Иерусалим:
Тель-Авив:
Эйлат:
Все новости Израиль Ближний Восток Мир Экономика Наука и Хайтек Здоровье Община Культура Спорт Традиции Пресса Фото

"Маленький принц" и революция в ИФО. Интервью Яиром Машиахом

"Маленький принц" и революция в ИФО. Интервью Яиром Машиахом
Фото: Элла Барак (предоставлено пресс-службой ИФО)

В Израильском филармоническом оркестре (ИФО) сменилось руководство. Эта небольшая революция произошла в апреле 2023 года.

И уже есть последствия этой революции: первый проект на русском языке – "Маленький принц" совместно с продюсерской компанией Art Up. "Маленький принц" и его несомненная удача – отличный повод поговорить с Яиром Машиахом, главным секретарем ИФО.

Но сначала – часть официального пресс-релиза: Яир Машиах назначен главным секретарем филармонического оркестра, а Алиса Мевес – директором по художественной деятельности. Яир Машиах получил степень бакалавра музыковедения в Тель-Авивском университете, степень магистра права в Университете Бар-Илан и является выпускником программы Тель-Авивского университета по управлению учреждениями культуры и искусства. В качестве главного секретаря Машиах занимается административным управлением оркестром: операционная деятельность, финансы, маркетинг, продажи и управление персоналом, а также прямой контакт с соответствующими государственными министерствами и регулирующими органами".

Беседовала Маша Хинич.

До начала работы с Израильским Филармоническим Оркестром вы были директором Хайфского Симфонического оркестра, руководителем проекта "Суламот – музыка для социальных перемен" Израильского Филармонического Оркестра, директором отдела культуры муниципалитета Кфар-Сабы, генеральным директором "Гейхал ха-Тарбут" в Кфар-Сабе, руководили консерваториями и еще вы – тромбонист и дирижер. И еще вы дважды были удостоены премии министра культуры.

И еще я немного понимаю русский язык, потому что моя жена – также музыкант и преподаватель музыки – родом из Донецка, и потому что во всех консерваториях и оркестрах страны множество русскоязычных музыкантов и педагогов. В Израиле, долго находясь в мире классической музыки, нельзя не выучить русский язык.

Буду осторожно выбирать слова в разговоре с вами, если мы когда-нибудь перейдем на русский язык. Но пока скажите: каково это занять должность в ИФО, которую 50 лет занимал легендарный Ави Шошани?

Всё отлично – и на личном уровне и, как мне думается, и на общественном. Но, как вы понимаете, все изменения в таком огромном коллективе как ИФО, происходят очень медленно, очень осторожно.

Сегодня, в дни войны, мы стараемся дать возможность людям отвлечься от ужасов происходящего, хотя бы на несколько часов забыть реальность И я уверен, что классическая музыка и концерты Израильского Филармонического Оркестра такую возможность дают. Музыка – возможность оторваться от рутины. Так всегда было и будет.

Но при этом абсолютно необходимо соблюдать наше главное требование – качество. Поэтому когда я узнал, что в спектакле "Маленький принц" будет участвовать Анатолий Белый, сомнений не было. Поверьте, в моей семье хорошо знают этого актера.

"Маленький принц" – первый проект ИФО совместно с компанией Art Up на русском языке. У вас не было опасений, ощущений, что вы рискуете? Каковы были ваши ожидания от спектакля – синтеза анимации, декламации и классической музыки?

Вы не представляете, сколько обращений о взаимодействии Филармония получает – куда больше, чем мы можем посвятить этому времени. Скажу прямо: Филармония сама может выбирать, чем ей заниматься. И прежде всего нам интересен профессионализм и качество. С точки зрения музыки – Вивальди, Моцарт, Телеман – не было никаких сомнений, что "Маленький принц" хорош для струнного состава. А про Анатолия Белого – признаюсь честно, я прежде всего спросил свою жену и свою тёщу, и уже по их реакции понял, что всё будет хорошо. Белый – фантастический актер и чтобы это понять, не обязательно знать русский язык. Соединение его дара, музыки и великолепной анимации Марины Сосниной сработало прекрасно.

