Иерусалим:
Тель-Авив:
Эйлат:
Все новости Израиль Ближний Восток Мир Экономика Наука и Хайтек Здоровье Община Культура Спорт Традиции Пресса Фото

Неделя в кино: Нолан – рыцарь, Бонд – еврей, Хопкинс в фильме без евреев, но про Холокост

Неделя в кино: Нолан – рыцарь, Бонд – еврей, Хопкинс в фильме без евреев, но про Холокост
AP Photo/Chris Pizzello/Luca Bruno/Jordan Strauss/Invision

На этой неделе было немало новостей в мире кино. Студии постепенно приходят в себя после прошлогодней забастовки и анонсируют будущие проекты. А мир продолжает чествовать героев года минувшего. Так лауреат премии Американской киноакадемии "Оскар" Кристофер Нолан и его жена и продюсер всех его последних фильмов, в том числе и "Оппенгеймера", Эмма Томас будут посвящены в рыцари Великобритании за выдающиеся достижения в кинематограф. Так что, когда режиссер будет получать свой следующий "Оскар", а в этом, кажется, можно не сомневаться, называть его будут уже "сэр Кристофер Нолан". Еще один кинематографист, удостоившийся рыцарского титула, – глава стриминговой корпорации Netflix Тед Сарандос.

Бонд как лакмус

Чествовать Нолана в Британии, похоже, будут на фоне скандала вокруг главного национального британского достояния – агента 007 Джеймса Бонда. Пожалуй, самая яркая, хоть пока и не подтвержденная официально новость минувших дней, – новым Джеймсом Бондом может стать 33-летний британский актер еврейского происхождения Аарон Тейлор-Джонсон. Лауреат премии "Золотой глобус" за роль в фильме "Под покровом ночи", Тейлор-Джонсон должен сменить Дэниела Крейга, который пятнадцать лет возвращался к роли Бонда.

Однако сразу после появления этой новости, в сети появились посты с хэштегом #BoycottJamesBond – поклонники франшизы заявили, что сейчас неподходящее время еврейскому актеру играть Бонда, "когда Израиль совершает геноцид в секторе Газы", и угрожают бойкотировать выход новой части бондианы. Кейс Тейлора-Джонсона, который не имеет прямого отношения ни к Израилю, ни к страданиям жителей Газы, стал косвенным доказательством того, что антиизраильская позиция зачастую равна антисемитской. По крайней мере, в данном конкретном случае.

Несмотря на шум в соцсетях, но, похоже, в связи с ним, актер Пирс Броснан, который играл Бонда в четырех частях франшизы, поддержал Тейлора-Джонсона, заявив, что у молодого актера есть все, чтобы справиться с ролью культового агента – "навыки, талант и харизма". Броснана поддержал и австралийский актер Джордж Лезенби, игравший Бонда в шестой части бондианы, заявив, что у Тейлора-Джонсона есть и физические данные, и обаяние, присущее агенту. Продюсерская компания Eon Productions Limited, отвечающая за франшизу, пока никак не комментирует разразившуюся бурю. Вполне вероятно, что, вбросив слух о назначении Тейлора-Джонсона на роль Бонда, компания решила проверить общественные настроения, ведь бондиана уже давно перестала быть просто фильмом, став мировым достоянием. А, значит, и выбор актера на роль Бонда – гораздо больше, чем просто кастинг.

"Одна жизнь": фильм о Холокосте без евреев

Между тем, на израильские экраны вышла картина британского режиссера Джеймса Хоуза "Одна жизнь" с Энтони Хопкинсом в главной роли – история "британского Шиндлера", сэра Николаса Уинтона, который успел накануне вторжения гитлеровцев в Прагу вывезти из столицы Чехословакии 669 еврейских детей. Простой лондонский брокер, Уинтон случайно оказался в Праге перед вторжением и понял, что не может просто уехать. Добившись от британских властей выдачи виз еврейским детям, найдя для них приемные семьи, он их спас. И только спустя десятилетия Великобритания узнала о подвиге Уинтона, который не считал, что ему есть чем гордиться, ведь он не смог спасти всех.

