Иерусалим:
Тель-Авив:
Эйлат:
Все новости Израиль Ближний Восток Мир Экономика Наука и Хайтек Здоровье Община Культура Спорт Традиции Пресса Фото

New York Times: Соперник Шарона называет себя очевидным преемником

Биньямин Нетаниягу хорошо отзывается об Ариэле Шароне в тот момент, когда премьер-министр, находящийся в критическом состоянии после инсульта, превращается в достояние истории
Архив NEWSru.co.il

Стивен Эрланджер

Биньямин Нетаниягу хорошо отзывается об Ариэле Шароне в тот момент, когда премьер-министр, находящийся в критическом состоянии после инсульта, превращается в достояние истории. Но история их отношений говорит не о взаимной симпатии, а о соперничестве и даже неуважении друг к другу.

Разговоры о соперничестве неуместны в настоящий момент, когда все пристально следят за сводками о состоянии здоровья Шарона, и Нетаниягу, который надеется стать премьер-министром, победив на мартовских выборах во главе правой партии "Ликуд", концентрируется не на их разногласиях, а на общем прошлом.

Самым теплым его воспоминанием о Шароне, сказал он в понедельник в интервью в своем предвыборном штабе в Тель-Авиве, является воспоминание об их первой встрече. Во время войны 1973 года Нетаниягу и другой будущий премьер Эхуд Барак встретились с Шароном в маленьком бронетранспортере, где тот планировал дерзкое форсирование Суэцкого канала, изменившее ход войны.

"Мы, три будущих премьер-министра, хотя тогда этого никто не знал, сидели в маленьком БТРе, – сказал Нетаниягу. – Встреча длилась, наверное, минут десять, но их было достаточно для того, чтобы у меня создалось неизгладимое впечатление об этом человеке, и я понял его огромное значение для Израиля".

Все это, заявил он, сделало Шарона "одним из великих генералов в новейшей истории еврейского народа и государства".

Если бы Шарон мог бороться за свое переизбрание в марте, Нетаниягу напустился бы на него, утверждая, что тот нанес ущерб безопасности Израиля, уйдя из Газы. Но сейчас он позиционирует себя как бывшего партнера и очевидного преемника Шарона.

Лишь несколько месяцев назад Нетаниягу обвинял Шарона в том, что тот изменил своей партии и ее принципам, выведя поселенцев и войска из Газы. Шарон, заявил он в конце августа, "отказался от пути "Ликуда" и выбрал другой путь, путь левых".

Шарон был ничуть не добрее. В телеинтервью примерно в то же время он сказал о Нетаниягу: "Чтобы руководить нашей страной, иметь дело со сложнейшими проблемами, нужны ясный ум и стальные нервы. У него нет ни того, ни другого. В напряженной ситуации у него сразу же случается стресс. Он паникует и теряет контроль. Я сталкивался с этим не единожды, а много раз".

В понедельник Нетаниягу говорил в основном о своей работе в качестве министра финансов Шарона и его соратника.

"Мы реформировали израильскую экономику, превратили ее из монополистической, отягощенной налогами, статичной экономики в более живую и рыночную", – заявил Нетаниягу, отметив, что он дал бой профсоюзам, поднял пенсионный возраст, открыл банковский рынок и выдержал ряд забастовок.

"Это были очень важные перемены для Израиля", добавил он, "и это было очень важное партнерство" между ним и Шароном. "Без нашего партнерства это было бы невозможно".

Нетаниягу и его союзники, безусловно, были главной причиной, по которой Шарон решил порвать с "Ликудом" и создать новую партию, "Кадима", куда ушли из "Ликуда" несколько лучших министров.

Но Шарон лежит без движения, и Нетаниягу стремится политически завоевать израильтян, которых тревожит безопасность и активизация радикального палестинского движения "Хамас". Нетаниягу хочет вернуть избирателей "Ликуда", отдающих предпочтение "Кадиме" и Шарону. Если ему это удастся, он может вернуться в правительство и даже стать премьер-министром.

