adv_09 m_ar_top_1
adv_10 ar_top_1
Иерусалим:
18 - 28°
Тель-Авив:
22 - 28°
Эйлат:
28 - 38°
Приложение
для Android
Все новости
Разделы
Валюта
Погода
Иерусалим:
18 - 28°
Тель-Авив:
22 - 28°
Эйлат:
28 - 38°
adv_08 ar_top_2

Интриги минфина: 500 ученых-репатриантов могут лишиться работы. Комментарии

время публикации: | последнее обновление:

Проект КАМЕА, одна из важнейших программ по трудоустройству ученых-репатриантов, может прекратить свое существование из-за отказа министерства финансов предоставить необходимые денежные обязательства в рамках бюджета на 2009 год.

adv_11 incontent_1

Если это произойдет, все 500 репатриантов, успешно занимающихся научной и преподавательской деятельностью в израильских университетах в рамках программы КАМЕА, могут лишиться работы в течение ближайших трех лет. Как стало известно редакции NEWSru.co.il, 30 из них уже столкнулись с отказом министерства абсорбции выдать им документ, без которого они не смогут продлить договор о сотрудничестве на нынешнем месте работы, что необходимо сделать безотлагательно. Следует отметить, что большинство участников программы – люди предпенсионного возраста, которым найти работу по специальности на свободном рынке практически невозможно.

Обеспокоенность дальнейшей судьбой КАМЕА и занятых в этом проекте людей выражали многие читатели, откликнувшиеся на предложение нашей редакции принять участие в интерактивном интервью и задать вопрос главе МИДа Ципи Ливни (в конце прошлой недели вопросы были переданы пресс-службе госпожи Ливни, и мы ждем ответов на них). Вопросы Ципи Ливни о судьбе программы КАМЕА прислали профессор Леонид Дайхин, профессор Леонид Чернин, профессор Михаил Леви, доктор Григорий Барштейн, доктор Владимир Соколовский, доктор Александр Шамес, доктор Леонид Пригожин, доктор А.Панич и научный работник Валерий Киржнер.

adv_12 m_ar_1

В своих вопросах наши читатели подчеркивали, что отказ представителя партии "Кадима" министра финансов Рони Бар-Она выдать стандартные трехгодичные гарантии проекту КАМЕА является нарушением всех предыдущих договоренностей. В письмах также выражалась надежда на то, что госпожа Ливни, занимавшая в прошлом пост министра абсорбции, знакома с проектом КАМЕА и знает о вкладе участников проекта в израильскую науку.

adv_13 incontent_2

Угроза закрытия программы абсорбции ученых, чьи заслуги государство и израильское научное сообщество признали незаурядными, возникла ровно 10 лет спустя после ее появления. В 1998 году решение израильского правительства об учреждении программы КАМЕА русскоязычные депутаты Кнессета записали в актив своих важнейших побед: введения подобной программы репатрианты добивались с 1992 года.

Планировалось, что программа позволит работать по специальности 500 ученым, занимавшихся наукой в СССР и приехавших в Израиль в возрасте старше 45 лет. Различные аспекты работы проекта, включая вопросы бюджета, были согласованы со всеми сторонами, включая представителей финансового ведомства, и записаны в уставе КАМЕА. Университеты получили обещание, что зарплаты репатриантам, работающим в их лабораториях, будет выплачивать государство через министерство абсорбции, которое получило в свое ведение престижный проект и его бюджет. Ученым-репатриантам было дано обещание, что, пройдя все стадии конкурсного отбора, они обретут достойную работу до пенсии. Министерство финансов не получило никаких иных распоряжений, кроме указания: финансировать проект КАМЕА, рассчитанный на 500 человек. При этом, согласно принятым тогда правилам, на место выбывшего участника программы может быть принят другой человек.

adv_14 m_ar_2

"Минфин не скрывает своего желания уничтожить этот проект. Он пытается достичь своей цели ежегодно различными способами. Ученые готовы на любые действия, на демонстрации и голодовки, потому что ликвидация проекта нанесет чудовищный ужасный удар по людям и их семьям", – заявил председатель объединения ученых-репатриантов университетов Израиля профессор Моше Белинский, к которому редакция NEWSru.co.il обратилась с просьбой прокомментировать сложившуюся ситуацию.

adv_15 incontent_3

Как утверждает Белинский, министерство финансов нарушило договоренность, прописанную в уставе программы КАМЕА, согласно которой любые изменения в программе должны согласовываться с учеными-репатриантами. Тем не менее, в проекте бюджета на 2009 год министерство финансов не заложило в основную бюджетную статью КАМЕА гарантии долгосрочного финансирования. Как пояснил Белинский, подобные гарантийные обязательства, которые традиционно выдавались сроком на три года (максимальный срок гарантийных обязательств израильского минфина – Прим.ред.), всегда составляли неотъемлемую часть программы абсорбции ученых.