Еще до мировой премьеры "Одной жизни" фильм сопровождался малоприятным фоном. Сначала стало известно, что на афишах и в анонсах картины о спасении еврейских детей вообще не упоминаются евреи. Вполне вероятно, что продюсеры решили не раздражать публику, которая, несмотря на кровавую атаку 7 октября, сегодня вполне однозначно отказывает евреям в праве на спасение. Но после нескольких возмущенных статей на эту тему афиши все-таки пришлось поменять. Потом состоялся закрытый показ фильма, на котором присутствовал сын одного из спасенных Уинтоном мальчишек, – Мэттью Рейш. Посмотрев фильм, Рейш опубликовал в The Guardian колонку под названием "Николас Уинтон спас моего отца от нацистов – вот как "Одна жизнь" его предала". По мнению Рейша, главная проблема фильма Хоуза в том, что в основу сценария легла книга дочери Уинтона – Барбары "Если это не невозможно… Жизнь сэра Николаса Уинтона" – "довольно поверхностные мемуары", по мнению Рейша. И хотя книга разоблачает миф о "блестящем примере британской порядочности в отношении беженцев", показывая, как тяжело Уинтону было организовать спасение детей, и в ней, и в фильме, абсолютно проигнорированы эти самые дети и тяжелейшая травма, которую они пережили. Так прекрасная идея напомнить о том, что "спасая одну жизнь, спасаешь весь мир", оказалась травматичной и обидной для наследников "детей Уинтона".

Фильм Хоуза старательно выстроен по классическим канонам, заложенным еще "Списком Шиндлера" Стивена Спилберга, к которому, кстати, предъявляли похожие претензии выжившие. История Уинтона рассказана с применением всего набора художественных средств, необходимых для создания однозначно трогательного, однозначно цепляющего за живое и вызывающее чувство сопричастности и сопереживания. Вот только Хоуз, как и продюсерская компания, забыли, что в истории Уинтона, которого они с такой нежностью превозносят своим фильмом, главным был не Уинтон, а его решимость и отвага увидеть, спасти и помнить каждую семью, детей которой он вывез в Великобританию. Для Хоуза же эти лица, эти судьбы, эти 669 детей важны лишь постольку, поскольку их спас Уинтон. Им отведено минимальное количество экранного времени, они появляются эпизодически и в декоративной роли пассивных жертв, всецело зависящих от решимости Уинтона и его товарищей их спасти. Не дал себе труд режиссер и задуматься о том, что стало с этими детьми, которых увезли в чужую страну, отдали в чужие семьи, которые годами надеялись, что их родные, настоящие мамы и папы живы, но получали лишь вести об их мучительной смерти. Вместо этого он сосредоточился на абсолютно беспроигрышной истории постаревшего Уинтона, который, услышав по радио о решении британского правительства депортировать беженцев из Африки, принимает решение рассказать свою историю в педагогических целях. Таким образом Хоуз не просто отдает дань подвигу праведника народов мира, который до последнего дня жизни не умел оставаться безразличным к страданиям, но увязывает его с актуальной для сегодняшнего зрителя повесткой. При этом аккуратно обойдя главных героев этой истории своим вниманием.

В фильме "Одна жизнь" прекрасно все – от Энтони Хопкинса, который и в 86 лет остается одним из безусловно великих, до операторской работы Зака Николсона, снимавшего "Код Красный" и "Клуб любителей книг и пирогов из картофельных очистков" и сюжетных параллелей со "Списком Шиндлера", проверенных временем и устойчивой любовью публики. Эмоциональная кульминация "Одной жизни" тоже не в спасении, а в плачущем герое, которому не удалось спасти всех. Этот фильм, безусловно, вызовет гордость у британцев и дежурные слезы у зрителей по всему миру. Вот только не согласился с сантиментом не причастных Мэттью Рейш, сын выжившего благодаря Уинтону кинорежиссера Кареля Рейша. "Мой отец отказывался участвовать в телепрограммах (в ходе которых рассказывалось о подвиге Уинтона – прим.ред.), боясь, что они будут манипулятивно сентиментальны, – пишет Мэттью Рейш в колонке для The Guardian. – Посмотрев сейчас, как их воспроизвели в кино, я его понимаю".

Обзор подготовила Алина Ребель

Культура
СЛЕДУЮЩАЯ СТАТЬЯ