Иерусалим:
15 - 26°
Тель-Авив:
21 - 26°
Эйлат:
23 - 35°
Приложение
для Android
Мобильная
версия
18+
NEWSru.co.il :: В Израиле7 февраля 2021 г., 10:53

"Наша задача – открыть двери". Интервью с Ольгой Маркус

время публикации: | последнее обновление: блог версия для печати фото
"Наша задача – открыть двери". Интервью с Ольгой Маркус

Директор программ сообщества 146 еврейских федераций Jewish Federations of North America Ольга Маркус родилась в Киеве, успела поработать в одной из первых еврейских школ столицы Украины. Много лет прожила в Лондоне, получила вторую степень в Университете Лондона и большую часть своей профессиональной жизни посвятила работе в еврейских общинах бывшего СССР, Англии и Америки. Редакции NEWSru.co.il она рассказала о своей работе и о том, из чего складывается еврейское самосознание русскоязычных евреев США и Канады.

Беседовал Павел Вигдорчик.


На кого ориентируются проекты, с которыми вы работаете?

Каждый проект начинается с одного человека, , который увлечен своей идеей, бесконечно предан делу и умеет увлечь этой идеей других. Организации, с которыми я работаю, стараются привлечь к своим проектам самую разную публику – начиная от маленьких детей и кончая пожилыми. Но то, что объединяет – все мы выходцы из русскоязычных семей евреев постсоветского пространства. Кто-то из нас попал в Америку напрямую, кто-то через Израиль (это тоже большая группа). И одна из главных целей всех наших проектов – помочь людям обрести свой еврейский дом, найти способ остаться причастными к нашему наследию, к традициям в самых разных формах и проявлениях того, что мы называем еврейским самосознанием.

Как оно выражается?

Самыми разнообразными способами. Мы используем термин "русскоязычные евреи Америки", подразумевая, что это некая группа людей, которых что-то объединяет. Ведь мы все очень разные: религиозные и светские, правые и левые, молодые и может быть, уже не очень. Мы те, кто выросли в Советском Союзе, и те, кто родились в США или приехали маленькими детьми. Но для тех, кто приехал "оттуда", основой самосознания стала атмосфера, в которой мы жили и выросли. Атмосфера антисемитизма, государственного и бытового, сформировала наше самоощущение меньшинства. Меньшинства, которое было ненавидимо большинством, в котором мы жили.

Сегодня для родителей, бабушек и дедушек детей, которые растут в еврейских семьях Америки, совершенно очевидно, что само по себе это больше не произойдет. И на нас лежит ответственность за то, чтобы привить им то чувство гордости за принадлежность к еврейскому народу, которое есть у нас.


Организации, с которыми мы работаем, появляются как инициативы на местах. Люди понимают, что нужно что-то делать и для себя, и для молодого поколения. В то же самое время мы более комфортно чувствуем себя в группах с людьми, которые похожи на нас. Не из-за языкового барьера, английский у нас свободный, он не является ограничительным фактором…

Вам комфортно с теми, кто смотрел те же мультики, кто знает котенка по имени Гав?

Конечно и не только. У нас похожие страхи. В группе людей, выросших на тех же мультиках и на тех же стихах и сказках, мы не чувствуем себя "не настоящими" евреями, "ущербными" – конечно, в кавычках. А выражение еврейской части нашей души очень-очень разное. Для большинства русскоязычных евреев в Америке это понятие не столько религиозное, сколько этническое и культурное. Оно основано, как это ни странно, на привязках к русскому языку и русской культуре. Искусство, литература, история, архитектура, живопись, музыка… Это все способы найти еврейские искорки в том, на что резонирует наша душа. А душа русско-еврейская она как пазл – состоит из многих составляющих. Мы и русские, и евреи, и американцы.

Наши дети, выросшие в Америке, ощущают себя частью американского общества, американской культуры. Чтобы сохранить русскую составляющую, нужно передать семейную историю, сохранить понимание русского языка. Для многих из тех, с кем мы работаем, еврейство – это и рецепты нашей кухни, семейные истории и фотографии, это и испытания, через которые прошли их семьи. Очень важно передать это нашим детям. Другие находят еврейство в религии. И это тоже замечательно. Наша задача – открыть перед людьми все возможные двери, чтобы помочь им найти себя.

Как вы решаете, какие проекты заслуживают внимания, а какие нет?


У фонда "Генезис" есть критерии, какие проекты поддерживать. Четких правил нет. Но учитывается, к примеру, "критическая масса" русскоязычного населения в том или ином месте. Очень важно наличие того самого человека с горящими глазами. Русскоязычные евреи редко идут на проекты. Мы идем на людей. Очень важна личная связь, ощущение, что тебя понимают, общество тех, с кем тебе комфортно, приятно – не только работать, но и общаться. И в результате этой работы мы становимся не только коллегами, но и друзьями.