Представитель министерства абсорбции, Омри Инбар, глава департамента абсорбции ученых в беседе с корреспондентом NEWSru.co.ilподчеркнул, что без долгосрочных гарантий минфина министерство абсорбции не может выдать ученым обязательство, необходимое научным сотрудникам для продления договора с университетом. "Важно понять: пока что они (минфин) не замахнулись на текущее финансирование программы, только на гарантийные обязательства. Но это уже ставит под угрозу будущее программы. В таком виде, без бюджетных гарантий, я не могу осуществить программу", – заявил Инбар, подчеркнув, что сокращение расходится с решением правительства, которое утвердило программу КАМЕА.

adv_16 m_ar_3

Омри Инбар также разъяснил, что каждый участник программы проходит сложную процедуру отбора, соответствующую международным стандартам. Успешным результатом отбора является назначение ученого на работу в университет или крупный исследовательский центр. Раз в три года это назначение следует продлевать. До сих пор эта процедура была исключительно формальным шагом, но если ее характер изменится, это изменит статус программы КАМЕА.

adv_17 incontent_4

В свою очередь, Моше Белинский назвал изменение правил игры со стороны минфина срывом программы КАМЕА: "Получается, что с нами обращаются как с подопытными кроликами. Вначале выдают деньги, а потом их отбирают. Это дискриминация совершенно наглая и тотальная. Из долгосрочного решения проблемы трудоустройства проект превращается в одногодичную программу. В таких условиях работать невозможно. Дело не только в угрозе увольнений, которая будет возникать ежегодно. Ни один университет в мире не может планировать свою работу только на год вперед".

Как объяснил нашей редакции доктор Владимир Соколовский, сотрудник кафедры физики Университета Бен-Гурион в Беэр-Шеве, бюджет КАМЕА не покрывает всех затрат, необходимых для научной работы ученых-репатриантов. "Каждый год к тому, что платит министерство абсорбции, университет вынужден доплачивать еще деньги, которые берутся из проекта ("гранта"). В таком виде это позволяет ученым-репатриантам достичь базовой зарплаты израильских коллег (зарплата без дополнительных начислений, которые могут составлять до половины заработной платы штатных сотрудников университетов)".

adv_18 m_ar_4

На изыскании внебюджетных источников финансирования, который находит под конкретный проект сам ученый, построена вся система исследований в современном научном мире. "Средняя продолжительность "гранта" – не менее трех лет. Если у меня нет гарантии того, что я проработаю в университете 3 года – я не могу найти финансирование на проект, которым занимаюсь", – говорит Соколовский.

adv_19 incontent_5

Израильские университеты настоятельно просят участников программа КАМЕА заниматься не только исследовательской, но и преподавательской деятельностью. Эта тенденция усилилась в последние годы, в связи с углубившимся финансовым кризисом. Не являясь штатными сотрудниками университетов, многие участники программы КАМЕА читают лекции и занимаются научной работой со студентами.

"Представьте: человек начал преподавать собственный курс, а посредине семестра у него заканчивается годовое финансирование, и он вынужден покинуть университет. Многие мои коллеги из КАМЕА преподают уже десяток лет, – рассказывает Соколовский. – Недавно ко мне обратились два студента, второй и третьей степени. Они хотят, чтобы я стал их научным руководителем. Я, со своей стороны, согласен, но опасаюсь давать им ответ в условиях, когда сам не уверен, что мне не придется покинуть университет, если мне не продлят контракт. Написание докторской диссертации занимает не менее 3 лет. Как я могу в сложившихся условиях брать ответственность?"

adv_20 m_ar_5

Срок договора Соколовского с университетом Бен-Гурион истекает 1 апреля 2009 года, после чего контракт с университетом необходимо продлить. Без гарантийного письма из министерства абсорбции сделать это будет невозможно. "Министерство абсорбции не виновато, если не сможет дать такое письмо, поскольку оно может дать свое обязательство только под гарантии министерства финансов", – разъясняет ученый, выражая надежду, что проблема решится.

В ответ на вопрос нашего корреспондента, удастся ли спасти программу КАМЕА, представитель министерства абсорбции Омри Инбар ответил: "Это зависит от политиков. Проект бюджета должен пройти утверждение в Кнессете. Если хотите знать мое мнение, министерство финансов пытается привести к сокращению общего бюджета министерства абсорбции. Они понимают, что в случае с программой КАМЕА им ничего не удастся, потому что они натолкнутся на сопротивление со стороны политиков. Они замахиваются на огромный кусок, чтобы потом произвести массу мелких сокращений. Они действуют, как в старой еврейской притче, когда жалующемуся на тесноту бедняку раввин велит взять в дом козу: пугают нас страшным, чтобы в итоге сказать: "Пусть КАМЕА остается, но в другом придется затянуть пояса". К тому моменту уже ни у кого не будет сил сопротивляться".

Материал подготовила Мария Горовец

adv_21 m_ar_6

adv_22 m_end_ar_wwh
adv_23 ar_middle_wwh
adv_24 ar_middle_yandex
adv_25 ar_middle_mobile_yandex
adv_26 ar_right_wwh
adv_27 ar_right_1

ВАЖНЫЕ НОВОСТИ

adv_28 ar_right_2
adv_29 ar_right_3
adv_30 ar_right_4
adv_31 ar_right_5