Иерусалим:
13 - 24°
Тель-Авив:
19 - 26°
Эйлат:
21 - 30°
Приложение
для Android
Мобильная
версия
18+
NEWSru.co.il :: Пресса26 декабря 2005 г., 12:26

Financial Times: КГБ, невидимая рука терроризма

Инопресса
время публикации: | последнее обновление: блог версия для печати

Найджел Вест


Когда небрежно одетый русский пенсионер в апреле 1992 года вошел в британское посольство в Риге и достал несколько тетрадей, исписанных аккуратным почерком, никто не мог предположить, что наступил поворотный момент в истории шпионажа.

Конечно, ЦРУ в это не поверило и отказалось от услуг майора Василия Митрохина, когда он предложил плоды своих трудов посольству США. Но материалы Митрохина оказались документами, которые он копировал на протяжении 10 лет до ухода на пенсию из КГБ в 1984 году. Когда он с женой и сыном бежал в Лондон в ноябре 1992 года, он привез свой клад.

Первый том его разоблачений вышел в 1999 году и пролил свет на сотни операций КГБ по всему миру, сосредоточившись на Европе и США. Сомнений в подлинности материала нет. Помимо того, что в ряде стран начались десятки расследований, разоблачения Митрохина помогли охотникам на агентов поймать шпионов в ловушку и провести хитроумные контрразведывательные операции против агентов, действовавших под "чужим флагом". Двое из них, полковник Джордж Трофимофф и Роберт Липка в настоящее время отбывают тюремные сроки. Еще один, бывший высокопоставленный дипломат Госдепартамента Феликс Блох, находится под надзором ФБР.

"Архив Митрохина II", вышедший через три года после смерти архивариуса КГБ, посвящен советским операциям в развивающихся странах. Документированные связи между бывшим чилийским лидером Сальвадором Альенде и Кремлем и тайное финансирование высокопоставленных политиков в Дели уже вызвали скандал, но есть еще множество доказательств причастности Москвы к наиболее зловещим мировым событиям. В частности, Митрохин представляет самые убедительные доказательства тайной роли КГБ в руководстве международным терроризмом.


В эпоху Рейгана ЦРУ тщетно пыталось найти доказательство того, что палестинские террористы получали тайную поддержку от Политбюро. Теперь мы узнаем, что крестный отец современного терроризма Вади Хаддад получил кодовую кличку "Националист" и финансировался КГБ, который также снабжал его оружием и давал указания по поводу конкретных мишеней.

Хаддад возглавлял Народный фронт освобождения Палестины (НФОП) и приобрел мировую известность в сентябре 1970 года, когда впервые использовал воздушное пиратство как инструмент политического шантажа. Британия, Германия, Швейцария и США уступили его требованиям и освободили заключенных, включая Лейлу Халид, которую держали в лондонском полицейском участке после неудачной попытки захвата (пассажирского самолета. – Прим. ред.).

Во многом благодаря новаторскому подходу Хаддада к терроризму сегодня авиапассажиры терпят неудобства, связанные с проверками и длинными очередями в аэропортах. В мае 1970 года председатель КГБ Юрий Андропов докладывал Леониду Брежневу, что его организация "в определенной степени" контролирует внешние операции НФОП, и Митрохин добросовестно скопировал эту записку. Это неопровержимая улика, которую долгие годы искали аналитики ЦРУ, побуждаемые Биллом Кейси и Александром Хейгом, уверенными в наличии такой связи.

Чуть менее убедительным представляется свидетельство против Ясира Арафата, которого КГБ обрабатывал, но, по-видимому, так и не завербовал. Дело Арафата высвечивает проблему проведения грани между записками Митрохина и вкладом его соавтора, поставившего их в исторический контекст. Кристофер Эндрю рассказывает, что КГБ "несомненно знал, что Арафат лжет, утверждая, что родился в Иерусалиме", но признает, что к этому выводу он пришел, основываясь не на материалах Митрохина, а на одной из биографий Арафата.

Убедительнее звучит то, что глава разведки Арафата, Хани аль-Хасан, был источником КГБ, действовавшим под кличкой "Гидар" с 1968 года.


Это поднимает проблему. На каждой странице встречаются настоящие перлы, но без постоянного обращения к сноскам невозможно сказать, когда мы читаем фактический материал Митрохина, а когда – умозаключения Эндрю.

Возьмем, например, эпизод, касающийся похищения НФОП, по указке КГБ, американского ученого Хани Корды в Бейруте в августе 1970 года. По-видимому, Корду вывезли в Иорданию для жесткого следствия, но он покончил с собой, отказавшись подтвердить подозрения КГБ, что он является сверхсекретным агентом ЦРУ. Трагическая история, но минимальная исследовательская работа показывает, что этот инцидент не документирован.

В сносках сказано, что "проверить английское написание имени Корды оказалось невозможным". Иными словами, заявлено о причастности СССР к гибели невинного американского ученого, но эти обвинения ничем не подкреплены и невозможно установить соответствие с описанием Корды, изъятым в Ливане в 1970 году.

Конечно, оснований обвинять КГБ в поддержке десятков других зверств более чем достаточно. А пагубное влияние, которое Кремль оказывал на развивающиеся страны, поразит даже очерствевших циников. И все же это скорректированная версия, каталог секретных операций, который западные покровители Митрохина, главным образом – британская разведка и ЦРУ, сочли возможным обнародовать без ущерба для продолжающихся расследований и своих интересов. Нужным целям служат главы о всеобъемлющей политической коррупции на индийском субконтиненте, равно как и детальный анализ поддельных и фальшивых документов, которые КГБ, распространяя советскую пропаганду, подбрасывал доверчивым журналистам, особенно в Африке. Конечно, не стоит забывать о рвении, с каким некоторые иностранные корреспонденты писали статьи, которые сегодня представляются откровенными попытками опорочить ЦРУ и поддержать советские усилия.

Хотя в 1989 году общие настроения стали антикоммунистическими, в течение предыдущего десятилетия в Латинской Америке и Южной Африке бывали моменты, когда советское влияние усиливалось. Даже Фидель Кастро, когда-то самый верный сторонник КГБ, всегда готовый вредить Анголе и Центральной Америке, утратил расположение и подвергался осуждению за манию величия.


Политбюро было изолировано от независимых аналитиков, и самообман стал стилем жизни до такой степени, что неадекватные рекомендации убедили Кремль войти в Афганистан в декабре 1979 года.

Митрохин посвящает две главы горькому советскому опыту в этой стране, а из сносок видно, что значительная часть материала взята из исследования "КГБ в Афганистане", написанного Митрохиным на основе других записей. Это высвечивает еще одну проблему, связанную с обоими томами архива. Мало документов, процитированных в обеих книгах, рассекречено и доступно для анализа, и афганские главы опираются на десятки других книг, вышедших во время конфликта, а не на материалы Митрохина. Работа Митрохина растворена в учености Эндрю, что раздражит пуристов, хотя в итоге они получают священный Грааль шпионажа или хотя бы нечто, наиболее к нему приближенное, до тех пора пока не откроются советские архивы.

Второй том Митрохина короче первого и содержит гораздо меньше выдержек из оригинальных документов. Тем не менее, это обличительное повествование о том, как КГБ делал свое дело, и о подверженности Кремля иллюзиям.

"Архив Митрохина II: КГБ и внешний мир", Кристофер Эндрю и Василий Митрохин" (The Mitrokhin Archive II: The KGB and the World) Basic Books/Allen Lane

Inopressa.ru

Telegram NEWSru.co.il: самое важное за день
facebook
 
Загрузка...