Иерусалим:
15 - 26°
Тель-Авив:
19 - 25°
Эйлат:
17 - 30°
Приложение
для Android
Мобильная
версия
18+
NEWSru.co.il :: В Израиле8 ноября 2012 г., 07:14

Яхимович начинает охоту за "русскими" голосами Либермана. Интервью

Эксклюзив NEWSru Israel
время публикации: | последнее обновление: блог версия для печати фото
Шели Яхимович Шели Яхимович Биньямин Нетаниягу и Шели Яхимович

На выборах 2013 года "Авода" собирается вернуть себе положение одной из двух ведущих партий страны. Лидер "Партии труда" Шели Яхимович убеждена, что предложенная ею программа социальных преобразований привлечет и выходцев из бывшего СССР.

Как заявила Яхимович в интервью NEWSru.co.il, она верит, что обладает всеми качествами, необходимыми для того, чтобы занять пост главы правительства, поскольку лидерские качества важнее опыта. При этом она призналась, что должность премьер-министра вызывает у нее священный трепет.

На выборах в США одержал победу Барак Обама. Хорошо ли это для Израиля?

Как показывает история, личность президента США, будь он демократом или республиканцем, не так уж важна. У Израиля были большие друзья среди президентов от обеих партий, и они находили общий язык как с премьер-министрами от "Аводы", так и с премьер-министрами от "Ликуда". Наш стратегический, да и духовный союз с США основан на прочном фундаменте.

Однако в том, что касается общего языка, у Барака Обамы и Биньямина Нетаниягу возникли проблемы. Скажется ли это на второй каденции президента США, когда он менее зависим от внешнего давления?

Даже разногласия между Нетаниягу и Обамой и тот факт, что в США поведение главы правительства было воспринято как вмешательство в предвыборную кампанию, не повредили отношениям между США и Израилем. США не допустили одностороннего признания Палестинского образования Генеральной ассамблеей ООН, они выступили инициатором беспрецедентно жесткого бойкота Ирана.


Так что Обама доказал, что является настоящим другом Израиля. Надеюсь, так будет и дальше. Стратегический союз с Соединенными Штатами необходим Израилю, координация между нашими странами должна быть тесной и постоянной. Израиль нуждается в США как во время мира, так и во время войны. Мы должны уважать выбор американцев и позаботиться о самых доброжелательных отношениях с президентом США.

Если в США предвыборная кампания завершилась, то в Израиле она только разгорается. При этом мы не знаем, кто будет участвовать в выборах. Странная ситуация – за два с половиной месяца до выборов мы не знаем, кто основные игроки.

Могу сказать вам, кто основные игроки. В Израиле есть две крупные партии. Есть много фантазеров, говорящих о создании партий, но, в принципе, уже много лет основные игроки – это "Ликуд" и "Авода". И наши позиции усиливаются. Согласно последнему опросу Мины Цемах, мы получаем уже 24 мандата.

Нетаниягу вступил в союз с Либерманом, потому что не был уверен в победе. Он увидел те же опросы, что и я, а он очень чувствителен к опросам, и понял, что "Авода" догоняет, а возможно, и перегоняет "Ликуд". Союз с НДИ – проявление слабости, а не силы. Еще до объявления о формировании единого списка многие говорили о том, что выборы, по сути, завершились, и Нетаниягу победил. Но сам он так не считает.

Нас ждут интересные, боевые выборы, а социально-экономические вопросы впервые будут играть на них ключевую роль. Так что нас еще ждут сюрпризы, а моя цель – победить Биньямина Нетаниягу.


Одна из главных проблем израильской политики – распыление сил. Ведущие правые партии смогли объединиться. Почему это не удается левым?

Что касается объединения "Ликуда" и НДИ, то с моей точки зрения, оно неестественно для обеих партий. По своему мировоззрению я гораздо ближе к избирателям Либермана, чем к тем, кто голосует за "Ликуд". Например, в том, что касается гражданских браков, гиюра, в таких социальных вопросах, как помощь пожилым, обеспечение права на достойное жилье, работу и медицинские услуги. Этот союз мне, человеку, придерживающемуся светского либерального мировоззрения, кажется странным.