"Маленький принц", который оказался невероятно удачным проектом, будет продолжать показываться и не только в Тель-Авиве. И это только один пример подобного рода сотрудничества.

Мы делаем подобные проекты с израильскими театрами и балетными труппами – у нас есть проект, который называется "Музыкальный театр" и там есть всё – от "Пети и Волка" до постановок по книгам Меира Шалева. Есть концерты "Филармония для детей". И всегда действуют два основных правила: качество и важная роль музыкантов оркестра в подобных совместных мероприятиях

"Маленький принц – это отличный пример сочетание развлечения и образования, edutainment.

Edutainment – отличный термин. Мы не хотим никого принуждать силой любить музыку, но все-таки немного повоспитывать – это всегда не лишнее.

Вам удается держать планку на высшем уровне. Несмотря на ситуацию и все трудности к нам продолжают приезжать лучшие мировые дирижеры и солисты. Сам Зубин Мета вскоре вернется к родному оркестру и продирижирует несколькими программами, в том числе и при участии Пинхаса Цукермана.

Зайдите на наш сайт – и вы увидите имена лучших из лучших. Израильский Филармонический Оркестр возобновляет амбициозную программу концертов, отмеченную списком ярких приглашенных дирижеров, поскольку музыкальный руководитель ИФО Лахав Шани сосредоточился на своих обязанностях главного дирижера Роттердамского филармонического оркестра. Кроме того, Шани назначен главным дирижером Мюнхенского филармонического оркестра с 2026 года.

ИФО – один из наиболее занятых оркестров. Я говорю именно о музыкантах – они дают более 120 концертов в год. Когда я встречаю своих коллег и рассказываю им, что у нас была серия из 7 концертов подряд, они не верят. В Европе оркестр максимум дает 2 концерта подряд. И поэтому наш график очень плотный, даже чересчур плотный.

И график и этот ряд имен очень впечатляет. Как вам удается "зазвать" таких исполнителей в сегодняшние дни?

Никто не отказывается, и мне важно подчеркнуть, что процесс принятия решений в оркестре – коллективный. У оркестра есть музыкальный руководитель и главный дирижер – Лахав Шани. У меня есть партнер – Алиса Мевес, руководитель художественного отдела ИФО, занимающаяся составлением программ, творческой частью нашей работы, выбором исполнительских и музыкальных тем, гастролями, что является отдельной частью работы ИФО.

Все решения принимаются совместно – ведь мы управляем огромной организаций, в нашем оркестре более 150 сотрудников и это не только музыканты. ИФО – это большая финансовая организация с оборотом в десятки миллионов шекелей в год. У такой организации обязана быть администрация, регуляция, бюджет и так далее. Но самое главное, это, конечно, музыканты и репертуар.

Но есть и другое: я, например, занимаюсь образовательными программами – такими как "Суламот" и "Мафтеах".

Думаю, что человек со стороны не представляет, сколько различных проектов и программ проводит Израильский Филармонический Оркестр, помимо филармонических и камерных концертов.

Множество проектов. "Маленький принц" – проект необычный, прекрасный, но у нас есть и другие проекты как для детей, так и для любителей не только классики – от совместных выступлений с популярными израильскими певцами, такими как Шири Маймон и Дани Робас, до музыкально-театральных проектов для всей семьи, мастер-классов, выездов на периферию, преподавания и т.д. У нас есть постоянные камерные серии не только в Тель-Авиве, но к примеру, и в Рамат-ха-Шарон, концерты в Хайфе, Иерусалиме, различные пятничные и субботние серии выступления тех или иных составов наших музыкантов. Один из таких камерных струнных составов – прекрасная группа музыкантов – как раз и участвует в спектакле "Маленький принц".

Я хочу вернуться к вашей фразе "наш оркестр – кооператив".. Что это означает?

Я бы даже сказал, что мы последний кибуц в стране, по крайней мере, музыкальный. Израильский Филармонический Оркестр сильно отличается от других оркестров: мы – кооператив. Это означает, что у музыкантов есть собственная дирекция, собственная администрация и поэтому основные решения филармонии принимаются вместе с управлением оркестра и, конечно же, вместе с музыкальным руководителем оркестра Лахавом Шани.

