Иерусалим:
21 - 32°
Тель-Авив:
26 - 31°
Эйлат:
29 - 41°
Приложение
для Android
Мобильная
версия
18+
NEWSru.co.il :: В Израиле1 июня 2009 г., 08:20

Сын Яира Кляйна: "Мой отец – заложник политических интересов"

Эксклюзив NEWSru Israel
время публикации: | последнее обновление: блог версия для печати

Свыше полутора лет полковник запаса Армии обороны Израиля Яир Кляйн, обвиняемый властями Колумбии в создании незаконных вооруженных формирований, действовавших в интересах крупных наркодельцов, содержится в российской тюрьме. В ближайшие дни решится вопрос о его экстрадиции из России в Колумбию.


Адвокаты говорят, что, в случае экстрадиции Кляйна в Колумбию, его жизнь окажется под угрозой. На данный момент защитники Кляйна ведут борьбу за освобождение своего клиента в последней из возможных судебных инстанций – Страсбургском суде по правам человека. Как сообщил редакции NEWSru.co.il адвокат Мордехай Цивин, который занимается международными делами и судьбой израильтян, отбывающих наказание за границей, решение по делу Кляйна "может быть принято со дня на день, максимум – в течение месяца".

Корреспондент NEWSru.co.il встретился с родственниками и близкими Яира Кляйна, чтобы расспросить их о деятельности Кляйна-бизнесмена, узнать о жизни Кляйна-заключенного и услышать их мнение о возможных причинах невмешательства израильского МИДа в дело израильского частного военного консультанта.

Шири Галь (35), сын Яира Кляйна, майор запаса, командир пехотного батальона, рассказал, что даже фамилия семьи связана с армейской карьерой отца: "Израильские СМИ представляют меня как "Шири Кляйна", чтобы было понятнее. Меня эти детали не беспокоят, называйте как угодно. Но моя фамилия – Галь. В начале 70-х, перед выполнением очередного задания, от отца потребовали, чтобы он взял новую фамилию, звучащую по-израильски. Отец потом вернул прежнюю фамилию, а мы все остались с новой".

В ближайшее время в Страсбургском суде будет решаться судьба вашего отца. Что вы чувствуете в этой связи?

Жизнь моего отца зависит от исхода борьбы, которая происходит на территории трех стран. В Израиле, России и Колумбии. Сейчас к ним прибавилась еще и Франция, поскольку именно там состоится суд. Эта борьба длится беспрерывно уже полтора года. Я чувствую, что в борьбе за отца мы столкнулись с политическими интересами очень крупных игроков, и это крайне сложно и тяжело. Мы оказались в самом центре этого запутанного клубка интересов.


Не скрою, что больше всего меня интересует и беспокоит позиция одной конкретной страны – той самой, гражданином которой я являюсь и которой преданно служу. Видимо, человеческая жизнь оказалась для нее менее ценной, чем политические интересы. Давайте назовем вещи своими именами: кому-то предстоит умереть из-за политических игр. В данном случае "кто-то" - это мой отец. Мысль об этом тяжелее всего.

В Колумбии ваш отец действовал как представитель собственной компании "Ход а-Ханит". Чем занималась эта фирма?

Эта частная компания, она предоставляла услуги по охране и подготовке охранных подразделений. Первоначально она создавалась для работы с ливанскими фалангистами. После выхода Израиля из Ливана возникла проблема с поставками военного оборудования, было необходимо обучать бойцов "фаланг". Компания работала вначале в Израиле, впоследствии – за пределами страны.

Как относились в семье к тому, что полковник запаса Яир Кляйн избрал после демобилизации подобный род деятельности? Близкие не пытались уговорить его посвятить себя менее опасным занятиям?

Отец выбрал опасный бизнес, никто не спорит. Это всем известно. Не думаю, что кто-то возьмется утверждать иначе. Но в этом деле отец был лучшим, и этот род деятельности интересовал его больше всего. К этому так и относились, понимая: пока он не причиняет никому вреда – он вправе делать то, что хочет. Как сыну, мне, конечно, было бы удобнее, чтобы отец выбрал более стандартный путь. Но это – его решение, и не мне его оспаривать. Понятно, что такая работа диктует определенный образ жизни, и это неудобно для жены или детей. Это был выбор отца, опасный выбор. Как сын – я сержусь на него за всю эту ситуацию. Но я не думаю, что подобные вопросы могут иметь какое-либо отношение к делу, и предпочел бы оставить их в стороне.


Давайте не забывать, что, прежде всего, мы говорим о человеке. А у человека есть неотъемлемое право на жизнь. Недопустимо, чтобы у человека отнимали жизнь из-за каких-то политических интересов, за которыми не стоит никаких истинных ценностей. Это несправедливо.