Что касается объединения левых сил: привычное деление на правых и левых уже не актуально. Долгие годы люди определяли свою политическую принадлежность по таким принципам, как "два государства для двух народов" или единый и неделимый Израиль. Однако сейчас значительная часть израильтян, в том числе – левых, выступает за подписание мирного договора, по условиям которого крупные поселенческие анклавы останутся за Израилем.

Но когда мы просыпаемся утром, мы задаемся не вопросами о границе. Нас волнуют не Иран и палестинцы, а пожилые родители, уровень образования для детей, достойная работа, жилье и здоровье. Ответственность за это несет правительство. А мы привыкли считать, что оно занимается только вопросами войны и мира.

Если вы так близки по мировоззрению к Либерману, почему не возник блок НДИ-"Авода"?

Я вовсе не близка к Либерману, я близка ко многим его избирателям. На мой взгляд, они ошибаются, НДИ не защищает их интересы. "Авода" будет делать это гораздо лучше. Мое мировоззрение – заботиться об интересах всего общества, а Либерман и Нетаниягу думают о самых богатых, составляющих десятую часть процента израильтян. Я же представляю средний класс и слабые слои, то есть 99,9% граждан страны.


Какие проблемы проще решить – социально-экономические или политические и оборонные?

Сложный вопрос, но опыт показывает, что многие политические решения, например, инициированные Менахемом Бегином и Ариэлем Шароном, принимались слишком поспешно. Начать войну можно за ночь, тогда как решение социально-экономических проблем требует времени и значительных усилий.

Социальные вопросы занимают для вас центральное место. Но сейчас практически все политические движения объявляют себя защитниками среднего класса.

Те, кто внезапно заговорил о важности социальной сферы, лицемерят. До недавнего времени они вообще не занимались этой темой. Это фундаментальная часть моего мировоззрения, еще со времен журналистской работы. Собственно, это и привело меня в политику. Люди понимают, что для меня это не минутное увлечение, не попытка завоевать голоса избирателей, а искреннее убеждение. А другие партии, изображающие себя защитницами среднего класса, делают это, следуя моде. Но я не слежу за модой и делаю то, во что верю, даже если это непопулярно.

Политикам гораздо удобнее заниматься вопросами безопасности – выдаешь привычные лозунги и идешь домой. Общественная работа гораздо сложнее. Я инициировала принятие 42 законов социальной направленности. Каждый из них – упорный, кропотливый труд, на него уходят годы. Но факт в том, что социально-экономические проблемы беспокоят людей больше, чем какие-либо другие.

Что конкретно вы предлагаете в таких сферах, как доступное жилье, повышение минимальной зарплаты, пенсионное обеспечение?

Начнем с того, что уже сделано. Среди 42 законов, о которых я говорила – закон о защите прав тех, кто нашел работу через конторы по найму. Например, охранников, которые подвергаются настоящей эксплуатации. Война будет долгой, но минимальную зарплату необходимо повысить. Человек не может существовать на зарплату 4.000 шекелей – платить ипотечную ссуду, заботиться об образовании детей, оплачивать счета и покупать еду. До принятия инициированного мной закона о праве работать сидя десяткам тысяч кассирш приходилось всю смену выстаивать на ногах. Я горжусь тем, что мне удалось их усадить.


Мы положим конец деятельности контор по найму, создадим систему просвещения, в которой уровень образования детей не будет зависеть от финансового положения их родителей. Налоговое бремя среднего класса будет облегчено, а самым богатым, так же, как и крупным компаниям, придется платить больше налогов. Необходимо облегчить положение мелкого и среднего бизнеса – станового хребта израильской экономики. Мы разработали экономическую программу – над ней работали 50 экономистов. В ней содержатся наши предложения по всем болезненным вопросам.

Где вы собираетесь брать средства на ее финансирование?