То есть процесс принятия решений выносится на широкий форум?

Да, и это очень правильно. Если вы проведёте параллели с личной жизнью, то поймёте, что даже когда вы полностью уверены, что вы правы, а другой член семьи говорит что-то полностью противоположное, то вы всё-таки, чтобы сохранить семью, приходите к консенсусу. Администрацию оркестра выбирают сами музыканты, у них полное право в принятии всех решений. Факт, что это отлично, работает уже 87 лет. Именно поэтому моя должность называется главный секретарь – как секретарь профсоюза. Может немного странное сравнение, когда речь идет о творческом коллективе…

Я хочу вам задать "наивный" вопрос – то, что называется "вопрос на миллион долларов": в Израиле любят классическую музыку или это до сих пор это прерогатива небольшой элитарной группы? Я спрашиваю, хотя знаю, что каждый месяц проходят десятки концертов классической музыки, залы заполнены, но тем не менее… есть какое-то чувство в воздухе… Ощущение, что классическая музыка, конечно, не на задворках, но и далеко не на первом месте.

Я с вами не согласен: я занимаюсь музыкой десятки лет, Я был музыкантом, дирижёром, руководил консерваториями и оркестрами и вижу эту ситуацию с широкой точки зрения на все 360° и потому считаю, что относительно населения и размеров страны, в Израиле огромное количество людей любит, знает и почитает классическую музыку в частности и культурную жизнь в целом. Есть прекрасный Хайфский Симфонический оркестр на севере. Есть замечательная Беэр-Шевская "Симфониетта", оркестры в Иерусалиме, Раанане, Ашдоде, Кфар-Сабе. Израильский Камерный, Симфонический оркестр Ришон ле-Циона, масса ансамблей – и у всех есть свои слушатели. Невозможно, организовывать ещё один оркестр – к примеру в Галилее или в Негеве. Это нерентабельно. Большинство оркестров сосредоточены в центре страны, но ИФО – это еще и визитная карточка Израиля за рубежом, как театр "Габима" или ансамбль "Бат-Шева". Мы очень часто выезжаем в зарубежные турне, играем на международных фестивалях. Мы – национальный оркестр страны. Нас так официально не называют, но, безусловно, отождествляют с этим званием.

Война поменяла все планы, в том числе и гастрольные?

Увы. Не все из анонсированных гастролей состоятся, но я надеюсь, что в Карнеги-Холл мы выступим.

К своему огромному удивлению в одном из интервью, данном вами уже после вступления в должность главного секретаря оркестра, я прочитала, что директора общеобразовательных школ в Тель-Авиве не заинтересованы в том, чтобы отправлять детей на концерты ИФО. ИФО с нетерпением ждут на лучших площадках мира, а тель-авивские школы манкируют сотрудничеством с оркестром?

Дело в том, что в Израиле многие школы работают на принципах самоуправления, а у любых мероприятий есть стоимость. Но в данном случае важно другое – наша собственная педагогическая вне концертная деятельность.

Если гора не идет к Магомету, то Магомет идет к горе…

В филармонии есть свои педагоги, мы устраиваем встречи с учителями музыки в рамках повышения квалификации; организуем особые группы музыкантов, которые приезжают в школы и играют там программы камерной музыки. И это только начало длинного перечня. Многие директора тель-авивских школ предпочитают, чтобы музыканты оркестра приезжали к ним в школу – дети знакомятся с музыкальными инструментами, беседуют с музыкантами. А уже потом школы начнут посылать детей на концерты.

