Иерусалим:
15 - 25°
Тель-Авив:
15 - 25°
Эйлат:
19 - 31°
Приложение
для Android
Мобильная
версия
18+
NEWSru.co.il :: В Израиле22 октября 2021 г., 07:15

Закон Саара, давление США и день памяти Рабина. Итоги политической недели

время публикации: | последнее обновление: блог версия для печати фото
Закон Саара, давление США и день памяти Рабина. Итоги политической недели

Редакция NEWSru.co.il продолжает публикацию пятничных обзоров политической ситуации, которые готовит журналист Габи Вольфсон.

Голосование по проекту государственного бюджета принято называть главным экзаменом нынешней коалиции. Коалиция имеет достаточно твердое и стабильное большинство, дающее основания предполагать, что несмотря на разногласия и трения, это препятствие будет преодолено относительно легко. На уходящей неделе на стол были положены экзаменационные билеты с вопросами, от ответа на которые действительно зависит судьба коалиции Беннета-Лапида.

Самым сложным и взрывоопасным является законопроект, представленный министром юстиции Гидеоном Сааром ("Тиква Хадаша"). Согласно этому законопроекту, политик, которому предъявлены обвинения в совершении "позорных" правонарушений или таких, срок наказания за которые три года и более, не может формировать правительство. Для краткости и точности этот законопроект можно назвать "законом Нетаниягу". Голосование по этому законопроекту даст ответ на вопрос о подлинных намерениях правых депутатов и министров, оставшихся депутатами. В первую очередь, речь идет о партии "Ямина". Айелет Шакед повезло. Став министром и подав в отставку из Кнессета в рамках "норвежского закона", Шакед освободила себя от необходимости выбирать между голосованием за закон, против которого она выступает идеологически и политически, и нарушением коалиционной дисциплины по одному из наиболее кардинальных законопроектов нынешней коалиции. Понимая, что ей не предстоит голосовать, Шакед может себе позволить публичную критику законопроекта. Нет ничего приятнее для политика, чем набирать очки в глазах избирателей, не платя за это цену. Шакед, которая с самого начала мягко говоря скептически относилась к этому правительству и составу коалиции, на которую оно опирается, получила платформу для попытки восстановить свое реноме в глазах правых избирателей. Голосовать в итоге придется другим.


Позиция Шакед – "быть в коалиции, но вести себя как будто в оппозиции" – проявляется далеко не только в отношении данного законопроекта. Резкая критика в адрес Яира Лапида после выступления сменного премьер-министра на заседании Кнессета памяти Ицхака Рабина, конфликт с РААМ вокруг законопроекта о подключении незаконных арабских поселков к сети "Хеврат хашмаль". Все это порождает вопрос о том, готовится ли Шакед покинуть эту коалицию или продолжает действовать по тактике "и вашим, и нашим".

Главная дилемма стоит перед премьер-министром Нафтали Беннетом. В политических кругах есть те, кто полагают, что Саар продвигает этот законопроект не столько для того, чтобы заблокировать путь Нетаниягу обратно в политику, сколько для того, чтобы вынудить Беннета пойти на заведомо проигрышные шаги. Беннет в свое время категорически возражал против этого законопроекта, его позиция сейчас неясна.

Есть еще один почти парадоксальный фактор, касающийся "закона Нетаниягу". Помимо высоких идеологических мотивов, о которых говорят его сторонники, он преследует и вполне прозрачную политическую цель. Его утверждение закроет на долгий срок путь Биньямину Нетаниягу на пост кандидата в премьер-министры. Вряд ли в "Ликуде" захотят долго хранить верность бесперспективному с точки зрения возвращения во власть лидеру, и это может повлечь за собой смену главы партии. С другой стороны, снятие угрозы, имя которой – Нетаниягу, резко понизит уровень мотивации политиков, формирующих коалицию, продолжать ее существование. Исчезновение Нетаниягу в качестве потенциальной угрозы может привести к самым неожиданным изменениям.


Не только "закон Нетаниягу" угрожает коалиции более, чем бюджет. Чем дальше тем яснее становится, что палестинский вопрос далеко не столь надежно заморожен, как того хотелось бы главе правительства. В ходе предвыборной кампании президент США Джо Байден обещал возобновить работу консульства для палестинских арабов в Иерусалиме. В отличие от Беннета, Байден не делит обещания избирателям на обязательные к исполнению и не очень, и давление на Иерусалим в этом вопросе усиливается. Но не только в этом. Американская администрация вновь заговорила в полный голос о необходимости "обуздать" еврейское строительство в Иудее и Самарии. Не очень понятно, как можно обуздать то, чего практически нет, но эти заявления представителей администрации Байдена, в большой степени имеющие внутриполитические цели и направленные леворадикальным силам в Демократической партии, могут заметно осложнить жизнь Беннету. Для того, чтобы маневрировать между США, правыми силами в своем окружении и левыми в коалиции, нужно обладать способностями политического эквилибриста, помноженными на опыт. Так пережил восемь лет давления со стороны Барака Обамы занимавший тогда пост премьер-министра Биньямин Нетаниягу, умудрившийся заморозить строительство в поселениях на десять месяцев, объявить о готовности создать Палестинское государство, и тем не менее не утративший свои политические позиции. Беннет не просто не обладает таким запасом прочности. Его политические позиции слабы настолько, что любой катаклизм может привести к развалу его коалиции. Дискуссии и пререкания, которые мы наблюдаем сегодня, это прелюдия к тому, что будет происходить в коалиции после утверждения бюджета.