Нетаниягу отказался говорить о политических стратегиях и баталиях, отметив, что хочет ввести общественный мораторий на политические дебаты, пока главным для страны является "битва Шарона за жизнь".

Но он назвал себя прямым наследником Шарона, особенно в вопросах, которые волнуют израильтян больше всего: безопасность и отношения с палестинцами.

Нетаниягу порвал с Шароном летом прошлого года. В последний момент Нетаниягу, возглавлявший мятежников из "Ликуда", выступавших против ухода из Газы, неожиданно покинул правительство и пост министра финансов.

Предотвратить уход из Газы было уже невозможно, и Нетаниягу критиковали за неудачный выбор времени, неверную оценку ситуации и даже непоследовательность, напоминая о том, что в конце 2000 года он решил не соперничать с Шароном в борьбе за пост премьер-министра после ухода Барака в отставку на том основании, что коалиция очень нестабильна.

После ухода из правительства Нетаниягу боролся с Шароном за лидерство в "Ликуде" и проиграл. Но затем Шарон ушел из партии, создал "Кадиму" и оставил Нетаниягу во главе правых, которые, по опросам, набирают в парламенте 10-11 мест из 120 вместо 40.

Но исходя из того, что Шарон уже не является политическим фактором, на более сером фоне шансы Нетаниягу выглядят лучше. Ему всего 56 лет, он наиболее искушенный из партийных лидеров и единственный, кто был премьер-министром. И многие, даже те, кто его не любит, считают, что он лучше всех в Израиле умеет вести предвыборную кампанию, обладая острым языком, умением ясно выражать свою мысль и быстро наносить контрудары.

Нетаниягу будет подчеркивать, что с мая 1996 по май 1999 года, когда он был премьер-министром, терактов и взрывов террористов-смертников было довольно мало. Он победил в 1996 году, обещая защитить страну от террористов-смертников, которые ослабляли шансы бывшего лидера партии "Авода" Шимона Переса.

Нетаниягу будет повторять свою старую песню о том, что палестинцы получат от Израиля землю только в обмен на реальные шаги: уничтожение террористических организаций и инфраструктуры, к чему призывает первый этап мирного плана "Дорожная карта". Он напомнит избирателям, что в случае необходимости готов к непропорциональному применению силы для предотвращения терактов против Израиля, он будет играть на победе "Хамаса" на палестинских выборах в январе и распространении исламского терроризма в таких странах региона, как Иордания, Египет, Ливан и Сирия.

Нетаниягу изгнал из "Ликуда" правых экстремистов и утверждает, что выгоняет из партии преступные элементы.

На вопрос, должен ли он сдвигать "Ликуд" к центру, как того хотел Шарон, он ответил: "Моя задача не в том, чтобы двигать "Ликуд", а в том, чтобы объяснить, где он находится".

Возражая против ухода из Газы, говорит он сегодня, он выступал не против ухода как такового, а против того, как он осуществлялся. "Уход из Газы не является фундаментальной ошибкой, и я никогда этого не говорил, – заявил он. – Я говорил, что важно, как уходить. Если, уходя, ты что-то уносишь с собой, это не дает ХАМАСу возможности провозглашать победу".

Опросы уже показывают, что "Ликуд" набирает не 10-11, а 17 мест, хотя и отстает от "Аводы".

Нетаниягу говорит, что многому научился у Шарона. "Я научился ждать - Шарон очень терпелив, держаться подальше от СМИ и думать о людях, – сказал он. – Шарон уделял им внимание, он много времени тратил на сглаживание острых углов. Он мог тебя выгнать, но всегда был терпелив и без необходимости не предпринимал никаких действий".

"Он был великолепным тактиком, – добавил Нетаниягу с оттенком благоговения. – Он научился этому на поле боя".

Inopressa.ru

fb tel insta twitter youtube tictok