Иерусалим:
25 - 33°
Тель-Авив:
26 - 31°
Эйлат:
31 - 40°
Приложение
для Android
Мобильная
версия
18+
NEWSru.co.il :: В Израиле5 апреля 2006 г., 07:46

Йосеф Шагал: Ситуация в Израиле изменилась нереально резко (ИНТЕРВЬЮ)

Эксклюзив NEWSru Israel
время публикации: | последнее обновление: блог версия для печати

Журналист и писатель Йосеф Шагал приехал в Израиль 14 лет назад. За это время он успел побывать редактором крупных русскоязычных газет, известным телеведущим и редактором актуальной программы на 9-ом канале. До недавнего времени за накалом политических страстей в нашей стране он наблюдал со стороны, как журналист и обыватель. Сегодня он представляет сотни тысяч русскоязычных репатриантов в Кнессете. Обязуется действовать, влиять, защищать.


Зачем известный телеведущий, журналист и писатель Йосеф Шагал пошел в политику?

Я проработал в прессе больше 30 лет. И в какой-то момент понял, что я все уже сказал. Я уже все сделал. Эта работа, особенно в последнее время на телевидении, потеряла ощущение новизны. Мне кажется, что я больше делал по инерции, чем по желанию, по интересу. И все совпало. С одной стороны, я ушел на пике, а это мечта любого человека – вовремя уйти со сцены, уйти победителем, а не побежденным. А с другой стороны, я получил предложение уйти в политику. Предложение очень лестное, которое, практически, исключало риск – я шел, можно сказать, на гарантированное место в Кнессете. В общем, как сказал Черчилль, лучше самому создавать новости, чем писать о них. Второе я делал, теперь попробую первое.

Накануне выборов "Маарив" поведал своим читателям, что Йосеф Шагал собирался стать биографом бизнесмена Аркадия Гайдамака. Вы, в свою очередь, заявили, что эта работа потеряла актуальность. Но, тем не менее, какой могла бы быть эта книга – чем-то вроде журналистского расследования или документальным детективом?

В тот момент, когда мы договаривались с Гайдамаком о том, что я буду писать о нем роман (биографиями я не занимаюсь), я тогда еще не помышлял об уходе в политику. Я планировал и рассчитывал, что в течение нескольких месяцев, максимум года, я напишу его. Но потом вмешались некоторые коррективы. И тогда я пересмотрел время, я не пересмотрел подход. Я обязательно напишу эту книгу, потому что мне это интересно. А жанр – это беллетристический роман на документальной основе.


Журналист Шагал многими считался человеком с "левыми взглядами". Как вы оказались в правой партии "Наш дом Израиль" – партия изменилась или ваши взгляды?

То, что я человек с "левыми взглядами" – это миф. Во-первых, он сложился из-за того, что я делал русскую версию книги "Барак – солдат номер один". Я не виноват, что эту книгу использовали в предвыборной кампании 1999-го года, и она сыграла свою роль – "русские" голосовали за Барака. Все это создало обо мне впечатление, как о человеке "левых взглядов". Кстати, так может говорить только человек, не читавший книгу. Потому что, если почитать эту книгу, там политики нет вообще, там история Израиля, история спецслужб Израиля. Во-вторых, я был редактором газеты "24 часа", эта газета была "левого" направления, это было около 10 лет назад. Но никому я не давал основания говорить о том, какой я – "левый" или "правый". Работая на телевидении и делая ежедневную политическую программу, я старался не афишировать свои политические взгляды, а давать возможность высказывать их другим. Так что, это не более, чем миф.

Основным пунктом предвыборной кампании НДИ было обещание изменить статус "русской" алии и поднять чувство собственного достоинства. Каким образом партия и вы, в том числе, собираетесь это сделать?

Когда есть община и есть яркие люди из этой общины, которые не просто красуются, а имеют силу, влияние, могут еще и защитить, это сразу же вызывает уважение. Чем больше эта группа людей и чем конкретнее их цель, их программа, их работа, тем проще им повлиять на изменение статуса той группы людей, которых они представляют. Дальнейшее зависит от того, насколько это будет реализовано, насколько эта партия действительно сможет достойно представлять свой электорат в Кнессете – неважно где – в оппозиции или в коалиции. Лучше, конечно, в коалиции. Важно, что эта партия существует, важно, что она не стесняется говорить о том, кого она представляет, чьи интересы она представляет. Либерман будет тем человеком, который по достоинству оценит то доверие, которое оказали ему и его партии. И ответит чем-то таким конкретным, чтобы на следующих выборах людей, голосующих за эту партию, было бы в два раза больше.

Есть реальный шанс, что вы получите должность замминистра. В каком министерстве вы хотели бы работать?


Я даже не думал об этом. Старое журналистское правило гласит – никогда не считай гонорар, пока его не получил. На сегодняшний день это все не в счет, главное – определиться, где будет партия. А там разберемся.

А каковы ваши прогнозы насчет будущей коалиции? Какой, по-вашему, будет расклад сил?

Никаких прогнозов. Образно выражаясь, только сдали карты. Даже еще толком не рассмотрели их, приподняли краешек, заглянули и держат у груди. Самый сложный период после выборов – это момент формирования коалиции, расстановка сил. Тем более, что в Израиле нереально резко изменилась политическая ситуация. Поэтому возможна любая комбинация.

А если ни НДИ, ни "Ликуд" не войдут в правительство, могут ли они объединиться в одну партию?

В политике все возможно. Даже самые неприемлимые варианты в политике реальны, если они подкреплены некой идеей. Все, как в театре, должна быть сверх-идея. Если она есть, то нет вопросов. В политике не ссорятся и не мирятся, в политике нет врагов и друзей, в политике, как говорил Черчилль, есть только интересы. На этом основываются коалиционные переговоры, на этом будет основано коалиционное правительство.

Какой закон вы хотели бы провести в Кнессете?

Мне интересна молодежь. Это то, чем я хотел бы заниматься. Я вижу, как электорат наш стареет, а молодежь пассивна. Мне хочется понять, какие у них интересы, почему они так политически пассивны. Меня очень интересует русскоязычная молодежь. Главное их отличие от родителей заключается в том, что у них нет языковой проблемы. Но, как выясняется, у них есть проблема совместимости – иногда мне кажется, что они, как и мы, чужие на этом празднике жизни, и это так досадно. Этому я не могу найти обоснования. Молодые люди ведь так пластичны, они так легко входят в любую среду, ничто не отличает их от сверстников, а если отличает, то в лучшую сторону. Но они чувствуют себя отторгнутыми, замыкаются в каких-то странных группах, их цементирующим звеном является не - как в моем поколении – театр, кино, литература, а, зачастую, водка, наркотики. Это плохо. Надо этим заниматься.


Будет ли время на что-то, кроме политики?

Я очень на это надеюсь. Это другая лига, другая жизнь, другие коды. К этому надо приноровиться. Пока я разберусь, пойму, что к чему, пройдет время. А пока у меня нет времени ни на что, к сожалению.

Беседовала Ирина Карпова

Telegram NEWSru.co.il: самое важное за день
facebook
...