Еще один предупреждающий сигнал поступил в день церемоний памяти Ицхака Рабина. Премьер-министр Нафтали Беннет предпочел говорить о недопустимости насилия, а также, что не менее важно, о недопустимости затыкания ртов политическим противникам и возложения ответственности за действия одного человека на весь политический лагерь. Сменный премьер-министр Яир Лапид произнес справедливо возмутившую многих речь об "идеологических наследниках" Игаля Амира, якобы заседающих в Кнессете. Почти концептуальное противоречие выступлений Беннета и Лапида неслучайно. Мероприятия, приуроченные ко дню убийства Ицхака Рабина, это площадка, на которой каждый политик пытается консолидировать своих избирателей. То же самое сделал и Биньямин Нетаниягу, отказавшийся участвовать в государственной церемонии, давно превратившийся в очередную серию "полевого суда" над бывшим премьер-министром. Когда внук Ицхака Рабина заявляет, что "власть народа победила власть одиночки", полностью игнорируя тот факт, что этот одиночка, нравится нам это или нет, является самым популярным политиком страны, возглавляющим самую крупную фракцию в Кнессете, становится ясно, почему Нетаниягу проигнорировал церемонию. У этого шага главы оппозиции был и явный политический контекст: за многие годы пребывания на политическом Олимпе Нетаниягу твердо усвоил – позиция аутсайдера гораздо лучше способствует объединению сторонников, чем что-либо иное. И он этим удачно пользуется.

В самом "Ликуде" неспокойно. Изначально Нетаниягу собирался вторую неделю подряд обойтись без заседаний фракции, однако был вынужден уступить давлению. Депутат Давид Битан, в свою очередь, продолжил требовать строгих мер в отношении депутатов, не принимающих участие в голосованиях в зале заседаний. "Если меры не будут приняты, я тоже начну делать то, что хочу", – заявил Битан. Так это выглядит, когда партия приспосабливается к жизни в оппозиции после многих лет пребывания у власти. И почти традиционный скандал, в эпицентре которого находится депутат Мири Регев. На сей раз, в полемическом запале она назвала депутата Рама Бен Барака от партии "Еш Атид" "ненавистником Израиля". Подобный титул в адрес бывшего заместителя главы "Мосада" прозвучал настолько абсурдно, что даже Бецалель Смотрич посоветовал Мири Регев извиниться.

Но были у оппозиции и светлые моменты на уходящей неделе. Впервые с начала сессии Кнессета оппозиция победила на голосовании. При этом в очередной раз стало очевидно, что победа оппозиции возможна лишь в случае сотрудничества "Ликуда" и Объединенного (арабского) списка. Так было, когда Кнессет провалил закон, препятствующий воссоединению семей арабов в Израиле, так было и на этой неделе, когда совместными усилиями "Ликуд" и Объединенный список при посредничестве партии ШАС, сумели провести инициативу Ахмада Тиби о создании парламентской следственной комиссии по вопросу о занятости арабских учителей в системе просвещения. Менее всего этот вопрос занимает депутатов от "Ликуда", но чего не сделаешь, чтобы доставить неприятности коалиции.

Многие комиссии Кнессета по-прежнему парализованы, так как в "Ликуде" отказываются приходить к соглашению о распределении из-за того, что называют "несправедливым и незаконным ущемлением прав оппозиции". В ультраортодоксальных партиях все громче звучат голоса, призывающие "Ликуд" прекратить бойкот и вернуться к работе в комиссиях перед утверждением бюджета. Рискну предположить, что давление ультраортодоксов на Нетаниягу вновь окажется успешным.


В комиссиях тем временем продолжается обсуждение проектов государственного бюджета и закона о хозяйственном регулировании. В коалиции намерены утвердить бюджет "с опережением графика". Руководство коалиции хочет обезопасить себя от возможных неожиданностей, оставив время для решения персональных проблем, которые могут возникнуть. В коалиции, опирающейся на 61 мандат, в критические моменты возможно все. Министр финансов Авигдор Либерман и премьер-министр Нафтали Беннет пытаются минимизировать фактор случайности путем постоянных бесед с потенциальными "траблмэйкерами". Насколько эти беседы эффективны, мы увидим в первую неделю ноября.

И последнее. Законопроект Гидеона Саара, о котором говорилось ранее, фактически наделяет юридического советника правительства полномочиями решать, кто не будет премьер-министром Израиля. Какими бы ни были результаты выборов, каким бы ни было народное волеизъявление, достаточно одного решения юридического советника, чтобы желание народа стало нерелевантным. Многие считают, что после той невыносимой ситуации, которая имела место в последние два года, необходимо изменение законодательства таким образом, чтобы один человек не мог одновременно быть обвиняемым в уголовных преступлениях и премьер-министром. Как бы ни относиться к законопроекту, очевидно, что он напрямую затрагивает полномочия юридического советника правительства. Это не помешало действующему юридическому советнику публично принять участие в дискуссии о законопроекте. "Он носит общий характер, не является персональным и направлен на предотвращение тяжелых ситуаций в будущем", – заявил Авихай Мандельблит. Очень трудно представить себе более яркий случай конфликта интересов. Иногда кажется, что юридическая система делает все, чтобы утратить остатки доверия, которое к ней еще испытывает израильское общество.

Telegram NEWSru.co.il: самое важное за день
facebook
 

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ

Загрузка...