Кстати, в Хайфе, Рамат-Гане, Нетании, Петах-Тикве есть решения на уровне муниципалитета, что музыкальное образование станет приоритетным. А вот в Тель-Авиве мы анонсируем программу "Филармония в детских садах": любовь к музыке развивается с раннего детства. Но в целом, я думаю, что государство Израиль делает огромную ошибку, не внося музыкальное образование в список основных школьных предметов наряду с математикой, английским, ивритом и ТАНАХом. Музыка – необходима, и не только семья, но и школа может привести детей в мир искусства. Есть школьные комитеты, в которые входят родители, понимающие важность музыки и культуры, но есть и иные. Музыка – это еще один язык, и никто не сомневается в том, что языки необходимо изучать. Я очень надеюсь, что мы привьем детям любовь к классической музыке и они к нам вернутся уже в 20-летнем возрасте.

Мы предложили муниципалитету вернуть филармонию в парк. Если не в парк Яркон, то в парк Чарльза Клора. У нас есть программы на периферии, направленные на музыкальное образование – в Беэр-Шеве, Мицпе-Рамоне, Араде, Димоне, Йерухаме, Назарете – всего 13 мест в стране. Мы часто выбираем такие места, где живут дети в семьях с низким доходом, у которых нет денег платить за уроки музыки. Мы работаем в дневных интернатах в Пардес-Хане. Мы сами собираем пожертвования на такие проекты и сотрудничаем с местными советами; хотим, чтобы дети получили свой шанс учить музыку. Если дети хотят продолжать заниматься, то мы сопровождаем их до поступления в консерваторию, покупаем для них инструменты, устраиваем мастер-классы. Это стоит миллионы шекелей в год, которые мы получаем от филантропов. Государственная поддержка – лишь небольшая часть бюджета. Но мы растим следующее поколение слушателей и исполнителей. Наш образовательный отдел, который возглавляет пианистка Ирит Роб, делает потрясающую, фантастическую работу.

Вы исполняете и современную классическую музыку, в том числе и израильских композиторов.

Министерство культуры поощряет исполнение произведений современных израильских композиторов. В прошлом месяце мы играли "Беседы о любви" Авнера Дормана – известнейшего израильского композитора. Кстати, отец Авнера – дирижер и фаготист Зеев Дорман – 40 лет играл в нашем оркестре. Но мы обязаны соблюдать пропорции, придерживаясь баланса между традиционным репертуаром и новыми сочинениями. Но поймите, если музыкальная пьеса хороша, то неважно, когда она была написана – вчера, 100 лет назад или 200…

К примеру, мы даём концерт французской музыки и в него включены произведения Сати. Возможно, не все знают, что это за композитор, но после нашего концерта придут домой и будут про него читать и слушать его музыку. Или малоизвестные произведения Дворжака… Мы всегда даже в концертах для взрослых пытаемся рассказать что-то новое.

Есть ли у вас желание изменить репертуар – пусть не радикально, но очень медленно, осторожно обновить программу и добавить новую музыку кругу слушателей филармонии?

Вовсе нет. Я не преследую такой цели. К тому же такие вещи решаю не я, а весь оркестр совместно. Главное с моей точки зрения – правильный баланс, который позволяет "легитимно" приблизить к нам публику.

ИФО объявил об исполнении в мае 2024 год произведения Оливье Месиана "Turangalîla Symphonie" – одного из наиболее популярных сочинений этого французского композитора. Очень непростое произведение и я знаю, что уже идут споры по поводу того, исполнять или нет эту симфонию…

Безусловно, мы будем ее играть под руководством дирижера Василия Петренко и при участии пианиста Стивена Осборна. Это очень непростая музыка, но мы это сделаем. По прошествии многих лет оркестр считает, что привычки ценителей классики изменились, и что "Туранглила", одно из самых выдающихся произведений 20-го века, придется слушателям по нраву.

Часто, когда оркестр играет современную музыку – непростую и непонятную, слушатели просто встают и выходят из зала. Как вы на это реагируете?

Я всегда вижу полную половину стакана. Я уверен, что нельзя всё время исполнять 23-ю симфонию Моцарта, хотя она и гениальна. Как я уже сказал, необходимо соблюдать правильный баланс. Мы обязаны обратиться к публике и сказать ей: послушайте, нам очень важно играть не только Моцарта, но и других композиторов. Важно как музыкантам и как оркестру. Мы тоже, как и публика, должны развиваться.

Культура
Далее →