У полковника запаса Яира Кляйна были другие деловые начинания, кроме компании "Ход а-Ханит"?

Отец был бизнесменом, владел несколькими ресторанами в Израиле. Это были довольно успешные предприятия. Но его последняя деятельность подходила ему больше всего. Он очень любил армию и обладал огромными знаниями в этой области.

Путь отца не был исключением. В Колумбии и сегодня находятся несколько отставных бригадных генералов, чья деятельность ничем не отличается от отцовской. Единственное отличие: им удалось выбрать правильных союзников.

В чем состоит эта деятельность?

Тренировки (военизированных – прим. ред.) подразделений.

С какой целью?

Для охраны. Сегодня они на стороне государства, а завтра расклад может измениться.

Дома Яир Кляйн рассказывал о работе? Что вы знаете о деятельности своего отца?

Он отвечал на наши вопросы, если они были. Говорил без подробностей. Но никогда не заговаривал об этом первым. Вообще-то, у нас было не так-то много времени на разговоры. Сколько себя помню, отец мало времени проводил дома. Или на военной базе, или в разъездах. Нам было абсолютно ясно, что все, что делает отец, совершается ради высшей цели. Отцом двигала идеология. Он верил в то, что делал. Многие его усилия были направлены на борьбу с леворадикальными движениями, и, замечу в скобках, в израильской политике он поддерживал "правых".


Да, отец жил, что называется, на грани. "Весь в белом" – это не про него, нет смысла даже пытаться рисовать подобный образ. Но могу со всей уверенностью сказать, что отец никогда не действовал вопреки интересам государства, в котором находился. Мне ясно, что он никогда не действовал с намерением кого-то задеть. Тем более, это справедливо в отношении страны, в которой он работал.

Мой отец работал в странах "третьего мира". Следует признать, что в таких государствах часто бывает, что сегодня ты находишься на одной стороне, а завтра – на другой, причем, не по своей воле. Отец попал в сложный переплет. Кого я могу тут винить? Я не пытаюсь оправдать его, не задаюсь такой целью. Говоря объективно, пожалуй, он сам в некотором роде виноват, что все так произошло.

Но очень важно сказать и другое: отец верил в то, что он делает. У него никогда не было намерения нанести ущерб государственным интересам Колумбии. Он прибыл в эту страну по приглашению командующего армией. Это было официальное приглашение, а не частная подработка. Работа на наркокартель никак не входила в его планы. Как я уже сказал, все очень запутанно. События были непредсказуемы, и никто не знает в точности, что там произошло.

Кроме Колумбии, где работал Яир Кляйн?

В Южной Америке и Африке. Все описано в его книге. Отец не делал из этого тайны. Он являлся частным лицом, но всегда так или иначе его деятельность была направлена на обеспечение безопасности пригласившего его государства.

Чего вы ожидаете от суда?

Рассчитывать на справедливый суд в Колумбии не приходится. Хотелось бы, чтобы это осознали все. Мы, семья Яира Клайна, обращаемся к Страсбургскому суду, к России, к Израилю, ко всем, от кого зависит судьба этого человека. Мы просим только об одном: вернуть его в Израиль. Если он должен понести наказание – пусть это произойдет здесь. Никто из нас не просит освободить его от ответственности. Мы просим только сохранить ему жизнь.


Кто в настоящее время принимает активное участие в судьбе вашего отца? В интервью ивритоязычным СМИ прозвучало, что вы недовольны позицией израильского МИДа, который не занял активной позиции в вопросе возвращения домой израильского героя Яира Кляйна?

Мне хочется поблагодарить адвоката Мордехая Цивина, который ведет это дело на добровольных началах. В судьбе отца также принимают участие бывший глава генштаба Армии обороны Израиля Амнон Липкин-Шахак и Гиора Айленд, возглавлявший в прошлом Совет национальной безопасности. Больше благодарить особенно некого.

Я считаю, что МИДу и государству в целом следует проявить больше внимания к этому делу. Я говорю это как гражданин, который служит в армии и платит налоги в казну государства. Я говорю это как сын человека, которому многие в этой стране обязаны жизнью. Мне кажется, вернуть Яира Кляйна в Израиль и, тем самым, спасти от верной гибели - это долг, который наша страна обязана вернуть этому человеку.

Михаль Бар, гражданская жена Яира Кляйна:

"Мы были вместе 18 лет. Последние полтора года каждый день я думаю о том, что пока мы тут живем нормальной жизнью, он живет в мучительном страхе. Хотя, насколько я знаю, что условия его содержания хорошие. Он уезжал из Израиля здоровым человеком, но сильно сдал. В основном, от волнения. Раз в неделю или две из России приходят факсы, которые надиктовывает Яир. Ему не разрешены телефонные разговоры. За почти два года, прошедшие со дня его ареста, мы ни разу не разговаривали. Он поехал в Россию на 4 дня, чтобы наладить там промышленный выпуск брони. На выезде из страны его задержали, и мы до сих пор не понимаем – почему. Известно, что у России нет договора об экстрадиции с Колумбией. Поэтому мне не понятно, зачем они его держат так долго".