Есть проекты для детей, для подростков, для семей, для пожилых. Трудно выделить что-то, как более интересное. Самое интересное в моей работе – люди. Я не устаю восхищаться талантами и преданностью делу людей, с которыми работаю.

Я всегда стараюсь пообщаться с участниками наших программ. И всегда звучат два лейтмотива. Во-первых, независимо от того, нахожусь ли я в Калифорнии, Бостоне или Миннеаполисе, люди говорят: "Я нашел здесь свой еврейский дом". Более высокую оценку трудно себе представить. Во-вторых – наши дети благодаря этим программам приобщаются к ценностям еврейского народа, к своим корням, получают ответ на вопрос "откуда мы?". А это значит, что они приобщаются и к своему будущему.

Среди организаций, с которыми я работала – Foundation for Jewish Camp, занимающаяся еврейскими лагерями. При поддержке фонда "Генезис" они создали проект по привлечению русскоязычных ребят в лагеря. Я занималась тренингами для русскоязычных вожатых – "мадрихов"…

Интересно, что вы используете ивритское слово, чтобы описать русскоязычных вожатых в Америке…

Так это как раз та самая мозаика, о которой я говорила, там столько пластов! Прямо "все смешалось в доме Облонских". Была совершенно замечательная группа ребят, все разные. Кто-то говорил по-русски лучше, кто-то не так хорошо… Это были два с половиной дня интенсивнейшей, интереснейшей работы. А по вечерам мы собирались, чтобы попеть под гитару русские песни, обсуждали любимые рецепты наших бабушек. В последний день все сделали прощальную фотографию, попрощались – моя коллега, занимающаяся логистикой, торопит (приехали автобусы, пора уезжать) – народ торопится к выходу, и тут один из ребят говорит: "Подождите, мы не сделали самое главное". Все оставляют сумки и идут к диванам в холле. Девочка, моя коллега, не понимает, что происходит. Ребята подходят к диванам, усаживаются и говорят ей: "Присядем на дорожку". Все вынимают телефоны и начинают делать селфи. И один мальчик говорит: "Так, ребята, послали бабушкам. Моя бабушка будет очень мной гордиться". И мне потребовалось время, чтобы объяснить моей не говорящей по-русски коллеге, что происходит. В этом тоже – изюминка того, кто мы, откуда, и что несем с собой – бережно несем с собой.


Еще один проект, который стоит упомянуть – русскоязычные воскресные школы. Там преподаются самые разные предметы: и иврит, и внешкольная математика, и еврейская история, и традиции. И вместе с ними – драматическое искусство, шахматы, музыка, искусство, еврейская логика.

Многие наши проекты работают с подростками. Это критический возраст. Не секрет, что когда наши дети вырастают и оказываются в американских колледжах (это касается не только русскоязычных), то даже при всех программах, которые мы предлагаем, при всем разнообразии еврейского образования, многие из них оказываются не готовы к тому, с чем им приходится сталкиваться – я говорю об отношении к Израилю.

Эта тема очень близка мне как израильтянину. Удается ли вам противостоять этому?

Мы работаем в этом направлении, много это обсуждаем. Неправильно избегать трудных вопросов в разговорах об Израиле. Потому что иначе дети скажут нам: "Вы нас подвели, вы не рассказали нам всей правды, утаили важные факты. Мы смотрели на Израиль через розовые очки. И когда мы сталкиваемся с людьми, рассказывающими другие вещи, то не готовы к этой дискуссии".

Когда мы избегаем сложных тем, мы оставляем их для интерпретации другим. И у нас нет контроля над тем, как другие их преподнесут. Если мы уходим от этого разговора, это не значит, что он не произойдет. И будет безответственно с нашей стороны оставлять его другой стороне.

Последние две встречи нашей группы преподавателей и активистов были посвящены именно этому: что мы должны делать по-другому в том, что касается израильского образования, чтобы наши дети, сегодняшние подростки и завтрашние студенты, были бескомпромиссными сторонниками и защитниками Израиля, осознавая при этом, что не все идеально.


И это же можно сказать обо всем в нашей жизни: любить человека не значит не видеть его недостатков. Согласно опросам, одна из отличительных черт русскоязычных американских евреев – поддержка ими Израиля. Мы делаем все, чтобы эту приверженность сохранила и молодежь. И тут фонд "Генезис" играет важную роль. Он видит в этом одну из главных своих задач и поддерживает нашу работу в этом направлении. Это сложный разговор, не одного дня работа, но избегать его было бы большой ошибкой.

Совместный проект JFNA и фонда "Генезис" предусматривает оказание финансовой и административной поддержки восьми организациям русскоязычных евреев в инициативах по развитию общинной жизни и укреплению еврейской самоидентификации, а также развитие сети контактов, обмена опытом и повышения квалификации среди профессионалов еврейского образования и общинной организации из числа русскоязычных евреев.

Публикуется в рамках информационного партнерства

Telegram NEWSru.co.il: самое важное за день
facebook
 
Загрузка...