Иерусалим:
5 - 14°
Тель-Авив:
11 - 18°
Эйлат:
10 - 22°
Приложение
для Android
Мобильная
версия
18+
NEWSru.co.il :: В мире21 января 2020 г., 13:51

Авиакатастрофа PS752 – пример плохого антикризисного управления

время публикации: | последнее обновление: блог версия для печати фото
Авиакатастрофа PS752 – пример плохого антикризисного управления

Автор – Юрий Коган, специалист в области кризис-менеджмента и переговоров, сотрудник Института политики и стратегии (IPS) при Междисциплинарном центре в Герцлии (IDC), в прошлом высокопоставленный сотрудник силовых структур Израиля и министерства главы правительства Израиля, в настоящее время – советник по вопросам кризисного менеджемента адвоката Эли Гервица, президента Израильской русскоязычной адвокатской коллегии.

Оговорка: публикуемый ниже анализ основан исключительно на информации, доступной для широкой публики. Высказанные мнения принадлежат автору и только ему.

Публикуется в рамках информационного партнерства

Борт Boeing 737-800, выполнявший регулярный коммерческий рейс номер PS752, авиалинии "Международные Авиалинии Украины" из Тегерана в Киев, исчез с радаров управления воздушным движением через несколько минут после вылета в среду, 8 января, в ранние утренние часы. Первоначальные сообщения СМИ со ссылкой на местных свидетелей и иранских официальных лиц сообщили, что авиалайнер исчез через 6 минут после вылета на высоте 8000 футов. (приблизительно 2400 м). Сообщалось, что сигнала бедствия экипаж не подавал. Все 176 пассажиров и членов экипажа, находившихся на борту, были признаны погибшими. Спасённых не было.

Вскоре после инцидента иранские официальные лица и посольство Украины в Тегеране заявили, что PS752 разбился по техническим причинам, а именно из-за возгорания одного из двигателей авиалайнера. Вскоре однако начали появляться другая версия событий, а именно возможность того, что авиалайнер был сбит ракетой ПВО российского производства, эксплуатируемой Ираном.

Последняя версия была полностью отвергнута Ираном, поскольку пресс-секретарь министерства иностранных дел Ирана Сейед Аббас Мусави, выступая на пресс-конференции в четверг, 9 января, назвал "ранние оценки некоторых западных СМИ о том, что украинский авиалайнер, перевозивший десятки мирных жителей, был сбит" "подозрительными шагами Запада по созданию негативной атмосферы против Ирана".

Это направление было поддержано главой иранского авиационного управления Али Абедзаде, заявившим на пресс-конференции в пятницу, 10 января, что "теория ракеты не может быть "научно правильной", потому что невозможно, чтобы авиалайнер был сбит и "продолжал летать в течение 60-70 секунд".

Официальные лица Ирана также первоначально отказались включать в расследование происшествия компанию Boeing Co., производителя авиалайнера Boeing 737-800, или другие организации США, что противоречит существующей практике расследования подобных инцидентов с участием страны, в которой произошел инцидент (Иран), страны, к которой принадлежит авиакомпания (Украина), и компании, которая производит данные авиалайнеры (Boeing Co.). Иран также отказался сдать найденные среди обломков PS752 регистраторы полетных данных для анализа Боингом. На следующий день тон изменился, и Иран пригласил Украину и компанию Boeing участвовать в расследовании.

Параллельно международные медиа-центры начали публиковать доказательства, подтверждающие версию, согласно которой PS752 действительно был сбит "объектом, быстро движущимся вверх" и оцениваемым как ракета ЗРК типа "ТОР-М1", пущенная иранской системой ПВО. Премьер-министр Канады Джастин Трюдо стал первым мировым лидером, открыто обвинившим Иран в непреднамеренном сбитии украинского гражданского авиалайнера, на борту которого находились 63 гражданина Канады.

В конце концов, утром в субботу, 11 января, Иран официально признал, что сбил PS752 зенитной ракетой, что было описано в заявлении генерального штаба Ирана вооруженных сил как "непреднамеренная человеческая ошибка".

При рассмотрении описанной последовательности событий с точки зрения антикризисного управления возникают два кризисных момента.

Первый, внутренний кризис, состоял из последовательности событий, приводящих к ошибочной идентификации гражданского авиалайнера, выполняющего обычный маневр вылета по гражданскому лётному коридору, в непосредственной близости от международного аэропорта и главных ворот в страну, в качестве приближающейся вражеской цели и последующее решение пустить ракеты по цели. Это может указывать на недостаточный уровень оперативной подготовки и компетентности действующего расчёта ПВО и не будет обсуждаться здесь.

Второй кризис, относящийся к любому предприятию, столкнувшемуся с очевидным провалом продукта или действия, вызывающим катастрофические последствия. Применение методов антикризисного управления невозможно переоценить в таких случаях. Это усугубляется тем фактом, что в данном случае многочисленные источники смогли почти мгновенно предоставить значительный объем доказательств, подтверждающих версию о том, что PS752 действительно был сбит объектом, пущенным с иранской земли.

Последовательность заявлений, сделанных иранскими официальными лицами, начиная с нескольких часов после катастрофы, утверждая, что крушение PS752 было вызвано технической неполадкой, а именно, возгоранием одного из двигателей авиалайнера, является ни чем иным, как ошибкой, учитывая короткое время, прошедшее с момента катастрофы, что явно не позволяло провести надлежащее расследование и сделать выводы о причинах катастрофы. Тот факт, что эти заявления были сняты "с эфира" вскоре после публикации, только добавляет атмосферы плохого антикризисного управления и способствует потере доверия к официальным структурам Ирана.

Похоже, никто в Иране не останавливался перед анализом последовательности событий и вероятности наличия достоверных свидетельств, указывающих на версию, противоречащую той, которую выдвигали и продвигали его официальные лица. Утверждение о том, что это было вызвано отсутствием информации, не представляется возможным, поскольку ракеты ПВО не являются патронами стрелкового оружия, и подлежат тщательному учёту. Более того, в современном мире с его высоким уровнем мониторинга, особенно в такой стратегической точке, как "иранский район", "плотность" электронного мониторинга, а также воздушной и космической разведки настолько высоки, что было бы критической ошибкой отрицать ответственность за причинение катастрофы, когда у многих сторон существуют значительные мотивы, чтобы желать доказать неправоту и раскрыть правду.

В своих заявлениях Иран утверждал, что версия о его причастности к катастрофе была направлена на то, чтобы очернить страну. Позднее и как-то неубедительное частичное признание Ирана, возлагая остальную часть ответственности на более ранние действия США, является тем, что негативно изображает ее, создавая картину того, что она не смогла скрыть причины катастрофы и была вынуждена внешними доказательствами признать вину.

Успешная практика антикризисного управления в первую очередь указывает на выявление и принятие того факта, что кризис очевиден. Далее "непосредственный подозреваемый" должен провести оперативную внутреннюю экспертизу, направленную на установление фактов, при этом сделать заявление, подтверждающее факт произошедшей катастрофы и проводимое расследование ее причин. Отрицание или принятие ответственности за катастрофу может произойти только после того, как внутренние проверки и расследования были завершены с ясными фактами и доказательствами, а также их доступности для других заинтересованных сторон. Быть признанным виновным и вынужденным признаться, вместо того чтобы взять на себя ответственность за непреднамеренно вызванную катастрофу, это не та позиция, к которой потерпевшая кризис организация может стремиться.

facebook
...