Что вы знаете про деятельности Кляйна в Колумбии?

В Колумбии Кляйн был всего три раза в течение 1989-го. Он учил фермеров обороняться от наркокартелей. Когда я познакомилась с ним, он уже вернулся из Колумбии, и больше туда не возвращался. Он вообще не знает испанского языка, и с трудом говорит на английском. Он не поддерживал с тех пор никаких связей с этой страной.

Прозвучит странно, но Яир – очень наивный человек. Он действительно учил фермеров обороняться от нападений, а эту историю раздули… Яир – самый обычный бизнесмен, он не занимался ничем противозаконным. Очень любил Москву и знал, что его там ждет успех. Его пригласили в Россию в качестве владельца израильского завода по бронированию автомобилей, и он поехал. До этого Кляйн несколько раз бывал в России, и все было благополучно. 24 августа 2007 года я провожала его в Россию. Ночью 28 августа 2007-го я приехала в аэропорт Бен-Гурион его встречать, но получила только его багаж.

Мы хотели детей. Когда его арестовали, я проходила курс лечения от бесплодия, и все шло удачно. В решающий момент его арестовали. И все… С тех пор прошло 2 года. Я просила о свидании с ним в российской тюрьме, но мне не разрешили. Я даже перестала просить. Вначале я была уверена, что русские быстро поймут, что им нет никакой пользы от Кляйна, и его вернут в Израиль. Но теперь все должен доказать Страсбургский суд. Я оптимистка. Мне кажется, в Страсбурге поймут, что человека в его возрасте и состоянии нельзя отправлять в колумбийскую тюрьму.

Кляйн никогда не был религиозным, но в тюрьме стал изучать ТАНАХ. Это его поддерживает. Каждый праздник он пишет, что мы скоро увидимся. А я не могу даже пожелать ему веселого праздника. Он много читает, пишет, решает судоку, делает все, чтобы мозги не заржавели. Я послала ему в камеру учебник русского языка и словарь, но, мне кажется, для разговора с тюремщиками ему хватает нескольких слов. Других собеседников у него нет: он предпочитает одиночную камеру.

Яир – особенный, интересный и сильный человек. Но если русские считают, что поймали крупную рыбу – они ошибаются. Он не олигарх, брать у него нечего. Это абсурд – держать человека почти 2 года в ожидании суда.

Расскажите немного о Кляйне в домашней обстановке. Какие у него были хобби? Чем он любил заниматься?

Он – один из первых детей, рожденных в кибуце Ницаним. Тогда женщинам запрещали рожать, поскольку шла война. Но факт остается фактом – Яир Кляйн родился в самый разгар войны. Эту историю любят рассказывать старожилы. Яир очень любит готовить и принимать гостей. Увлекается садоводством, любит ухаживать за цветами. Путешествовать. Бывать на море… Не могу поверить, что прошел уже год и девять месяцев. Я хорошо помню дату ареста: Яира арестовали в его день рождения.

Ситуацию, сложившуюся в Израиле вокруг дела Яира Кляйна комментирует его адвокат Мордехай Цивин:

"Во всем, что касается дела Яира Кляйна, поведение юридического отдела МИДа и руководителя этого департамента адвоката Эхуда Кинана – в высшей степени скандально. В деле Кляйна данный отдел руководствуется недопустимыми соображениями. Немыслимо, чтобы жизнь Кляйна была принесена в жертву экономическим интересам государства (Израиль – прим. ред.), из опасения вызвать недовольство со стороны США. По отношению к Кляйну имеет место дискриминация со стороны юридического отдела, который не отказывался заниматься судьбой наших соотечественников, обладающих связями в высших кругах. Кляйн ничем не хуже международного преступника, которого потребовал выдать "Интерпол" от США и Испании. Тогда МИД не побрезговал выдать ему паспорт на чужое имя, позволивший разыскиваемому выехать из иностранного государства и уйти от "Интерпола". Кляйн, израильский герой, участник многих боев, достоин того, чтобы рассчитывать на вмешательство израильского МИДа, которое может спасти его жизнь. Все предрешено: если Кляйн будет экстрадирован в Колумбию, он будет убит в тюрьме. И тогда начальникам юридического отдела МИДа неизбежно придется держать ответ перед государственной комиссией по расследованию".

Материал подготовила Мария Горовец

facebook
...