adv_09 m_ar_top_1
adv_10 ar_top_1
Иерусалим:
20 - 30°
Тель-Авив:
23 - 30°
Эйлат:
30 - 40°
Приложение
для Android
Все новости
Разделы
Валюта
Погода
Иерусалим:
20 - 30°
Тель-Авив:
23 - 30°
Эйлат:
30 - 40°
adv_08 ar_top_2

Что скрывают картины, изъятые или украденные во времена "третьего рейха"?

время публикации: | последнее обновление:

Кому принадлежали культурные ценности, украденные или изъятые нацистами во времена "третьего рейха"? Сегодня не всегда можно ответить на этот вопрос. Но ученые в Германии не сдаются и занимаются реституцией, пишет DW.

Процесс реституции занимает сегодня умы многих ученых, политиков и общественных деятелей. Поэтому в Германии не прекращаются дискуссии о судьбе предметов искусства, привезенных в Германию в эпоху колониализма, инициируется возвращение культурных ценностей, в том числе священных предметов и человеческих костей. Один из последних примеров: в начале февраля Этнографический музей Бремена передал человеческие останки – восемь человеческих черепов – потомкам с Гавайев.

adv_11 incontent_1

Другой пласт процессов реституции происходит в рамках возвращения произведений искусства, утраченных или незаконно изъятых во времена национал-социализма. И то, что этот вопрос далек от разрешения и остается актуальным в XXI веке, показала история "коллекции Гурлитта". Напомним, что 10 лет назад, 28 февраля 2012 года, в скромной мюнхенской квартире прошел обыск. Обнаружение уникальной коллекции, которую Корнелиус Гурлитт, унаследовавший ее от своего отца, арт-дилера в "третьем рейхе", прятал на протяжении многих лет, усилило дискуссию о реституции.

adv_12 m_ar_1

Сегодня немецкая общественность сделала еще один шаг вперед, уделив внимание не только самому процессу по поиску произведений искусства и установлению прав собственности, но и человеческим судьбам.

Как это произошло? Рассказ о бывших владельцах украденных артефактов – это рассказ о жертвах национал-социализма. Какие истории скрывают картины, эскизы и другие предметы искусства? Поиском ответов на этот важный вопрос и займутся ведущие специалисты в рамках нового совместного проекта Фонда прусского культурного наследия (Stiftung Preußischer Kulturbesitz) и Баварских государственных собраний картин (Bayerische Staatsgemäldesammlungen). Перевести историю отдельных реституций на более понятный всем язык, который расскажет о судьбах людей, пострадавших в "третьем рейхе". "На протяжении последних двух десятилетий мы занимаемся изучением истории владения и происхождения произведений искусства, оказываем поддержку в процессе реституции или даем импульс для его инициирования", – говорит в интервью DW Бернхард Маац (Bernhard Maaz), генеральный директор Баварских государственных собраний картин. "Но вот то, что остается в тени, это как раз эмоциональная составляющая этих процессов", – отмечает он.

adv_13 incontent_2

Проект рассчитан на три года. За это время исследователям предстоит рассмотреть 30 историй, рассказывающих о предметах искусствах и их владельцах-евреях. Результаты своей работы они представят в видеоформате. Эти фильмы должны будут показать, какой путь проделали артефакты, а также какую ценность они представляли для их собственников и представляют сегодня – для их потомков.

adv_14 m_ar_2

Кульминацией в идеале должно стать возвращение картин и других ценностей их законным владельцам. Сам проект рассчитан, прежде всего, на молодую аудиторию, и для того, чтобы привлечь ее внимание к существующей проблеме, фонд и музей подключили к работе СМИ. "Этот проект должен объединить исследования в сфере истории искусства и компетенции подачи информации в медиа", – считает Ингольф Керн, директор по коммуникациям Фонда прусского культурного наследия. В этих целях будет создана специальная медиатека.

Истории еврейских коллекционеров мало известны. Чего нельзя сказать о самих картинах из этих коллекций. Картина австрийского художника Густава Климта "Портрет Адели Блох-Бауэр", известная также как "Золотая Адель", картина Эрнста Людвига Кирхнера "Улица Берлина", картина немецкого художника Карла Шпицвега "Юстиция". О них вы уже, наверняка, слышали. А вот истории, которые связаны с этими картинами, – истории преследований, экспроприаций, убийств. Например, судьба австрийско-чешского предпринимателя и коллекционера Фердинанда Блох-Бауэра, которому принадлежал сахарный завод. Его имение и фабрика были "аризированы", сам Блох-Бауэр был вынужден бежать сначала в Прагу, а потом в Цюрих, где он умер в нищете и одиночестве. Семейству Хессов принадлежало производство обуви в Эрфурте. Но не только! Также и самая большая коллекция немецких экспрессионистов. Текла Хесс и ее сын Альфред пережили войну, бежав в Лондон. Большая часть их ценной коллекции была распродана. Невестки и двоюродная сестра Ольга были убиты нацистами в концлагере Терезиенштадт.