На днях был принят правительственный закон о налогообложении компаний. В соответствии с ним крупнейшим израильским корпорациям придется платить всего 6% налога. Задумайтесь, если бы вы платили всего 6% налогов! Самым прибыльным компаниям также простят долги налоговому управлению. Сумма этих долгов составляет 15 миллиардов шекелей, которые можно было бы использовать на социальные нужды.

Деньги есть, но Нетаниягу всегда предпочитает изыскивать средства, увеличивая несправедливые законы, в то время как самые сильные получают все новые льготы. Он увеличивает НДС – самый несправедливый закон в мире. Чем беднее человек, тем большую часть бюджета он тратит на покупки – продуктов, одежды. Он не может позволить себе откладывать деньги. Это значит, что чем ты беднее, тем большую часть твоих денег съедает НДС.

Государства, проводившие экономическую политику Рейгана и Тэтчер, обанкротились…

Скорее, обанкротились государства, проводившие социал-демократическую экономическую политику, например, Греция.


"Авода" – социал-демократическая партия. Социал-демократия использует преимущества свободного рынка, где капитал создает рабочие места, а инициативность поощряется. В то же время правительство не отказывается от ответственности перед гражданами. Государство – механизм, обеспечивающий своим гражданам право на достойную жизнь. Необходим баланс между рынком и социальными гарантиями. В самых процветающих странах так и происходит.

Альтернатива этой системе – или жестокий большевизм, одна из самых кровавых властных систем, или животный капитализм, где богатые идут вперед, оставляя за собой трупы неимущих. Я верю в баланс между силами свободной экономики и обеспечивающим нужды слабых слоев государством. Именно так и должно функционировать современное демократическое государство. И, судя по всему, мою точку зрения разделяет все больше израильтян.

Давайте перейдем к политическим вопросам. Как вы относитесь к зигзагу Махмуда Аббаса, который сначала дал понять, что готов отказаться от права на возвращение, а потом заявил, что это его точка зрения, а не официальная позиция ПНА?

Я категорически против права на возвращение. Его реализация будет означать конец сионизма. Я выступаю за вариант, который поддерживает большинство израильтян, а также международное сообщество. Это "План Клинтона". Израиль сохранит за собой крупные поселенческие анклавы, где проживает 80% еврейского населения Иудеи и Самарии. Альтернатива – то, чего не хочет никто: создание между Иорданом и морем двухнационального государства.

С палестинцами можно говорить?

Конечно, палестинцев радетелями сионизма не назовешь. Но мир заключают с врагом. Нынешнее руководство Палестинской национальной администрации – более светское и прагматичное, чем любое другое. В то время, как вокруг нас набирает силы радикальный исламский фундаментализм, с палестинцами можно вести диалог. И если вы не считаете их партнерами, с которыми можно говорить, то, скорее всего, их преемники будут значительно хуже.

Помимо права на возвращение, камнем преткновения становится Восточный Иерусалим. Как урегулировать этот вопрос?

Иерусалим неспроста предполагалось оставить на самый конец – это самый сложный вопрос. Я считаю, что еврейские районы, в том числе расположенные в Восточном Иерусалиме, должны остаться в Израиле, а арабские районы отойти палестинскому государству. Старый Город должен получить особый статус. Это уникальное, историческое место.

Если вас выберут главой правительства, в каком случае вы будете готовы отдать приказ атаковать Иран?

Я не собираюсь отвечать на ваш вопрос. Я не стану публично обсуждать столь деликатную тему. Болтовня по иранскому вопросу безответственна. Нет сомнений, что нельзя исключать ни одного варианта решения проблемы, это не клише. Ядерный Иран – угроза безопасности как Израиля, так и всего мира, это проблему должно решать все международное сообщество. Так и происходит – санкции становятся все более жесткими.

Библейское утверждение, согласно которому мы народ, который отдельно обитать будет, устарело. Я прагматик и считаю, что координация с США имеет ключевое значение. Бен-Гурион как-то сказал, что без поддержки сверхдержавы войну не объявляют. Это очень мудрые слова. Есть сверхдержава, которая является нашим стратегическим партнером, и нужно все делать вместе с ней.

Вы готовы занять кресло главы правительства?

