспомнить многих деталей, когда представитель обвинения спрашивал его о том, помогал ли Либерман в продвижении его дипломатической карьеры. Обвинение попыталось добиться признания Бен-Арье "враждебным свидетелем" (чтобы использовать его показания, данные ранее на допросах в полиции), но суд отклонил это требование.

Следующее заседание состоялось 30 апреля. В качестве свидетелей были приглашены Йоси Галь, бывший гендиректор МИДа и член комиссии по назначениям, а ныне посол Израиля во Франции, а также Шимон Родед, бывший глава отдела кадров МИДа, а ныне посол Израиля в Таиланде. Галь в суде заявил, что он забыл многие детали заседания комиссии по назначениям, когда обсуждалась кандидатура Зеэва Бен-Арье. Шимон Родед, вызванный для показаний после Йоси Галя, также заявил, что он не помнит, чтобы к нему обращался Либерман с какими-либо просьбами относительно назначения Зеэва Бен-Арье. Вместе с тем, он не отрицал, что обсуждал эту тему с Шароном Шаломом, личным помощником Либермана.

На судебном заседании 2 мая бывший замминистра иностранных дел Дани Аялон, возглавлявший комиссию по назначениям, заявил, что Авигдор Либерман, занимавший пост министра иностранных дел, обращался к нему с просьбой о содействии назначению бывшего посла в Беларуси Зеэва Бен-Арье на пост посла в Латвии. По его словам, данная просьба, прозвучавшая при разговоре с глазу на глаз во время обсуждения других политических тем, была для него несколько неожиданной, так как он не знал, что Бен-Арье является кандидатом на данный пост. Аялон, признавший, что тогда не воспринял просьбу главы МИДа как нечто "сногсшибательное", также сказал суду, что Либерман позже благодарил его за содействие по данному вопросу. Аялон также рассказал суду, что Либерман называл кандидатуру Бен-Арье наилучшей, так как тот является специалистам по странам бывшего СССР.

Во время перекрестного допроса адвокат Яаков Вайнрот обратил внимание на некоторые неточности в показаниях Аялона. Бывший замминистра Аялон заявил, что, если защита Либермана сомневается в его показаниях, он готов пройти проверку на детекторе лжи. Аялон также отверг предположение защиты, высказанное во время допроса, по поводу того, что он пытается отомстить Либерману за ущерб, нанесенный его политической карьере.

Выступая в суде, Аялон признал, что участие в процессе отбора кандидатов на посольские должности является не только правом, но и обязанностью министра иностранных дел. Аялон утверждал, что у него нет личных счетов с Либерманом и он готов пожать руку бывшему шефу. На что Либерман отреагировал заявлением о том, что не подаст руку лжецу. Дани Аялон назвал эту реплику оскорбительной.

Адвокат Яаков Вайнрот, представляющий интересы Либермана, последовательно заявляет, что защита отвергает предъявленные обвинения. По его словам, Либерман действовал абсолютно законно, а потому нет никаких оснований для уголовного преследования бывшего главы МИДа.

Судит лидера НДИ коллегия из трех судей: Ха­гит Мак-Кал­ма­но­вич (председатель), Ицх­ак Ши­мо­ни и Эй­тан Кор­н­ха­у­зер. Ранее Мак-Кал­ма­но­вич выносила решение по делу Зеэва Бен-Арье, которого обвиняли в передаче Либерману секретной информации о ходе полицейского расследования против него. В октябре прошлого года Бен-Арье заключил внесудебную сделку с госпрокуратурой, и был приговорен мировым судом Иерусалима к 4 месяцам общественных работ. Бен-Арье выполнил предписания суда в соответствии с приговором.

Обвинительное заключение против Либермана было передано в суд 30 декабря 2012 года. Юридический советник правительства Йегуда Вайнштейн сообщил о намерении предъявить Либерману обвинения еще 13 декабря, заявив также о закрытии "основного дела" против лидера НДИ, которое велось более 15 лет. Передача обвинительного заключения в суд откладывалась несколько раз. Неожиданно выяснилось, что следствием не были допрошены члены комиссии по назначениям МИДа. Впоследствии Дани Аялон, возглавлявший эту комиссию и отрицавший ранее, что Либерман оказывал на него давление, дал показания против своего бывшего босса. Отметим, что Аялон дал показания против Либермана после того, как стало известно, что он не получает "проходного" места в Кнессет по списку НДИ.

В настоящее время Авигдор Либерман является главой комиссии Кнессета по иностранным делам и безопасности. Он рассчитывает после окончания судебных слушаний и вынесения оправдательного вердикта вновь занять пост главы МИДа.

В марте в интервью NEWSru.co.il Либерман заявлял: "Я надеюсь, что к июлю месяцу закончатся слушания. И рассчитываю, что в самое короткое время после этого будет вынесено решение".

facebook



...