adv_15 incontent_3

Картина "Юстиция" была одним из достояний коллекции еврейского предпринимателя Лео Бенделя, который в 1937 году покинул Польшу и переехал в Вену. Здесь он был вынужден продать две картины Карла Шпицвега. "Юстиция" была одной из них. Но никаких пометок о происхождении этой картины не было сделано, и поэтому когда она после войны в 1961 году была передана ведомству президента ФРГ, ни у кого не возникло никаких подозрений. До 2007 года картина провисела в резиденции федерального президента в Бонне. После инициирования процесса реституции картина была возвращена наследникам. Сам Лео Бендель был задержан гестапо в 1939 году и отправлен в концлагерь Бухенвальд, где погиб, разделив судьбу 56 тысяч узников. Он умер 30 марта 1940 года в 2.35 утра, "от старости", как было написано в найденных документах.

adv_16 m_ar_3

Вашингтонское соглашение, заключенное между США и Германией в 1998 году, стало основой для дальнейшей работы с объектами искусства, похищенными или украденными нацистами. Германия взяла на себя обязательство изучить историю происхождения предметов искусства и способствовать установлению справедливости. Соглашение было создана для того, чтобы идентифицировать конфискованные во времена нацистской диктатуры произведения искусства и разыскать их довоенных владельцев или наследников. Чуть позже в Германии появилось ведомство по установлению происхождения культурных ценностей (Arbeitsstelle für Provenienzforschung), а в 2015 году в Магдебурге был открыт Немецкий центр утраченных культурных объектов (Deutsches Zentrum Kulturgutverluste). То есть рамки для проведения исследований и установления происхождения культурных ценностей были созданы, однако, на практике и сегодня это происходит не так быстро, как хотелось бы многим ученым и историкам. Например, с 2008 года музеи в Германии могут подавать заявки на предоставление им экспертов для установления происхождения имеющихся у них артефактов. Какие-то музеи это делают, какие-то – нет.

"Мы говорим примерно о 600 тысячах культурных ценностей. Это огромный масштаб", – подчеркивает Бернхард Маац. Уже было проделано много работы, но еще предстоит и многое сделать. "Ведь каждый конкретный случай – уникальный в своем роде, – говорит он. – Эта тема будет занимать нас еще несколько десятилетий".

adv_17 incontent_4

А что говорят цифры? Из 17 собраний, которые принадлежат трем Пинакотекам и еще 20 художественным галереям, входящим в Баварские государственные собрания картин, процесс реституции с 1998 года завершен по 25 произведениям искусства. С 1999 года Фонд прусского культурного наследия рассмотрел более 50 прошений о реституции и вернул законным наследникам более 350 артефактов, в том числе и работы Винсента Ван Гога и Каспара Давида Фридриха, а также более 2000 книг. Дело не стоит на месте, но есть явные проблемы в коммуникации, считают инициаторы нового проекта.

adv_18 m_ar_4

Роль еврейских меценатов была значительной не только для немецкого культурного ландшафта, многие культурные ценности, которыми сегодня гордится весь мир, были созданы или сохранены благодаря еврейским коллекционерам. Вспомним хотя бы историю бюста Нефертити. В 1913 году бюст царицы был привезен в Германию. Он хранился в Берлине – на вилле крупного немецкого предпринимателя и мецената еврейского происхождения Джеймса Симона, который финансировал раскопки в Египте. Семь лет спустя Симон передал творение в дар Музею Передней Азии в Берлине. А в 1924 году бюст Нефертити был впервые выставлен в экспозиции Нового музея, специально построенного под египетскую коллекцию.

Возведение Галереи Джеймса Симона по проекту Дэвида Чипперфилда сохранит память о меценате и филантропе еврейского происхождения, представителе династии текстильных фабрикантов Джеймсе Симоне для следующих поколений. Но такое признание ждало не всех еврейских коллекционеров. Идея реституции заключается в том, что возвращение культурных ценностей бывшим владельцам или их потомкам если и не искупает полностью вину за случившееся, то смягчает боль от тех потерь, которые потерпели жертвы национал-социализма.

adv_19 incontent_5

Признание требует профессиональных знаний. Поэтому, как отмечает Маац, важно донести до общественности знания, полученные экспертами. И Фонд прусского культурного наследия, и Баварские государственные собрания картин осознают, какая ответственность лежит на них. "Мюнхен и Берлин были в конце концов теми местами, где национал-социалисты опорочили культурные ценности", – говорит генеральный директор Баварских государственных собраний картин в интервью DW. Организаторы надеются, что люди смогут посмотреть созданные в рамках нового проекта фильмы в музеях и что они станут камнями преткновения, которые вызовут интерес к судьбам коллекционеров.

adv_20 m_ar_5

adv_21 m_end_ar_wwh
adv_22 ar_middle_wwh
adv_23 ar_middle_yandex
adv_24 ar_middle_mobile_yandex
adv_25 ar_right_wwh
adv_26 ar_right_1
adv_27 ar_right_2
adv_28 ar_right_3
adv_29 ar_right_4
adv_30 ar_right_5