Эта возможность наполняет меня священным трепетом. В конечном счете, решать, займу ли я этот пост, будет решать народ. Это произошло постепенно, по мере роста общественного доверия. Люди мне верят, потому что они убедились, что я действительно о них забочусь, а не существую в какой-то высшей сфере. Израиль – демократическое государство, и избиратели принимают в расчет лидерские качества кандидатов и степень доверия к ним.

Когда Барака Обаму впервые избрали президентом США, его парламентский опыт уступал моему. Не отличался опытом и премьер-министр Великобритании Кэмерон. Я уверена, что мои личностные качества позволяют мне держать в руках штурвал государства.

В ходе нынешней избирательной кампании из нафталина неожиданно вытащили призрак "страшного выходца из СССР". Несколько дней назад "Гаарец" опубликовал статью Амира Орена, в которой утверждалось, что Либерман не может занимать пост министра обороны, поскольку "русскому" нельзя доверять государственные секреты. Накануне та же газета напечатала статью Дмитрия Шумского, согласно которой репатрианты из СССР презирают демократию и преклоняются перед силой.

Я не знакома с этими публикациями, но у меня просто в голове не укладывается, как можно утверждать, что репатриантам из той или иной страны нельзя доверять государственные секреты. Я категорически это осуждаю. Что, их можно доверять лишь тем, кто докажет, что является жителем Израиля в седьмом поколении? Израиль – страна эмигрантов.

Однако и в "Аводе" есть немало предрассудков. Как иначе расценить ролик ваших парламентских помощников – выходцев их бывшего СССР, где они утверждают, что "русские" – это те, кто носят носки с сандалиями, вешают на стены ковры и едят все со сметаной. Часть репатриантов это оскорбило, другие начали просто издеваться.

Снявшие этот ролик Лора и Эли – не мои стратегические советники. Это молодые ребята, выходцы из бывшего СССР, интеллигентные, образованные и просто замечательные. Они приняли решение снять ролик, не заботясь о политкорректности. И он такой не один. Например, они вышли на улицу и сняли, как репатрианты говорят обо мне какие-то жуткие вещи. Или сняли свои споры с голосующими за Либермана родителями. Они ничего не скрывают.

Я никак не влияю на то, что они снимают, и попросила их только об одном – не фальшивить, говорить о том, что их действительно волнует – о спорах, о кризисе самоопределения. Я верю в правду, а не в прилизанные пропагандистские ролики и громкие предвыборные ролики.

Хочу рассказать вам кое-что о Лоре Талиновской. Когда я опубликовала в Facebook объявление, что ищу парламентского помощника, то откликнулись 400 человек. В ходе отбора из них остались 15, среди которых оказались и репатрианты из СССР. Все они говорили, что приведут "русских" избирателей. А Лора заявила: "Если вы думаете, что я приведу избирателей-репатриантов, то ошибаетесь. Знайте, что мои родители голосуют за Либермана, и привлечь в "Аводу" тех, кто голосует за НДИ, очень сложно". Это прямота была важным фактором в ее приеме на работу.

И в 1992-м, и в 1999 годах "русские" голоса сыграли важную роль в победе "Аводы". Что пошло не так с тех пор?

Партия "Авода" просто забыла об этих избирателях. Я подняла брошенную перчатку и пытаюсь решить проблему. И не с помощью сладких обещаний, я не собираюсь заискивать перед тем или иным сектором. Я не делаю разницы между репатриантами и коренными жителями страны. Моя работа призвана улучшить положение всех израильтян.

Вы верите в то, что способны привлечь "русского" избирателя?

Я очень на это надеюсь. Автоматическое голосование за Либермана – ошибка. Я считаю, что он не заботится об интересах своих избирателей. Я прошу судить обо мне не по предрассудкам, а по тому, что я делаю, по моему мировоззрению и личности. Нужно помнить, что в демократическом обществе сегодняшняя оппозиция – это завтрашнее правительство.

Беседовал Павел Вигдорчик

Telegram NEWSru.co.il: самое важное за день
facebook
 

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ

Загрузка...